Понимать и чувствовать дерево


Подумайте о японской культуре. Что первое приходит на ум? Это тишина Дзен сада, чайная церемония с её строгой экономией движений, жёсткий код самурайской чести, и интровертный социальный этикет, который всё ещё пронизывает все уровни японского общества.

Туристы фотографируют пятиэтажную пагоду, около 27,6 метров высотой, скрытую за яркими листьями клёна в Ицукусиме, Миядзима, префектура Хиросима. Пагода, как считается, была построена в 1407 году. Фото: Kazuhiro Nogi/AFP/Getty ImagesТуристы фотографируют пятиэтажную пагоду, около 27,6 метров высотой, скрытую за яркими листьями клёна в Ицукусиме, Миядзима, префектура Хиросима. Пагода, как считается, была построена в 1407 году. Фото: Kazuhiro Nogi/AFP/Getty Images Существует определённая жёсткость, которая приходит на ум, но это, может быть, и есть причина того, почему Япония смогла сохранить свою древнюю культуру и искусство.

Как ни парадоксально, но всё это находится на земле, которая постоянно, в буквальном смысле движется. Остров Хонсю, крупнейший в Японии, находится на месте стыка четырёх основных тектонических плит, движение которых вызывает около 1500 землетрясений в год.

Японцы почитают деревья. Многое в восточных культурах связано с деревьями и пониманием свойств древесины.

Наряду с другими сокровищами природы, деревья в Японии являются одними из самых почитаемых. Один из знатоков японского столярного искусства, профессор архитектуры Кийоси Сайке, пишет, что все в Японии знают слово «Кодама», что означает дух дерева. И хотя в России мало кто знаком с таким пониманием, мастера на http:\mebelstar.ru также стараются вложить свою душу в производство отличной мебели на заказ, чтобы она была и красивая, и долговечная.

Золотой павильон храма (Кинкаку-дзи) в Киото, Япония, был построен в 1397 году как дом для престарелого сегуна Асикага Есимицу.  7 января 2007 года. Фото:Koichi Kamoshida/Getty ImagesЗолотой павильон храма (Кинкаку-дзи) в Киото, Япония, был построен в 1397 году как дом для престарелого сегуна Асикага Есимицу. 7 января 2007 года. Фото:Koichi Kamoshida/Getty Images«Я думаю, что древняя вера в Кодама укоренена в японском народе. Мы почитаем деревья, ухаживаем за ними и активно способствуем лесовосстановлению, — пишет он. — Благодаря такому почтению многие деревья по всей Японии считаются священными».

Профессор Сайке приводит в качестве примера ценные кедры в префектуре Акита на севере Японии, которые были посажены в период Эдо (1603-1867).

Профессор Сайке также говорит, что древесина в Японии была излюбленным материалом для строительства.

«Деревянное строение, благодаря его меньшей массе, лучше способно выдерживать землетрясения, чем каменные или кирпичные конструкции. Во время землетрясения деревянные соединения работают как амортизаторы, способствуя лучшей устойчивости здания».

Профессор Сайке также упоминает, что брёвна устойчивы к воздействию бактерий, грибков и насекомых. Термитов не так много, чтобы повредить деревянные постройки, хотя они уничтожили практически все старые здания на южном побережье Тихого океана.

«Когда я смотрю на красивую деревянную постройку, я думаю, что красота архитектуры вытекает не только из проектирования и строительства, но и связана с душой дерева.Тонкие деревянные конструкции построены мастерами плотниками с явным уважением к Кодама».

Японское понимание древесины послужило созданию самой захватывающей архитектуры, которая сохраняется и по сей день, опровергая утверждения тех, кто настаивает, что уязвимость древесины к гниению делает ее нежелательным строительным материалом.

Профессор Сайке указывает, что хранилище Шосо-ин стоит уже более 1200 лет, а Кинкаку-дзи (золотой павильон) почти 1300 лет, и обе постройки до сих пор в отличном состоянии.

«Очевидно, что хорошо спроектированные и хорошо построенные деревянные здания, о которых хорошо заботятся, могут стоять веками», — пишет он.

Австралийский мебельщик Саймон Вонг с уважением относится к мастерам, чувствующим древесину, его любимые лиственные породы древесины — австралийские мирт, чёрное дерево и дуб. Его любовь к дереву проявляется в его работах.

Саймон Вонг рассказал корреспонденту «Великой Эпохи»: «Мне нравится чувствовать его текстуру и внешний вид. Дерево продолжает дышать, и, возможно, имеет свою собственную жизнь. Древесина будет говорить с вами, и вы поймете, что сделать из неё».

Саймон говорит, что он находился под влиянием восточных культур, а одна из его любимых историй из Конфуция — про строителя колокольни, который пошёл в лес и медитировал до тех пор, пока не увидел все детали своей работы, от сруба дерева до резьбы.

«Он должен был найти правильное дерево, и быть в правильном состоянии, чтобы точно узнать внутреннюю природу дерева и как с ней работать», — сказал Саймон, добавив, что, хотя рынок изделий народных промыслов, таких как деревянная мебель, сокращается, люди по-прежнему ценят их.

«Я думаю, что всегда найдутся люди, которые по достоинству оценят деревянную мебель ручной работы, которая, как и многие древние японские здания, также имеет свою собственную жизнь», — говорит Саймон.

«Одна вещь ручной работы будет служить много лет, в отличие от одноразовой мебели, выходящей с конвейера крупных предприятий. С точки зрения окружающей среды и воздействия, я думаю, что это важно, — сказал Саймон, — хорошо, когда есть чувство собственной значимости и важности ручной работы».

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Совунья примерила медицинский колпак
  • Академия искусств Фэй Тянь в Сан-Франциско
  • Театр двух актеров – «Персидская сирень»
  • В Коннектикуте расследуется кража двух статуэток династии Тан
  • Чай-клуб во Владикавказе

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top