Кирилл Новосельский: «Искусство продлевает жизнь»

The Epoch Times23.08.2011 Обновлено: 06.09.2021 13:52

Кирилл Новосельский: «Искусство продлевает жизнь»


Наталья Слободян и правнук Глиэра во Львовской квартире украинской Улановой. Фото предоставлено Кириллом Новосельским

Кирилл Новосельский: «Искусство продлевает жизнь»


Неомавританское здание Ордена Храмовников (построено в 1923 году), с 1943 года — Нью-Йоркский городской музыкально-драматический театр, где в годы войны шёл балет Глиэра Красный мак. Фото предоставлено Кириллом Новосельским

Кирилл Новосельский: «Искусство продлевает жизнь»


Динамичная роль советского моряка полюбилась знаменитому американскому танцовщику и запомнилась ему на всю жизнь. Фото из архива Ф.Франклина, предоставлено Кириллом Новосельским

Кирилл Новосельский: «Искусство продлевает жизнь»


Китайская танцовщица Тао Хоа (Н. Слободян) исполняет Танец с пальчиками перед русским капитаном. Фото из архива балерины, предоставлено Кириллом Новосельским

Интерес к творчеству композитора Рейнгольда Глиэра пробудился во мне после встречи с выдающимся танцором и хореографом Владимиром Васильевым, у которого брала интервью.

Наиболее емко и образно о творчестве Глиэра сказал Сергей Прокофьев: «Как-то так выходит, что кого из композиторов ни спросишь, он оказывается учеником Глиэра — или прямым или внучатым, то есть учеником ученика».

Многие годы о предках в семье Глиэров говорить было не принято, только совсем недавно правнук композитора Кирилл Новосельский, исследуя историю рода, нашел своих родственников в Польше, Германии, Бразилии, США.

Ну, а мы нашли Кирилла Игоревича в Москве. Он, хоть и не пошел по стопам прадеда, активно участвует в сохранении наследия знаменитого предка. Новосельский сейчас является экспертом-консультантом ряда музеев, профессором экономики, членом-корреспондентом Нью-Йоркского Музея Николая Рериха, действительным членом Русского географического общества. В беседе он поделился впечатлениями от соприкосновения с прошлым талантливого композитора, дирижёра и педагога.

У каждой истории есть предыстория

В этом году судьба подарила мне две встречи с выдающимися танцовщиками ХХ века в Америке и Украине, сохранившими крепкое здоровье и творческую активность в весьма почтенном возрасте.

В самые последние предновогодние дни 2010 года нас пригласил на свой заключительный юбилейный вечер в Центральном доме актёра в Москве народный артист СССР, звезда мирового балета, поэт и художник Владимир Васильев.

Познакомившись с ним в период работы по возобновлению постановки балета Р. М. Глиэра «Красный мак», мы уже не удивлялись, что в свои 70 лет Васильев в течение месяца успевает побывать в нескольких странах — режиссирует, показывает танцы, организует фестивали, открывает свои выставки, пишет книги.

Но на этом вечере на Арбате всех присутствующих просто «зажёг» Владимир Зельдин — знаменитый артист театра Российской армии, который в 96 лет пел и танцевал на сцене весь вечер, как бы говоря своему тёзке: «Володя! Какие твои годы…»

Фредерик Франклин – живая легенда американского балета

Ровно через три месяца я оказываюсь в Нью-Йорке с целью начать архивные поиски по американским постановкам балета «Красный мак». Нахожу в одном из быстроисчезающих теперь в США книжных магазинов шикарные издания, посвящённые блиставшей на обоих берегах Атлантики в середине ХХ века балетной труппе «Ballet Russe de Monte Carlo».

В Москве эти книги тоже можно купить, но по удвоенной цене. Показываю свои покупки друзьям-сотрудникам Музея Николая Рериха в Нью-Йорке, и они советуют мне: «Вот бы Вам встретиться с исполнителем роли Капитана советского корабля маэстро Франклиным! Но, сами видите – он 1914 года рождения, всего пару лет назад, кажется, некролог о нём читали, это уже история, увы…»

«Подождите-подождите, — вступает в разговор приехавшая из Канады пенсионер-волонтёр Джин. — Сейчас проверим на сайте газеты The New York Times… Минутку. Не помню, чтобы был некролог!»

Директор музея Даниэл вспоминает, что в прежние годы видел Фредерика Франклина в спектаклях ABT – American Ballet Theater. Находим на сайте телефон приёмной этой компании, и друзья предлагают мне сразу звонить.

Набирая номер, я жутко волновался – как сформулировать вопрос: «у вас есть» или «у вас был»? Трубку берёт секретарь, и я на ходу придумываю обтекаемую формулировку: «Я — такой-то и оттуда-то, меня интересует исполнитель главной партии в балете моего прадеда в 40-х годах…».

В ответ моментально слышу любезный голос: «Господина Франклина сейчас на работе нет. Мы его домашний телефон не даём, но обязательно сообщим ему о Вашем звонке. Кстати, наш театр собирается на гастроли в Москву».

Собравшиеся на кухне музея Рериха американцы были поражены: «Здорово! Ему ведь около 97 лет, вряд ли он вам быстро позвонит…». Я соглашаюсь, допиваю с ними чай и собираюсь уходить. И тут зазвонил телефон: «Не с этого ли номера недавно говорил с нами господин Новосельский? Мистер Франклин очень тронут таким вниманием и сейчас ждёт вашего звонка!»

Набираю. В первые минуты разговора не могу поверить, что меня не разыгрывают: звучит бодрый и чёткий голос: «Красный мак» Глиэра? 1943 год? Да, конечно, помню как сейчас. Это был такой успех… да Вы приходите завтра утром ко мне, и я Вам всё расскажу!»

Это были ещё «цветочки». Самый большой шок ожидал меня на следующий день. Поднимаясь в пентхаус, на крышу 16-этажного дома на Манхэттене, я ожидал, что мне откроет дверь кто-то из родственников, или помощников, даже медсестра… Однако в коридор прямо-таки впорхнул поджарый, невысокий и, главное, чрезвычайно жизнерадостный мужчина. Пригласил меня в свою квартиру с восклицанием: «Мак! Глиэр! Незабвенный танец моряков!» — стал пританцовывать и напевать мелодию всемирно известного «Яблочка».

Сто лет — для творчества не помеха

Мы провели вместе два часа, в течение которых он взахлёб вспоминал ту, наполовину русскую труппу, с которой свела его творческая судьба на многие годы (сам он родился в британском Ливерпуле, где сейчас живёт его брат и куда он иногда летает).

108 городов Америки они исколесили за два сезона в самый разгар Второй Мировой войны в самых необычных, порой некомфортных условиях. Часто бывало утром приезжают в новый город со своим оркестром, костюмами и декорациями, репетируют до обеда, вечером танцуют сразу три спектакля по 45 минут каждый. Если гостиницей их обеспечить не могут — то сразу на вокзал, на ночной поезд в новое место.

«Красный мак» входил почти во все программы. Адажио и «Яблочко» из этого балета исполнялись на бис. Кому интересна была тогда в Америке история с советскими моряками в китайском порту?! «Мы же были в те годы союзниками, — отвечает Фредерик, — и чувство сопереживания было очень сильным».

По моей просьбе он подписал для нашего домашнего музея свою книгу воспоминаний и просил заходить в гости: «В следующий раз, перед прилётом в Нью-Йорк, предупредите меня за недельку, я приготовлю полюбившийся мне в те годы borsch, выпьем vodochku, и посидим с вами po-russki. Я вас жду не только на своё столетие, но и раньше».

Несколько дней заняли у меня поиски той сценической площадки, где в 40-е годы выступала эта интернациональная труппа. Ею оказался подзабытый теперь «не-бродвейский» театр New York City Center, преобразованный из бывшего масонского центра с очень необычной архитектурой.

«Этим летом театр проходит самую масштабную реновацию в своей истории, и будет вновь открыт 25 октября», — рассказал вышедший мне навстречу русскоговорящий менеджер Андрей.

А 97-летний бывший «советский Капитан» Фредерик сейчас ставит балет «Сильфида» в своём ABT.

Встреча с Натальей Слободян – «львовской Тао Хоа»

Не менее интересными стали для меня поиски на территории Украины исполнительницы главной женской партии в балете «Красный мак» – китайской танцовщицы, «любимицы народа» и возлюбленной нашего капитана — Тао Хоа.

Во Львовском академическом театре оперы и балета имени С. Крушельницкой эту роль в 50-е годы бессменно исполняла народная артистка УССР Наталья Слободян.

Окончившая в самый канун войны Киевское хореографическое училище, она с 1944 года и по сей день трудится в театре. За эти годы она станцевала ведущие партии в большинстве балетов классического репертуара, внося в каждую из этих полусотни ролей свои трактовки. Её заслуженно прозвали «украинской Улановой». Последние 30 лет она занята преподавательской и репетиционной деятельностью, возглавляет жюри международных конкурсов.

Разыскать Наталью Васильевну мне помогла ведущая украинских музыкальных салонов в Москве, кинорежиссёр Вера Федорченко: «Для неё эта роль очень дорога, и она с удовольствием примет Вас!».

И вот в праздник Святой Троицы в июне я оказываюсь в гостях у «львовской Тао Хоа» и прошу её поделиться впечатлениями от событий тех далёких лет.

Оказалось, что она принимала участие в трёх спектаклях композитора Р. М. Глиэра: «Эсмеральда» (в основе — музыка Ц. Пуни), «Красный мак» (выдержавший три редакции) и «Медный всадник».

Когда шла подготовка к спектаклям, она вместе со своим супругом Ярославом Антоновичем Вощаком (дирижёром, Народным артистом УССР, позже — СССР) познакомились с приехавшим во Львов Рейнгольдом Морицевичем Глиэром, присутствовавшим на репетициях и премьере и дававшим очень ценные указания оркестру.

Постановка удалась, спектакли были очень посещаемы и любимы львовянами. Сейчас Наталью Слободян несколько огорчает, что Глиэр мало звучит, хотя музыкальный материал этих балетов даёт широчайшую возможность фантазировать и варьировать.

Прощаясь накануне нового трудового дня, Наталья Васильевна восклицает: «Очень хочется, чтоб творчество Глиэра опять вернулось к зрителям со всеми своими достоинствами. Гениальная музыка не умирает!»

Таким вот необычным образом музыка к первому советскому балету «Красный мак» на китайскую тему стала на долгие годы стержнем жизни творческих людей в разных частях Света и, возможно, продлевает им жизнь и сейчас.

Характерно, что и сам автор этого произведения прожил свои почти 82 года в непрерывных трудах, создав полтысячи сочинений, и умер от передозировки кислорода с карандашом и нотной бумагой в руках.

Его формулой успеха и долголетия было сочетание в человеке таланта и трудолюбия. «Молодые дарования», но с ленцой, которых надо заставлять заниматься, Рейнгольд Морицевич Глиэр в ученики не брал.

_______________________________________________________________________________________

Киев – исторический центр и столица Украины, который и сегодня называют «матерью городов русских». Желающим ознакомиться с культурным наследием древнейшего русского города можно забронировать хорошие апартаменты в самых удобных его местах. Об этом позаботился kiev rental, где высококлассное обслуживание клиентов из любых стран мира является повседневной работой.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА