Княгиня Анна Кашинская. Забвение


Памятник великой княгине Анне Кашинской в  Твери. Фото: rusk.ruПамятник великой княгине Анне Кашинской в Твери. Фото: rusk.ruСын княгини Анны ветреный князь Александр недолго сидел в Литве у Гедимина и через 18 месяцев вернулся в Псков. Добрые псковитяне любили князя Александра, но по слабости своей не могли помочь ему возвратить Тверское княжение, о котором он постоянно мечтал. Десять лет провел Александр в Пскове, и, наконец, решил испытать судьбу и обратиться к хану.
Он послал к Узбеку своего сына Федора, который в 1336 году благополучно возвратился в Россию с монгольским послом. Тогда Александр сам решился ехать в Орду, где вручил свою судьбу хану. Свирепый хан смягчился, и объявил своим вельможам, «что князь Александр смиренною мудростию избавляет себя от казни», а затем возвратил ему достоинство князя Тверского.

В 1338 году Александр возвратился в Тверь, где все ему были искренне рады. Стараниями князя Константина Тверь уже возродилась после разорения, теперь же он сдал правление старшему брату, деятельному и честолюбивому. Из Пскова прибыла с детьми супруга Александра, и он надеялся возродить былую славу любимой Твери, но судьба уготовила ему иное.

За это время Иоанн Московский, понимая, что все беды России произошли от ее раздробленности и слабости князей, начал потихоньку присваивать себе верховную власть над князьями уделов Владимирских. Возвращение Александра в Тверь срывало его планы, многие удельные князья в споре Иоанна с Александром за великое княжение рады были взять сторону Тверского князя. Боясь утратить первенство, необходимое для спокойствия государства и вследствие своего властолюбия, а также и из-за личной ненависти к Александру, Иоанн решил уничтожить опасного соперника. В 1339 году он отправился в ставку к Узбеку, и совершенно овладев доверием хана, очернил тверского князя, равно как и своего зятя Василия Ярославского, принявшего сторону Тверского князя, представив Александра закостенелым врагом моголов, готовым возмутить против них всю Россию. Хан приказал призвать в Орду Александра, Василия и других князей, коварно обещая им милость. Иоанн же немедленно возвратился в Москву, ожидая результатов своей интриги.

Князь Александр, опасаясь коварства Иоанна, послал в Орду своего сына Феодора, но, получив вторичный приказ, должен был повиноваться. Мать и братья его трепетали, вспоминая страшную участь Михаила и Дмитрия, сама природа предостерегала несчастного князя: когда он сел в ладью, поднялся встречный ветер и гребцы едва могли справиться с волнами, относившими ладью обратно к берегу, но выбора у князя не было, и он отправился навстречу своей судьбе. Юный Федор, встретив отца в Орде, со слезами рассказал ему о гневе хана. Когда Александр понес Узбеку богатые дары, хан принял их с мрачным безмолвием. Прошел месяц. Царица и некоторые ханские вельможи пытались вступиться за князя, но Узбек без всякого суда объявил, что мятежный князь должен умереть. Убийцы, «отрубив голову ему и юному Феодору, розняли их по составам!» Истерзанные останки несчастных князей были привезены в Россию и похоронены в Тверской Соборной церкви рядом с прахом Михаила и Дмитрия.

Но не хан, а великий князь Иоанн воспользовался кончиной Александра, присвоив себе верховную власть над Тверским княжеством. Ни Константин, ни Василий Михайловичи уже не смели ни в чем ослушаться Иоанна, и в знак своей зависимости отослали в Москву соборный колокол отменной величины, которым славилась Тверь – вещь по тем временам необыкновенно важную.

Никто из ханов не умертвил столько Российских князей, как Узбек, думая, что этими казнями утвердит господство моголов над Россией. Узбек не понимал, что слабость России происходила от ее раздробленности, и, способствуя единовластию Московского князя, он готовил её свободу и падение власти моголов.

А что же случилось с Софией-Анной? Годы чередой пролетали над куполами монастыря, в котором незаметно жила несчастная княгиня, молясь за ушедших в мир иной своих близких. В 1367 году она переехала из Твери в Кашин вслед за своим любимым младшим сыном князем Василием Кашинским – он был изгнан из Твери своим племянником, князем Михаилом. Для матери князь построил Успенский монастырь, в котором через год в Кашине она и скончалась (2 октября 1368 года) в возрасте 88 лет, намного пережив почти всех своих близких. Перед смертью она, как было заведено, приняла схиму с именем Анна.

С годами она было совершенно забыта потомками, и её останки были найдены в 1611 году в кашинской церкви Успения Пресвятой Богородицы, причем находились в небрежении. В 1650 году, по повелению царя Алексея Михайловича, мощи ее были перенесены в соборную Воскресенскую церковь, и состоялась её официальная канонизация, восстановленная в 1908 году.

Но вот грянула революция, к власти пришли большевики — коммунисты, и святые мученики разделили судьбу своего отечества. Мощи выбрасывались из храмов и предавались поруганию, не избежали этой участи и останки княгини Анны. Анна Ахматова так описала эти события в пронизанном болью стихотворении «Причитание»:

«И крылом задетым ангельским Колокол заговорил Не набатным грозным голосом, А прощаясь навсегда. И выходят из обители, Ризы древние отдав, Чудотворцы и Святители, Опираясь на клюки. Серафим — в леса Саровские Стадо сельское пасти, Анна – в Кашин, уж не княжити, Лен колючий теребить…»

До осени 1920 года произошло 63 публичных вскрытия мощей, а древние ризы исчезали на складах Гохрана, лилась кровь невинных людей, старающихся спасти святыни. 10 июня в Петрограде открылся процесс по делу о церковных ценностях, в результате которого погибли многие священнослужители во главе с митрополитом Вениамином. В 1919 году коммунистами был издан декрет о «новых формах погребения усопших», в котором предпочтение отдавалось кремации, было создано «общество любителей кремации». По предложению архитектора Д.П. Осипова, под крематорий было решено использовать храм Преподобного Серафима Саровского и благоверной княгини Анны Кашинской Донского монастыря Москвы. Более 60 лет здание церкви использовалось, как крематорий, и только в 1995 году церковь была восстановлена трудами братии Донского монастыря.

Такова трагическая судьба доброй, прекрасной смиренной русской женщины, княгини Анны Кашинской и мужественного и благородного супруга её, великого князя Михаила Тверского.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:



Top