Княгиня Анна Кашинская. Смерть князя Михаила


Памятник князю Михаилу Ярославичу Тверскому в Твери. Фото: virtualrm.spb.ruПамятник князю Михаилу Ярославичу Тверскому в Твери. Фото: virtualrm.spb.ruКнязь Георгий Московский, желая обманом захватить великокняжеский Владимирский престол и свергнуть Михаила Тверского, с 1315 года жил в Орде, осыпая хана Узбека дорогими подарками. Он настолько вошел в доверие к молодому хану, что тот женил его на своей любимой сестре Кончаке (в крещении Агафиея), и дал ему ярлык на великое княжение.
Вместе с монголами во главе с Кавгадыем Георгий в 1318 году возвратился в Россию, и решил немедленно завоевать Тверь. Михаил тут же отправил к нему посольство. «Будь великим князем, если так угодно хану,- сказали послы Георгию от имени своего князя, – только оставь Михаила спокойно княжить в его наследии; иди во Владимир и распусти войско». В ответ князь московский опустошил все тверские села и города до берегов Волги.Михаил срочно созвал княжеский совет из бояр и митрополита. «Судите меня с племянником, – говорил он, – не сам ли хан утвердил меня на великое княжение? Не заплатил ли я ему выхода, или царской пошлины? Теперь отказываюсь от сего достоинства, и не могу укротить злобы Георгия. Он ищет головы моей; жжет, терзает мою наследственную область. Совесть меня не упрекает; но, может быть, ошибаюсь. Скажите ваше мнение: виновен ли я перед Георгием?» Совет признал невиновность Михаила и его законное право защищать свою землю: «Ты прав, государь… иди, с тобою Бог и верные слуги, готовые умереть за доброго князя».

Великий князь Михаил встретил полки Георгия, усиленные татарами и мордвою, в 40 верстах от Твери. 22 декабря 1318 г. началась жестокая битва, князь, казалось, желал смерти, шлем и латы его были пробиты. Наконец вся эта пришлая орда обратилась в бегство. При этом было спасено множество россиян, жителей Тверской области, захваченных татарами: скованные, безоружные, видя торжество князя, они плакали от радости.

В плен к князю Михаилу попала жена Георгия Кончака, его брат Борис и монгольский воевода Кавгадый. Великий князь проявил по отношению к пленным большое благородство – запретил воинам убивать татар, а Кавгадыя, который поклялся быть ему другом, с богатыми дарами отпустил к хану. Князь же московский бежал к новгородцам. Новгородцы, перед тем давшие слово Михаилу не вмешиваться в их распри, тут же собрали полки и приблизились к Волге. Воистину, собственные князья принесли больше бед русскому народу, чем все захватчики, вместе взятые.

Князь Михаил не хотел еще одной жестокой битвы, и предложил Георгию ехать в Орду на суд к Узбеку. Он тут же освободил жену Георгия, его брата и всех новгородских пленников, разрешил новгородцам торговать в Твери, а послам ездить через тверскую область без опаски, Георгия именовал «великим князем». На беду, в Твери умерла жена Георгия Кончака, и он тут же распустил слух, что она была отравлена Михаилом, чтобы очернить великодушного Михаила в глазах хана. Сам Георгий в сопровождении Кавгадыя отправился в Орду, а простодушный Михаил, имея чистую совесть, «долго медлил, послав в Орду двенадцатилетнего сына Константина, защитника слабого и бессловесного». В Орде Георгий подкупил многих вельмож, и умело оклеветал Михаила.

После этого ханский посол Ахмыл объявил князю во Владимире о гневе Узбека и потребовал немедленно ехать к хану, в противном случае полки хана уже через месяц будут в Твери. Бояре советовали великому князю остаться, сыновья его, Дмитрий и Александр, заклинали отца не ездить самому, а послать кого-нибудь из них. «Нет,- отвечал Михаил, – хан требует меня, а не вас. Подвергну ли отечество новому несчастию? Можем ли бороться со всей силою неверных? За мое ослушание падет множество голов христианских; бедных россиян толпами поведут в плен. Мне надобно будет умереть и тогда: не лучше ли ныне, когда могу еще своею погибелью спасти других?» Михаил написал завещание, велел сыновьям жить добродетельно, и простился с ними навеки.

Несчастный князь отправился в Орду. Великая княгиня Анна провожала его до берегов Нерли, оттуда князь велел ей возвратиться, скрывая свои горестные предчувствия. Шесть недель спокойно прожил Михаил в ставке Узбека на берегу Каспийского моря, но вдруг тот захотел рассудить Михаила с Георгием и решить, кто из них достоин казни. Главный судья и главный же доноситель на князя был уже известный Кавгадый, подкупленный Георгием. Судьи не слушали объяснений князя. Его отдали под стражу, сковали цепями, на шею наложили тяжелую колодку, все драгоценные одежды княжеские разделили между собой. Удалили от князя и его верных бояр.

Узбек вместе с именитыми данниками и послами разных народов тем временем отправился к берегам Терека. Вся Орда тронулась вслед за ним, несколько сот тысяч людей были в движении, каждый воин надел лучшие свои одежды, роскошь и веселье царили в станах, дикие степи казались улицами городов. Туда же повезли и несчастного Михаила, так как участь его все еще не была решена. Печальные бояре снова могли увидеться с ним. На ночь каждый раз его связывали, днем иногда выводили на площадь, ставили на колени, и Кавгадый прилюдно оскорблял его. Верные слуги несколько раз предлагали ему бежать, приготовив проводников и коней, но князь каждый раз отказывался, заявляя, что бегство спасет только его, а не отечество.

Кавгадый ежедневно обличал Михаила перед юным и неопытным ханом Узбеком, наконец, последний, обманутый судьями, подкупленными Георгием, утвердил смертный приговор. Князь Михаил, узнав об этом, не ужаснулся. Он благословил сына своего Константина и попросил передать его матери и братьям, чтоб не оставили верных бояр его, служивших ему в заключении. Ему доложили, что Георгий, Кавгадый и множество народа приближаются к шатру. Князь Михаил немедленно отослал сына к жене Узбека Баялыни, уверенный в её доброте. Убийцы остановились на площади близь шатра князя, всех людей княжеских разогнали. Михаил остался один и молился. «Злодеи повергли его на землю, мучили, били пятами. Один из них, именем Романец, следовательно, христианской веры, вонзил ему нож в ребра и вырезал сердце. Народ ворвался в ставку для грабежа, позволенного у моголов в таком случае. Георгий и Кавгадый сели на коней и подъехали к шатру. Тело Михаила лежало нагое. Кавгадый свирепо взглянул на Георгия, сказал ему: «Он же твой дядя: оставишь ли труп его на поругание?» Слуга Георгия закрыл оный своею одеждою», поведал Карамзин вслед за летописцем. Лицемерный Кавгадый пережил князя всего лишь на несколько месяцев.

Баялынь, супруга хана Узбека, старалась утешить юного Константина, защитила и его бояр, успевших обратиться к ней за помощью; те же слуги князя Михаила, кто не успел к ней прибегнуть, были жестоко избиты и заключены в оковы. Тело великого князя Георгий послал в торговый город Маджары, там многие купцы хотели прикрыть тело «драгоценными плащаницами и внести в церковь, но бояре Георгиевы не пустили их к окровавленному трупу, и поставили его в хлеве». Наконец привезли тело князя в Москву и погребли в Кремле в Спасском монастыре. Память о Михаиле была священна для современников и потомков. Кроме новгородцев, считавших его врагом народной вольницы, все искренне о нем сожалели.

Георгий, взяв с собою из Орды юного князя Константина и тверских бояр в виде пленников, прибыл в 1319 г. во Владимир. Княгиня Анна и бояре, тайно послав гонцов в Москву, узнали о страшной кончине князя Михаила; горе было всеобщим. Князь Дмитрий Михайлович как старший сын послал посольство к Георгию с просьбой отдать останки отца. Георгий согласился с условием, что в обмен ему пришлют останки его жены, сестры Узбека. Великая княгиня Анна с сыновьями выехала по Волге в ладьях встречать тело Михаила; духовенство, бояре и народ ожидали их на берегу. Гроб поставили перед Архангельским монастырем и, сняв крышку, «увидели целость мощей, не поврежденных ни дальним путем от берегов Каспийского моря, ни пятимесячным лежанием в могиле. Народ благословил небо за сие чудо». Продолжение следует…


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:


  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top