Стихи Людмилы Чеботаревой. Поэты по субботам

Автор: 01.10.2011 Обновлено: 06.09.2021 13:53
Людмила Чеботарева – поэт, прозаик, переводчик с английского, испанского и иврита. Родилась в Воронеже, живет в Нацрат-Иллите, где преподает английский язык в школе.

Людмила – бард, автор 200 песен и романсов, автор поэтических сборников и многочисленных публикаций, лауреат поэтических конкурсов, член Союза писателей Израиля и, самое главное, большой души человек с доброй улыбкой, тоскующая в этом бренном мире.

Стихи Людмилы Чеботаревой. Поэты по субботам


Людмила Чеботарева,поэт. Фото: Хава ТОР/Великая Эпоха
Новая Золушка

Но Лондон звал твое внимание. Твой взор
Пока не видел, что случится впереди.
Ах, как изящен кружев свадебных узор!
Так отчего ты загрустила, Леди Ди?

Ужель в душе иссякла вера в добрых фей?
На башмачках твоих потрескался хрусталь?
Иль напророчила трава волхвов – шалфей –
Визг тормозов и искореженную сталь?

Не лучше ль было бы карете тыквой стать,
Когда пробьют часы на башне городской?
И юной Золушке давно пора в кровать –
Быть может, сон поможет справиться с тоской.

Пускай принцесса нынче ночью сладко спит,
Ведь в новой сказке Синдерелле места нет.
И так безжалостно глаза тебе слепит
Внезапно вспыхнувший в конце туннеля свет.

Пусть слезы высохнут на кончиках ресниц,
Не надо, Золушка, не плачь и не страдай!
Ушел в чужую сказку твой прекрасный принц.
Наверно, так судьбе угодно, Lady Die.

Романс о жемчужной нитке

(Из цикла «Попытка романса»)

В старинной шкатулке, среди безделушек ненужных —
Оторванных пуговиц, пряжек, рассыпанных бус —
Я вдруг обнаружила тонкую нитку жемчужную,
И сколько ей лет, я не знаю, судить не берусь.

Быть может, надела ее моя бабушка юная
На свой самый первый, на свой самый памятный бал.
Давно отзвучала гитара ее семиструнная,
А шелковый бант ее правнук давно развязал.

Шкатулка, казалось, огромной была и бездонною…
Средь брошек, сережек, заколок, дешевых колец
Нашла я в конверте на деда с войны похоронную,
Но это в истории нашей еще не конец.

Мне вспомнилась истина — древняя, мудрая, вечная:
Со временем уксусом станет любое вино.
А жемчуг, давно не видавший тепла человечьего,
Был тусклым и ломким — он, видимо, умер давно.

Вот так и душа, не согретая теплым дыханием,
Однажды навеки покинет свой призрачный дом.
И мы улетим — до свиданья, друзья, до свидания! —
Вам сверху махнув невесомым прозрачным крылом.

Старая фотография

Фотографом обещанная птичка
Из детства все никак не долетит.
На фото — я, девчонка-невеличка,
И у меня слегка надутый вид.

Фотограф мне рассказывал про птицу,
И я ждала, дыханье затаив.
Но вот уже, готовая скатиться,
Дрожит слеза. И уничтожен миф.

Поник порхавший бабочкою бантик,
Мгновенно потеряв свою красу.
Ах, объяснять не надо, перестаньте!
Я знаю: птички — в поле и в лесу.

Им тесно в рамке фотоаппарата,
Они привыкли к высоте небес.
И я порой персоною non grata
Вдруг чувствую себя в стране чудес.

Но и сегодня жду, как в детстве, чуда.
И чудеса случаются — во сне…
А птички — нет, и никогда не будет,
Ее напрасно обещали мне.

Лежит воротничок матроски косо,
И галстук отклонился от прямой.
Устали быть приглаженными косы,
И я устала. Я хочу домой!

А где тот дом? И где родные лица?
Но — стоит на мгновение заснуть —
Ко мне из детства вылетают птицы,
Надеясь долететь когда-нибудь.

Ева

(Из цикла «Вечные Женщины»)
Мне имя — жизнь. Меня зовешь ты Евой.
Обречена на сладкий райский сон.
Евфрат — направо. Хиддекель — налево.
Назад — Гихон, а впереди — Фисон.

Разнообразья нету абсолютно:
Все те же птицы, звери и цветы.
В Раю — ужасно пусто и безлюдно,
И очень скучно — только я и ты.

Мне не с кем перемолвиться словечком,
Уж я не говорю о паре слов!
И Бог мне обещал, что будет вечной
Вот эта пресловутая любовь?

До гроба мне выслушивать Адама,
Что снова Рай я плохо убрала?
Ах, если б только были чемоданы —
Немедленно бы их я собрала

И прочь из Рая мчалась без оглядки,
Хоть к черту на кулички — только прочь!
Мне эти ваши райские порядки,
Как в горле кость. Но некому помочь:

Я одинока. Как я одинока!
А муж — он, как всегда, объелся груш,
И сон — послеобеденный, глубокий —
Не доведи Господь — я не нарушь!

Мне надоело пыль стирать с деревьев —
Так громко называются они:
Познанье! Жизнь! — Словам теперь не верю.
Неужто так и будут мчаться дни,

Как близнецы, похожи друг на друга?
А клетка золотая — тоже плен!
И тело, что сегодня так упруго,
Когда-то превратится в прах и тлен…

Но… кто это среди ветвей мелькает?
И что за плод упал мне на ладонь?
Какой он мягкий, сочный, прямо тает
Под пальцами — его ты только тронь!

Так, может, откусить? Совсем немного,
Всего кусочек, капельку, чуть-чуть…
Ну что ж, что обещанье дали Богу!
Могу я в жизни, хоть разок, рискнуть

Нарушить ход истории вселенской?!
И пусть потом душа моя болит,
Я поступлю по-своему — по-женски,
Как чувство, а не логика велит.

Моя Муза

(из иронического цикла «Сады Моей Печали»)

В Садах Моей Печали петухи
Приветствуют рассвет: «О, sole mio!».
Четвертый день не пишутся стихи –
Молчит Eвтерпа. Ей на смену Клио

Пришла, меня в историю втянув.
Ну почему я в них влипаю вечно?!
Вот, например, вчера соседский ньюф
Со мною поступил бесчеловечно:

Мне обслюнявил новое пальто…
Затем я в чью-то врезалась «Тойоту»…
Босс громко объяснил мне кое-что,
За то, что опоздала на работу…

Посеяла я где-то кошелек…
Зачем меня ты посетила, Муза?!
Вон, даже парень, что меня увлек,
Исчез до заключения союза…

Мне попугай напачкал на кровать…
Ну что? Какого ждать еще сюрприза?!
Нда-а… Остается только напевать:
«Все хорошо, прекрасная маркиза!»

Вот и пою – пощады не прошу.
Все кувырком пошло уже в начале.
Я эту Клио лично задушу,
И вновь уйду – в Сады Моей Печали…

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА