Валентин Халецкий: «Мы предлагаем новую форму государства»


Председатель Общественного Совета Украины, Всеукраинский общественный староста Валентин Халецкий. Фото: Ульяна Ким.Великая Эпоха (The Epoch Times)Председатель Общественного Совета Украины, Всеукраинский общественный староста Валентин Халецкий. Фото: Ульяна Ким.Великая Эпоха (The Epoch Times)Социологические опросы населения за последние несколько лет отмечают нарастающее недовольство в обществе.

На этом фоне инициатива Всероссийского общественного объединения «Народное большинство России» о созыве 3 сентября 2011 года своего учредительного съезда выглядит весьма актуальной.

По словам организаторов, эта инициатива, проявленная снизу, способна «аккумулировать и задействовать энергию неудовлетворенных электоральных масс для развития созидательного общества и построения государства».

В интервью с корреспондентом газеты «Великая Эпоха» председатель Общественного Совета Украины, Всеукраинский общественный староста Валентин Халецкий рассказал о своем видении дальнейшего развития государства как корпорации граждан, обеспечивающей им оптимальный прожиточный уровень, а также массовое участие во всенародных выборах.

— Валентин Николаевич, расскажите, пожалуйста, на чем построена Ваша инициатива? Какая новая идея заложена в ней?

В.Х.: Мы предлагаем новую форму государства, которая представляет собой корпорацию граждан. Это будущее, которое ожидает не только Россию или Украину, но и все другие государства в мире.

Почему пришло время организовываться? Потому что количество накопленного военного потенциала, количество голодных на планете, количество минеральных ресурсов дошло до своего предела.

Процветающее, сильное государство можно построить, если будет единство государства и народа. А этого можно добиться, если есть заинтересованность граждан в своем государстве. Эту заинтересованность можно получить только корпоратизировав интересы.

Например, что будет, если у вас, как в Объединенных Эмиратах, с каждого проданного барреля нефти будет капать в ваш карман? Не важно, сколько, пусть чуть-чуть, но вы будете очень сильно заинтересованы в той корове, которая дает молоко.

— Почему, на Ваш взгляд, требуется срочное обустройство страны?

В.Х.: Страна находится в кризисе, а когда у вас ограниченный доход в доме, что приходится делать? Правильно, организовываться. Вам приходится пересмотреть траты, оптимизировать расходы. Вместо этого президент Медведев заявляет о модернизации, что, на мой взгляд, не выдерживает никакой критики. Потому что модернизация предусматривает замену старого новым. А если нечем заменить?

Допустим, у вас дома стоит старая кровать, и на ней еще можно спать, а вы говорите: мы будем ее модернизировать. Новую кровать купить не на что, а старую выбросили. Ну, тогда спите на полу. Вот поэтому оптимизация – это то, что необходимо сегодня всем.

— Как будут строиться новые отношения между властью и народом в случае оптимизации?

В.Х.: Нужно разобраться, что такое власть. Власть – это Дом быта. Если она не выполняет свои обслуживающие функции, зачем мне эта власть? Ну, зачем мне сантехник, который не ремонтирует краны? Так вот и власть, которая не обслуживает, не решает вопрос облегчения моей жизни путем моего обслуживания, она мне не нужна, не интересна.

Говорят: а кто же власть любит? Правда, за что же ее любить? Она же не мама, она мачеха. Вот если бы она была мамой: утром будила, завтраком кормила, белую рубашку одевала, такую, конечно, буду любить. А если она этого не делает, если она, наоборот, еще мешает жить, мешает кормиться, мешает одеваться, кому она нужна? Никому. Вот поэтому мы утверждаем, что нынешняя функция управления изжила себя как таковая.

Какое общество меня и вас устроит? При каких условиях общество будет развиваться? Ведь нам не интересно, чтобы оно не развивалось.

Первое, чего я хочу – мира. Потому что если нет мира, то тогда ни я, ни вы жить не будем. Я говорю не о выборочном, а о повсеместном миролюбии, и не о таком, когда религиозные деятели благословляют войну.

Второе – моральность. Не делай того, чего не обещал, но уж если пообещал, то сделай. Не желай другому того, чего не желаешь себе, и так далее. Это второе основополагающее требование.

В-третьих, наши миролюбивые и моральные отношения утверждаются законом, все остальное производное.

— Какой принцип будет заложен в основу новой формации?

В.Х.: В основе корпоративного принципа заложен принцип заинтересованности.

Возьмем, к примеру, стратегию развития страны до 2020 года. В ней прописаны некие намерения, но нет концепции как конструкции, как принципа, нет доктрины, как ее фундамента, а мы взялись за намерения. Если эти намерения не подчинены генеральной линии, не нацелены на самореализацию, намерения останутся намерениями.

— Что Вы считаете важной стратегической составляющей?

В.Х.: Задам такой вопрос: вы будете начинать капитальный ремонт дома, если у вас в семье доход по прожиточному минимуму? Вы и косметический ремонт не будете делать. Так и в государстве. Пока в государстве действует прожиточный минимум для людей, никакие капитальные вещи за государственный счет делать нельзя.

Их можно делать за счет инвесторов. Стройте дороги, делайте, что угодно, но не тратьте деньги на то, что не является на сегодняшний день предметом первой необходимости.

Я хотел бы еще сказать, что аморально в стране, где есть голодные, праздновать дни государства, праздники по профессиям. Если ваш ребенок болен, вы будете праздновать свой день рождения? Так и хочется сказать правителям: спуститесь вниз. Чего вы ездите по элитным предприятиям, поезжайте туда, где плохо.

Есть одно большое заблуждение в том, что правительство не думает о народе. Любое правительство заботится о народе, зарплату повышает учителям, стипендии повышает – разве это не забота о народе?

Другой вопрос, что за этим нет продуманного пути развития. Лев Сергеевич Голицын сказал ключевую фразу: «Мы укажем вам путь и дадим метод». Путь не указан, поэтому методы дают обратный эффект. Повысили зарплату учителям, и тут же ваше благосостояние падает, потому, как только повысили зарплату, тут же цены подросли.

Когда повышается зарплата у одной категории населения, это беда для всех остальных. Почему? Продукта не становится больше, а спрос-предложение, извечная пара, регулируется сам собой. Он не зависит от того, что делает государство. Он зависит от спроса и повышения цен.

Всеобщая нелюбовь к власти известна. Сегодня мы наблюдаем колоссальный разрыв между властью и народом, который ничем больше не сошьешь, кроме как корпоративным интересом. Это модель будущего мира.

Транснациональные корпорации показали наивысшую эффективность использования профессиональных навыков, но они не использовали талант. Вот в чем вопрос. Они не использовали то, что дано Богом. Они использовали то, что дано людьми.

— Вы серьезно верите, что возможно объединить три славянских народа Украины, России и Белоруссии?

В.Х.: Да их никто и не разъединял! То противостояние, что мы наблюдаем, это война между людьми, которые обладают ресурсом и не хотят этот ресурс совместно эксплуатировать. Это не война народов. Это война отдельно взятых людей, вернее, их интересов.

— Валентин Николаевич, в своей программе Вы пишете о новой парадигме развития человеческого общества. Можно ли ее назвать новой национальной идеей?

В.Н.: Ну, я бы сказал, что она наднациональна. По той простой причине, что по одному образу и подобию созданы и негроидная, и желтая и белая раса. Почему? Им всем вложили мыслительный процесс.

То есть это наднациональная идея, потому что, как я сказал, изначальная функция человека – это материализация божией мысли. И тот, кто ее материализует, тот живет. Тот, кто этого не делает, тот, кто не делает от души, тот – существует. По-разному: сытно, комфортно или нет, но счастья у него нет.

— Вы говорили, что встречались с руководителями наших стран. Можете рассказать подробнее, о чем говорили, как вас слушали?

В.Н.: Мне как-то прислал письмо правнук Столыпина, и я ему ответил, что вот ваш прадед умел не только слушать, но и слышать. То есть умение слушать, это еще не умение слышать.

То же самое и здесь. Вопрос в том, что сегодня в мире доминирует парадигма производителей и потребителей. И в рамках этой парадигмы, в рамках этой модели ценится навык, а не талант. Ведь все талантливые люди, как правило, живут бедно, потому что они не могут превратить талант в прибыль.

Поэтому, коль существующая парадигма такова, то сначала нужно заработать, потом потратить, или произвести и потребить. В рамках этой парадигмы то, о чем я говорю, оно не воспринимается. Оно же реально не приносит доход. Вот мы с вами проговорим здесь час. Сколько мы заработаем? Ничего. А то, что на душе будет радостно, ну, как ты это конвертируешь?

Так вот, когда я говорил им о том, что цивилизация производителей и потребителей закончилась, а цивилизация творцов и созидателей наступила, они спрашивают, где это наступило? Я говорю, у меня в голове.

И если хотя бы один человек об этом говорит, то так оно и есть. Они живут в рамках прежней парадигмы. Они живут в прошлом. И хотят продолжать там жить. Ну, так о каком счастье тогда спрашивать?

Покажите мне хотя бы одного счастливого банкира, счастливого олигарха, счастливого президента. Хотя бы одного. Ни одного. Почему? А для того, чтобы быть счастливым, нужно всего лишь две вещи.

— Интересно, какие?

В.Х.: По-церковному это звучит так: молись и трудись. А по-светски: мечтай и делай. То есть делай то, что придумал, о чем мечтаешь, а не то, за что платят. И тогда жизнь будет наполнена, тогда не страшно умирать.

Никто не думает о том, что собственность, как говорил Столыпин, это только право, которым наделяет гражданина государство. Владение, право наследования и право распоряжения, но не обязанность.

А мы превратили собственность в обязанность. Мы обязаны помнить о том, что машину надо заправить, заменить масло, накачать шины. Нам вменили это в обязанность, но нельзя говорить, что человек в этом виноват. Его поставили в такие условия.

— Что же останется у человека, если у него не будет обязанностей?

В.Х.: Столыпин в свое время говорил о праве владения, праве наследования и праве распоряжения. Два первых – безусловные права, третье – сомнительное. Как только вам дать право распорядиться этими очками, вы будете думать, как бы эти продать и купить другие. Вот также и со всем остальным.

Но еще раз повторяю, главное – это право. А право отличается от обязанностей тем, что вы можете им воспользоваться, а можете не воспользоваться. Вот я не пользуюсь правом собственности. И я – не сторож. Месяц назад я продал машину, а до этого я мучился, потому что машина стояла на стоянке, и мне все время нужно было думать о том, стоит она там или нет, все ли я сделал для ее сохранности, т. е. она требовала к себе внимания.

— Как это прямо соотносится с вашей парадигмой?

В.Х.: Парадигма, или модель общества производителя и потребителя вводит нас в определенные обязанности: ты обязан трудиться, иначе не будешь кушать. Обязан покупать то, что я произвел, иначе, зачем я это производил.

Ты обязан купить именно это, а не что-то другое, вот отсюда, от этой парадигмы и политическое устройство. Обязанность требует управления, то есть обязанностью нужно управлять. А право, оно самодостаточно.

Право – это право выбора. Как поступить — это ваше право. Я всегда задаю нашим великим законодателям один вопрос: назовите мне хоть одно государство, в конституции которого написано, что на законодательном уровне нужно здороваться? Где прописано: вы обязаны друг друга приветствовать. Нигде. Скажите, где не приветствуют друг друга?

Поэтому традиционное право выше законодательной обязанности, и нужно смотреть, какая здесь традиция. Если она моральна, зачем менять? Зачем людей заставлять ходить по-другому? Они все равно будут ходить через клумбу. Ну, и проложите дорожку через клумбу, им так удобнее.

Поэтому как таковые правила жизни могут быть только рекомендательными, а все другие вопросы, связанные с уголовным правом и всем остальным, должны решаться на предварительной стадии.

Нужно не допускать преступления, чтобы не переживать его последствия. Никого же не исправили. Вот поэтому для того, чтобы не было воровства, нужно убрать деньги.

— Как убрать деньги? Перейти на натуральный обмен, как в древности?

В.Х.: Нет. Ввести разовые деньги, изменив функцию денег. Не многоразовую, как сейчас, когда можно их накапливать или вытащить из вашего кошелька. Когда будут разовые деньги, это будет равносильно тому, что вы пользуетесь карточкой.

Ну, что с того, что я заберу вашу карточку, она мне что-нибудь добавит? Нужно знать код. Нужно знать, как туда залезть. То же самое и здесь. 99,9% преступлений связано с имущественным правом, с деньгами. Уберите их. Найдите возможность, как перераспределять продукт без денег. Можно ли это сделать? Конечно. Кто сказал, что нельзя, если существует прожиточный оптимум?

— Кто-нибудь до Вас думал про то, как убрать деньги?

В.Х.: Коммунисты говорили о том, что будет общество, в котором не будет денег. Но у них принцип был: от каждого по способностям, каждому по потребностям. В чем здесь подвох? В том, что сначала определи потребности. Понимаете? От каждого по способностям, каждому по потребностям — вот здесь как раз и подвох.

Если нет целеполагания жизни, не указано, что ты нацелен на реализацию таланта, как определить потребности?

Скажем так, если вы реализуете свой писательский талант как журналист, вы больше, чем надо, не возьмете. Вам некогда будет этим заниматься. Зачем вам лопата, если вы не будете копать? Вы ее не будете брать. Она будет вам мешать в доме, она лишняя, если вы увлечены, «заведены» на определенную деятельность.

Сегодня теория безденежных отношений в обществе реализуется и в израильских кибуцах. Но это точечные моменты, понятно, что сразу это сделать невозможно, но можно постепенно перейти на безналичные деньги.

Повсеместно, где бы ты ни рассчитывался – все за безналичный расчет. Будет ли это карточка, кредитная книжка, неважно, это не принципиально. Важно, чтобы никто другой не мог воспользоваться этим. Это сразу снимает огромный пласт злоупотреблений и всего прочего.

Вот сегодня американская экономика на 88% обеспечена безналичными. И если бы не сверхприбыли в наркобизнесе и игорном бизнесе, они бы и остальные 12 преобразовали. Но так как там есть огромные сверхприбыли, то они не должны иметь учета, должны идти мимо кассы, поэтому нужна и наличка.

Второй момент заключается в том, что Америка не может конвертировать свою валюту во внешний мир наличными, не имея ее у себя.

Поэтому в принципе для эффективного распределения продукта деньги – это только средства, а средства могут быть разными. Можно по-китайски: выдать всем по униформе, это тоже форма. А можно и по-другому. Дать право самим распоряжаться своим прожиточным оптимумом в размере, условно говоря, в 25 000 или 50 000 рублей. Сам распределяй, что делать с ними и как ты будешь их тратить. Главное, чтобы тебе хватило.

Это не вопрос сегодняшнего дня, потому что сегодня не решен вопрос в принципе. Не решен вопрос всеобщей заинтересованности друг в друге. Вот почему я и пытаюсь пробиться до руководителей российского государства, до Путина, до Медведева с тем, чтобы сказать: это вам надо, а не мне. Это вам надо сплотить нацию. Это у вас предстоят массовые преобразования.

Если вы не преобразуете свою целевую экономику, то в конечном итоге цены на нефть упадут. Они уже сейчас падают. И что будете делать? А вы уже набрали таких социальных обязательств, что вы их не потянете. Вы же взялись платить столько-то. Значит, пойдет инфляция, придется деноминировать валюту и т. д.

Ведь качество жизни определяется чем? Покупательной способностью. А не количеством денег в кармане.

Мы же написали – миролюбие. И я попробую договориться и сказать: Владимир Владимирович, это вам нужно больше, чем мне? Почему? Потому, что это вам нужно такую огромную страну содержать в порядке. Ничто так не дисциплинирует, как взаимная заинтересованность.

Люди, состоящие в одной корпорации, в одном холдинге, очень хорошо дисциплинированы, чтобы давать хороший результат. Вот этот принцип и нужно изначально ввести. И сказать: мы все работаем на один результат. А для этого нужно объединиться.

— А Вы не боитесь прослыть романтиком, этаким Дон Кихотом?

В.Х.: Если бы я не верил в то, что я делаю, если бы я не написал свою «Общественную позицию» от души, тогда бы мне сложно было с вами разговаривать.

Да, у меня не на все вопросы есть ответы. Для этого нужны соратники, нужны люди, которые будут смотреть на предмет с разных сторон. Но то, что вы и ваши дети должны быть счастливы – это однозначно.

А счастливыми они будут только в одном случае — если они реализуют Богом данный талант. Другого ничего нет. Если они этого не сделают, они могут быть радостными, сытыми, но никогда им не выйти из парадигмы: женился, крестился, учился, трудился… умер. И все.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Алишан - жемчужина Тайваня
  • Страна, воспетая Андерсеном
  • Путешествие по Юкатану
  • Мраморные пещеры Las Cavernas de Marmol
  • Фоторепортаж о снегопаде в Новой Зеландии

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top