Рыцари и самураи: причины сходства и различий

логотип Epoch times
Рыцари и самураи: причины сходства и различий

Введение
Условно эпоху Средневековья ученые и историки датируют периодом от конца V века до начала XVI в.в. Таким образом, средние века занимают в истории человечества около тысячи лет. Этот исторический период в нашем сознании тесно связан с понятием «Темные века»: он ознаменовался социальными, политическими и экономическими преобразованиями в обществе, междоусобными войнами, сменой рабовладельческого строя на феодальный, колоссальными изменениями в общественной жизни и другими явлениями, которые характеризовали Средневековье как один из самых мрачных периодов всемирной истории.
Рыцари и самураи

Из различных книг, литературных произведений и учебников по всемирной истории мы уже немного знакомы с этими двумя понятиями. Прежде всего, эти два сословия средневекового общества ассоциируются в нашем сознании с такими понятиями, как благородство, отвага, честь, долг и др. нравственными идеалами.

И хотя эпоха рыцарей и самураев прошла, рыцарская этика и кодекс чести самураев не потеряли своей актуальности в наш век, век современных технологий и прогрессивного мышления. Для нас до сих пор поведение рыцарей и самураев, их идеалы и мировоззрение остаются эталоном для оценки правильности и неправильности поступков.

В этой работе мы попытаемся не только просто рассмотреть, описать и найти сходства и различия между рыцарями и самураями, но мы поставим перед собой более глубокую задачу: найти причины и понять разные и одинаковые проявления этих двух сословий в феодальном обществе. Говоря общим языком, мы попытаемся сравнить Запад и Восток, Европу и Азию, проникнуть вглубь веков и понять идеологию самураев и рыцарей.

Этимология слов «рыцарь» и «самурай»

Слово «рыцарь» происходит от немецкого слова «Ritter», что означает «всадник». Широко слово «Ritter» стало использоваться лишь в конце эпохи Средних веков. Другое же происхождение понятия «рыцарь» можно проследить от латинского слова «miles», дословно переводящегося как «воин».

Рыцарем во времена Средневековья называли военного или любого мужчину, официально находящегося на военной службе у короля. Карл Мартелл, вошедший в историю как военный реформатор из династии Каролингов и освободитель Европы от арабов, придал дополнительное значение понятию «рыцарь». При его правлении словом «miles» стали называть представителей военной знати, которые имели средства на приобретение рыцарского вооружения и боевого коня. При этом Карла не волновало происхождение поступившего к нему на службу воина.

Поэтому «рыцарем» или «конным всадником» (caballarius) назвался любой свободный человек, имеющий возможности и силы служить в элитных частях каролингской армии – кавалерии. Однако в число рыцарей также могли входить и представители низших, зависимых сословий, особо отличившиеся в междоусобных боях.

В эпоху Карла Великого - внука Карла Мартелла (кстати, Мартелл означает «Молот», так его прозвали из-за его характера и тактики боев), латинское слово «miles» перешло в разряд титулов, и рыцарство стало одним из сословий общества.Теперь статус рыцаря предполагал благородное происхождение человека. Первоначально рыцарство представлялось светским воинством, чье мировоззрение резко расходилось с взглядами церковной верхушки. Однако по мере усиления и распространения христианской религии, церковь распространила свое влияние и идеологию на представителей рыцарства.

Среди рыцарей были представители различных рангов и сословий, от королей и герцогов до обедневших странствующих рыцарей. Последних, начиная с XII века, становилось все больше и больше, а рыцарство как привилегированный класс стало элитной кастой в системе социальных отношений.

Понятие «самурай» («сабурай») образовалось от глагола древнеяпонского языка «сабурахи», что означает «служить великому человеку, человеку высшего сословия», «служить хозяину, защищать хозяина». На письме японцы использовали китайский иероглиф, читающийся как «цзи». Он состоит из двух радикалов (ключей), «жэнь» - человек и «си» буддийский храм. Многие говорят о том, что этот иероглиф обозначает «людей, служащих в буддийских храмах».

Однако я не совсем с этим согласна, поскольку «кодекс чести», по-японски канон Бусидо, переводящийся как «Путь воина/самурая», содержит некоторые буддийские мировоззренческие взгляды на устройство мира. И сам ключ «си» в иероглифе в переносном смысле, на мой взгляд, означает не сам буддийский храм, а хранилище буддийской мудрости. Сделав некоторое отступление, мне хотелось бы отметить, что иероглифы, как китайские, так и японские, всегда несли сакральный смысл, за ними стояла долгая история образования, поэтому в энтомологическом плане не нужно понимать иероглифы буквально. Этот иероглиф у японцев, видимо, означал людей не просто военных, а воинов с внутренним «кодексом чести».

Но вернемся к понятию «самурай». Этим термином в японском обществе было принято называть служивого человека при знатном лице даймё, которого можно сравнить с крупным князем. Самурай являлся слугой феодала, который охранял имущество и служил его интересам. Другими словами, он был телохранителем своего сюзерена.

История возникновения рыцарства и самурайства

А теперь давайте вернемся к тому времени, когда рыцарство стало формироваться как самостоятельное военное сословие. В научном сообществе единого мнения относительного времени образования рыцарства как касты не существует: одни считают, что рыцари появились во времена первых крестовых походов (VIII в.), другие - в эпоху правления Карла Мартелла (VII в.), а третьи и вовсе относят его к векам еще более далеким.

Самая распространенная точка зрения - рыцарство как военно-земледельческое сословие возникло у франков в VIII веке, что было связано с преобразованиями в армии: переход от народного пешего войска к конному войску вассалов.

Однако на становление рыцарства как исторического явления также повлияла социальная обстановка в Х, XI и XII столетиях в Европе. Этот период истории был временем смуты и «трех веков варварства и мрака», когда признавалась только власть силы. Вторжение новых варваров под именем норманны принесло в Европу грабежи, убийства, пожары и хаос.

Некогда великая империя, основанная Карлом Великим, быстро рушилась как карточный домик: тут и там вспыхивали революции, а древний мир превращался в мир феодальный. Многочисленные виконты, герцоги и графы повсюду старались прибрать к себе земли, при этом каждый поступал так, как хотел, так как считал себя хозяином. Неудивительно, что это порождало конфликты между представителями аристократии, ненависть, произвол и беспорядки. Особенно распространённым было такие явления, как насилие, жестокость и несправедливость сильных мира сего по отношению к слабым и беззащитным. Больше всего страдали вдовы и дети, потерявшие мужа и отца: семейство, оставшееся без хозяина дома, подвергалось грабежу и насилию.

Таким образом, в связи с вышеперечисленными явлениями появились воины, возмущенные подобным произволом, они выступили в качестве союзников и защитников угнетенных, они боролись за их права. А подобное отношение вызывает ответную благодарность, преимущественно у слабого пола, поскольку в силу своей слабости женщины неспособны защитить себя. Это побуждало воинов поступать более благородно и храбро по отношению к обездоленным и уязвимым представителям низших классов.

А церковь, в свою очередь, видя в рыцарях заступников слабых и бедных, а также защитников веры, начала рассматривать их как представителей священного войска. Таким образом, духовенство взяло их под свое покровительство. С тех пор посвящение в рыцари как ритуала стало неотъемлемой частью становления настоящего рыцаря. Рыцарь как бы наделялся божественной силой, и его деятельность носила священный характер. Это побуждало воинов делать благородные поступки, быть смелыми и скромными, всегда защищать людей притесняемых сословий.

Так под влиянием церкви и общественного мнения, в рыцарстве выработался нравственный и эстетический идеал воина. Рыцари приобрели собственный Кодекс чести, а во время Крестовых походов они стали представителями наследственной аристократии.

Закончив обзор истории возникновения рыцарства в средневековой Европе, мы можем перейти к самурайству, находя уже различия и сходства между двумя этими военными сословиями.

Начало образования самурайского сословия, мелкопоместного военно-служилого дворянства, относят примерно к VI - VII вв. В это время происходит борьба за власть двух аристократических домов: Сумэраги и Накотоми, которая кончилась победой 36-го императора Японии Котоку. Этот период в истории получил название «переворот Тайка», в это время формировалось раннефеодальное монархическое государство. Собственность сельской общины переходит в собственность императора. Он мог отдавать ее крестьянам во временное пользование. Представителей этой прослойки общества позже стали называть «рёминами».

Помимо этого сословия, существовал и более могущественный класс – знать, чьи наделы были гораздо больше. Они стремились захватить крестьянские земли, облагали крестьян налогами, всячески эксплуатировали их. Это не могло не вызвать недовольство у притесняемого класса, поэтому крестьяне стали использовать одну из форм протеста – побег. Беглых крестьян стали назвать «ронинами». Многие из них образовывали разбойничьи шайки, которые промышляли грабежом, другие же шли на службу к той же знати, становясь уже служилыми людьми.

Владельцы поместий также нуждались в ронинах, так как им нужно было защищать свои поместья не только от беглых крестьян, которые время от времени устраивали восстания и набеги, но и от своих соседей-феодалов, которые также стремились прибрать к своим рукам все больше земли. Такое положение дел в стране способствовало образованию нового сословия – класса самураев или буси (воины).

Начиная с X века, в Японии происходят крупные политические и социальные изменения: в разных провинциях развивается сепаратизм, возникает политическая раздробленность, власть феодалов на периферии усиливается. Поэтому мелкие землевладельцы оказались перед угрозой того, что их земли будут поглощены более могущественными противниками - крупной знатью. Они также становились уязвимыми перед крестьянскими отрядами.Поэтому представителям малого дворянства приходилось устраиваться на службу к более могущественным и крупным феодалам.

Это явление имело существенное значение для становления сословия самураев, придавая ему дополнительное значение: самураи – вооруженные воины, которые за свою службу получали от сюзерена содержание.

Другим фактором образования класса буси была непрекращающаяся борьба на северо-востоке Японии с айнами, потомками древнейшего племени на местных островах. На границах создавались отряды из зажиточных крестьян, которые в совершенстве владели искусством стрельбы из лука и верховой езды. Кроме них, на границы стекались беглые крестьяне, которые спасались от феодального произвола.

Правительство было не против такого положения дел, так как поселенцы, получавшие поддержку и оружие по распоряжению императора, были более пригодными и ловкими бойцами в борьбе с айнами, нежели воины правительственных армий.

Поэтому появление вооруженных поселенцев содействовало появлению самурайского класса на севере острова Хонсю. Однако поселенцы не только вели войну с айнами, они также проводили время от времени культурный обмен с ними.

Подводя итоги истории образования рыцарства и самурайства, нельзя не заметить существенных различий. Оба сословия формировались постепенно, в результате социальных, экономических и политических изменений. Оба прошли длинный путь становления как сословия, причем сословия уважаемого и привилегированного. Для того, чтобы заслужить уважение и почет в обществе, рыцарям и самураям нужно было соблюдать «кодексы чести».

И в Европе, и в Японии, происходили набеги могущественных противников: в первом случае – норманны (варвары), во втором случае – монголы со своим огромным флотом и могущественной армией.

В это время, в эпоху междоусобных войн, реальная власть в стране принадлежала не королю/императору, а политической аристократии/военному правительству. Монарх не имел «никаких реальных прав и властных функций». Король и император исполняли в стране символическую роль, являлись «посланниками Бога на земле», они были воплощением «единства нации».

В обоих случаях почти стихийно, под влиянием общественных потрясений и политических реформ возникает сложная социальная иерархическая структура. В Европе - это «верховные владельцы, вассалы и подвассалы, и связанные с ними все классы, все личности, от монарха - высшего властителя - до крепостного земледельца».
В Японии император никакой власти в стране не имел, она была сосредоточена в руках военного правительства – бакуфу, во главе которого стоял сёгун, ему подчинялись даймё, которые имели большие земельные наделы и собственных воинов – самураев, являющихся представителями военно-дворянской знати. Также внутри каждого сословия существовало свое подразделение. Помимо военной знати также существовали классы ремесленников, горожан, крестьян и торговцев.
Все вассалы короля в Европе, в чьих руках была сосредоточена власть, (графы, виконты, герцоги и др.), и представители военного правительства (сёгун, даймё, байсин и др.) в Японии постоянно находились в борьбе между собой за лучшие земли. Каждый из них стремился получить лучший кусок, поскольку земли для них – это источник пропитания и содержания их воинов. Их привилегии измерялись как раз размером земельных наделов, которые находились в их владении. Мы можем и дальше находить сходства в общественном, политическом и экономическом положении обоих регионов, однако, ограничимся вышеизложенным. Зададим себе вопрос, почему же мы находим столь много одинаковых явлений в жизни таких разных, казалось бы,стран? Прежде всего,важную роль здесь играют исторические закономерности. Каждая страна, каждая нация и каждый регион проходит циклический круг: возрождение, становление, развитие и упадок. Вся мировая история уже наглядно нам показала, что эти исторические закономерности – не плод воображения и не абстрактная теория, а действительная реальность в человеческом обществе. Наверное, если бы не было подобных циклических круговоротов, то и не было бы никакого развития человечества. Если подумать, все в нашем мире находится в подобном циклическом круговороте, от человека до самой вселенной: мы рождаемся, вырастаем, живем и умираем, общество также зарождается, проходит путь эволюции, развивается и погибает (об этом говорят доисторические цивилизации: майа, Лемурия, Атлантида).

Идеология и кодекс чести

Теперь давайте обратимся к кодексам чести рыцарей и самураев. Они играли важную роль для обоих сословий, поскольку следование им не только возвышало их в их глазах других людей, но также являлось внутренним стержнем стойкости, смелости и благородства.

У самураев существовал этический кодекс - Бусидо, что переводилось как «путь коня и лука», а позже получило значение «путь воина/буси»1. Для самураев это было неким «кодексом чести».

Бусидо был образован на основе философии буддизма и синтоизма (религия в Японии), а также учения Конфуция и Мэн-цзы. Главной особенностью Бусидо было то, что истинный самурай должен был «постоянно помнить - помнить днем и ночью, с того утра, когда он берет в руки палочки, чтобы принять новогоднюю трапезу, до последней ночи старого года, когда он платит свои долги, что он должен умереть».

Подобный взгляд на жизнь позволял воину не мелочиться, спокойно относиться к человеческим страстям и не бояться смерти. Это не значит, что самураи обязательно стремились умереть или покончить жизнь самоубийством. Восточная философия рассматривала жизнь человека как одну из частиц мироздания. Поэтому в глазах японцев жизнь человека – это лишь мимолетный всплеск в бурном потоке реки. Человек приходит в человеческий мир и уходит из него. «Ибо жизнь мимолетна, подобно капле вечерней росы и утреннему инею, и тем более такова жизнь воина».

Что же касается рыцарей, то в христианском учении считалось, что цель человеческой жизни – делать благодеяния, нести людям добро и быть праведным. Поэтому главной задачей рыцаря была защита слабых и бедных. Рыцари не заглядывали так далеко в будущее, они были более практичными, и поэтому сильно не задумывались о более глубоком смысле жизни.

Служба

Если самурай своей главной задачей считал преданную службу своему сюзерену, то рыцарь совершал подвиги во имя своей дамы, господина или христианской веры. Самурай, служа своему даймё, уже не считал, что его жизнь принадлежит ему самому, поэтому он всегда держал в строгости свой дух и тело. В этом отношении рыцарь существенно отличался от самурая, он мог делать то, что он хочет, конечно, при этом не отступая от кодекса чести и не нарушая верности тому, кому он поклялся служить. То есть, если рыцарь мог где-то проявить инициативу, то самурай такой свободы действий не имел, да и не считал нужным иметь. Для него слово господина было законом.

Одежда

Что касается внешнего вида, как самураи, так и рыцари должны были следить за тем, чтобы одежда была чистой и соответствовала ситуации. Одежда должна быть простой и удобной. Однако если рыцари исходили из того, что чистая одежда – это символ «спокойствия духа и здоровья тела», через которые они могут «вернуться к Творцу», то для самураев чистота их одежд – это стиль жизни.

Образование

Самураи воспитывали детей по правилам самурайской этики. Поскольку самурай управлял тремя сословиями общества: торговцами, ремесленниками и крестьянами, то ему необходимо было получить хорошее образование, чтобы понимать глубинные связи и причины тех или иных явлений и событий. В семь или восемь лет ребенка начинали знакомить с тремя основными книгами мудрости: «Четверокнижием», «Пятиканонием» и «Семикнижием». Также будущий самурай был обязан освоить искусство каллиграфии, чтобы он мог писать и читать. В возрасте пятнадцати-шестнадцати лет молодого воина начинали обучать боевому искусству: стрельбе из лука, верховой езде, фехтованию и другим воинским искусствам. Заметим, что обучение проходило в самой семье самурая без отрыва ребенка от родителей. Проявление чувств у азиатов считалось слабостью, недостатком, проявлением слабоволия. Людей, которые не умели контролировать свои эмоции, считали грубыми и необразованными.

Но в случае с рыцарями дело обстояло иначе. Рыцарем мог стать только молодой человек дворянского происхождения. Однако одного происхождения было недостаточно, будущий рыцарь должен был доказать свою пригодность, мужество и доблесть. Поэтому, начиная с юных лет, с помощью подвижных игр и занятий в ребенке развивали воинский дух. Эти игры имитировали войну или турнирные бои. Позже из женских рук дитя переходило в руки мужские, и, по заведенному обычаю, родитель отсылал свое чадо к главным рыцарям, с которым он имел дружеские или родственные связи.

На первых порах будущий воин получал должность пажа: «сопровождал патрона и его супругу на охоте, в путешествиях, в гостях, на прогулках, был на посылках и даже служил за столом - почтительно, с поникшим взором, молодой паж, повинуясь, учился подчиняться и повелевать. Также во время пребывания в должности пажа юноша получал уроки религии от хозяйки. Из пажей он переходил в оруженосцы, где получал навыки стойкости, ловкости и мужества, поскольку обязанности оруженосца были непростыми: он помогал своему господину во время турниров: «подавал новое оружие, отражал удары, поднимал его, подводил к нему коня. Если оруженосец мог доказать своим поведением отвагу и мужество, то его могли посвятить в рыцари.

Как мы видим, специального теоретического образования в естественных или гуманитарных науках будущие рыцари не получали, главный упор делался на развитие в юноше силовых качеств и умения бороться. Почему же ребенка отдавали в чужие руки? Считается, что европейцы, в отличие от азиатов, были более свободными в проявлении своих чувств: они не считали слабостью проявлять их. Наоборот, это поощрялось, европейцы рассматривали это как признак искренности и чистосердечности. Поэтому «обычай отдавать молодых людей в учение другому рыцарю был основан на справедливом опасении, что любящие родители не решатся подвергать своего сына тяжким испытаниям, которые предстоят ему во время рыцарской службы».

Отношение к женщинам

С распространением христианства в Европу пришло поднятие статуса женщины в обществе. Христианство «указало человеку его настоящее достоинство и превратило жену из рабы в подругу». Особый взгляд на женщин сформировался у людей германских народов: они видели в ней «существо, наделённое даром пророчества и нравственной силой, создание высшее, чем мужчина». Поэтому неудивительно, что женщина у рыцарей стала объектом не только обожания, но и поклонения. Животная страсть к противоположному полу сменилась великодушной любовью и верностью под влиянием христианского вероучения. Обычно происходило так: рыцарь избирал для себя «даму сердца», которою в будущем он хотел видеть как свою подругу, и старался заслужить ее благосклонное внимание с помощью подвигов и доблестей.

Желание получить восхищение и поощрение в глазах своего объекта любви побуждало рыцаря находиться в поисках новых подвигов и являлось тем мотивом, который удваивал его храбрость и заставлял отбрасывать все страхи перед трудностями и опасностями. Однако помимо верности к даме своего сердца (la damme de ses pensees), рыцарь также был обязан защищать и других представительниц слабого пола. В то время женщины довольно часто были угнетаемы, и они были не в силах защитить не только себя, но и свое имущество. Поэтому столь важно было для них покровительство этих мужественных защитников слабых и бедных. Одной из статей рыцарского кодекса чести было правило «не злословить женщинам и не дозволять этого никому в своем присутствии».

Что касается самурайского общества, то женщина там не имела такого статуса, как в европейском феодальном обществе. Она была обязана подчиняться мужу, как только входила в его дом. Брак обычно заключался при согласии двух семей. У женщины не спрашивали согласия, поэтому в японском обществе женщина находилась в подчинении у мужа. Однако, согласно Бусидо, самурай должен уважительно относиться к своей жене. Если он был недоволен каким-то ее поступком, то должен был разумными аргументами ее переубедить. Если доводы не помогали, и жена продолжала и дальше плохо поступать, то самурай мог развестись с ней и отослать жену обратно к ее родителям.

Истинному самураю не полагалось опускаться до бесполезных споров с женой, он должен был проявлять по отношению к ней великодушие и снисходительность. Истинному самураю не подобало поносить свою жену «оскорбительными выражениями, хвататься за меч или грозить ей кулаком», так как это считалось проявлением трусости, самого презираемого в японском обществе качества. «Храбрый самурай никогда не угрожает тому, кто слабее его», так говорится в самурайской этике Бусидо. Однако в феодальном обществе Японии существовало такая прослойка общества как букэ-он-онна – женщина-самурай, принадлежавшая к сословию самураев и обладающая навыками владения оружием. Конечно, от такой женщины не требовали, чтобы она реально участвовала в боях наравне с мужчинами-самураями. Однако такая женщина должна была уметь в случае необходимости защитить себя и дом, так как на нее возлагалась ответственность за сохранность семейного очага. Ее также обучали основным положениям Бусидо, развивали в ней стойкость, мужество и силу, не говоря уже о мастерстве владения оружием.

Заключение

Несмотря на такое большое количество различий между рыцарями и самураями, верно только одно: и те, и другие старались соблюдать честь, благородство и верность тем, кому служили. Разный менталитет порождал разное отношение к вещам и явлениям. Это не значит, что одни плохие, а другие хорошие, это означает, что самураи и рыцари просто имели разные подходы к тому, чтобы проявлять свою отвагу и храбрость. Будучи привилегированными сословиями в средневековом обществе они старались сохранить высокий статус, именно поэтому соблюдение для одних кодекса чести, а для других Бусидо, являлось важным элементом их повседневной жизни.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ -

ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Вас также может заинтересовать:

Комментарии:
Рекомендуем