Ждут ли россиян новые «дела магнитских»?!


Пока в прессе, среди российских и американских топ-политиков не утихают «страсти по делу Магнитского», российские правозащитники все более и более обращают внимание на соблюдение и чаще несоблюдение прав человека в российской «тюремной медицине».

Тельман Мхитарян в роли очередного Магнитского?

Так, в новом номере питерской «Новой газеты» появилась публикация об известном в прошлом, крупном бизнесмене из Великого Новгорода, Тельмане Мхитаряне. «Новая» цитирует жалобу Тельмана Мхитаряна прокурору: «Я нахожусь в медчасти учреждения ФБУ ИЗ-47/5 с 13 сентября 2011 год. Состояние здоровья у меня с каждым днем ухудшается. На просьбы вызвать «скорую» я регулярно получаю необоснованные отказы. Я убежден, что они медленно, но верно убивают меня».

В августе 2010 года Тельман Мхитарян был арестован в Ереване. Через несколько месяцев он был выдан в Россию. Незадолго до этого Мхитарян пережил инсульт. Поправлялся медленно и на момент выдачи находился в клинике. Он имел целый спектр сердечно-сосудистых нарушений и тяжелейшее поражение позвоночника, a также нервные заболевания. Разумеется, по словам «Новой», этапирование в Россию Т. Мхитарян пережил тяжело.

14 сентября сего года исполняющий обязанности начальника медсанчасти, г-н Тенгиз Мдивани выписал Т. Мхитаряна из стационара больницы им. Гааза (где тот в тяжелейшем состоянии находится уже около года) на амбулаторное лечение. При этом Т. Мдивани указывал в выписном эпикризе: «У пациента очень высокий риск развития острого инфаркта миокарда, высокий риск неблагоприятного исхода течения заболевания, в том числе летального исхода... Рекомендовано: выписать на амбулаторное лечение под наблюдение врача».

И, в итоге, Тельмана Мхитаряна при переводе из Специализированной больницы им. Гааза в Следственный изолятор № 5 поместили в общую камеру. Интересный факт из его биографии: в Петербург он перевелся из Бутырки, с должности замначальника по лечебно-профилактической работе, вскоре после того, как врачи и сотрудники ФСИН, по сути, довели до смерти содержавшегося там Сергея Магнитского. Другой замначальника по лечебно-профилактической работе, г-н Дмитрий Кратов, a также врач Лариса Литвинова сейчас проходят обвиняемыми по делу Магнитского. Тюремная психиатрия в России, как она есть?

Однако, вероятно, особенно много нарушений прав человека в психиатрических больницах, где проводится принудительное лечение, либо лечение осужденных, заболевших психическим расстройством во время отбывания ими срока заключения. Так, Новости на Mail.ru в октябре 2011 года сообщают, что в Челябинской области прокурорская проверка вскрыла нарушение прав и законных интересов осужденных в областной психиатрической больнице ГУФСИН, расположенной в Магнитогорске.

Так, в ходе проверки были выявлены многочисленные нарушения требований российского законодательства. В нарушение требований Уголовно-исполнительного кодекса РФ администрация учреждения не применяла к осужденным меры взыскания за совершение ими нарушений порядка отбывания наказания. Распорядком дня больницы были установлены не предусмотренные федеральным законодательством ограничения в предоставлении осужденным краткосрочных свиданий.В помещении для проживания осужденных, занятых на хозяйственных работах, не соблюдалась норма жилой площади, которая составляла 1,8 квадратных метра на одного человека.

Выдача средств гигиены осужденным не обеспечивала их потребности в полном объеме. У несовершеннолетних осужденных отсутствовали даже полотенца. По результатам проверки прокурор Челябинской области внес исполняющему обязанности начальника ГУФСИН России по Челябинской области представление об устранении нарушений закона и привлечении виновных лиц к ответственности.

Портал «Права человека в России» в октябре 2011 года информирует, что по результатам визитирования казанского спецучреждения общественные наблюдатели направили письмо Уполномоченному по правам человека в России, Владимиру Лукину.

Казанский правозащитный центр сообщил, что во время посещения казанской психиатрической больницы специализированного типа с интенсивным наблюдением члены Общественной наблюдательной комиссии Татарстана выявили ряд нарушений в деятельности учреждения:

- фактический перелимит: на человека приходится 2 квадратных метра вместо положенных 6 метров, проход между кроватями пациентов затруднен;

- в доступных для пациента помещениях не имеется информации о государственных органах, осуществляющих надзор за деятельностью данного лечебного учреждения, а также организациях, обеспечивающих защиту прав человека;

- корреспонденция, направляемая пациентами в органы представительной и исполнительной властей, прокуратуру, суд и адвокату администрацией учреждения подвергается цензуре, что нарушает конституционные права граждан, так как Конституция РФ запрещает подобную цензуру, за исключением случаев, когда на это есть решение суда;

- администрация больницы не ведет учет жалоб и обращений пациентов, направленных в органы представительной и исполнительной властей, прокуратуру, суд и т.д.

Казанский правозащитный центр отмечает также, что:

- не реализуются требования статьи 38 Федерального закона "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании", в которой указывается - "государством создается независимая от органов здравоохранения служба защиты прав пациентов, находящихся в психиатрических стационарах", это то же, о чем неоднократно сообщает в своих обращениях и публикациях Санкт-Петербургская Гражданская комиссия по правам человека;

- не реализуются требования статьи 46 Федерального закона ""О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" о контроле общественных объединений за соблюдением прав и законных интересов граждан при оказании психиатрической помощи.

"Информацию о выявленных нарушениях мы направили Уполномоченному по правам человека в России, Владимиру Лукину, - заявил татарстанский правозащитник, Герман Алеткин. - В действующем федеральном законе "Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания" в перечень учреждений, куда имеют доступ члены ОНК, не включены психиатрические стационары министерства здравоохранения и социального развития России. Так, нам удалось попасть на территорию психбольницы только в сопровождении сотрудников аппарата Уполномоченного по правам человека в республике..."

Почему же права человека особенно сильно нарушаются в «тюремных психбольницах»? (Хотя они, конечно же, нарушаются и в соматических «тюремных больницах»). Ответ могут дать слова известного гуманиста...

Вместо эпилога:

Мишель Фуко, французский исследователь гуманитарного профиля, живший в 20-ом веке, писал о принудительном психиатрическом лечении и изоляции лиц с психическими расстройствами: «Прежде чем изоляция приобрела тот медицинский смысл, какой мы придаем ей сейчас — или, во всяком случае, какой нам угодно ей приписывать, — она преследовала цели, весьма далекие от врачевания. Необходимость в ней была продиктована императивом обязательного труда. Там, где наша филантропическая душа жаждет увидеть знаки доброты и заботы о больных, на деле обнаруживается лишь одно — осуждение и обвинение праздных...» (Ссылка: Фуко М., «История безумия в Классическую эпоху», Санкт-Петербург: Университетская книга, 1997 г.). Иными словами, изоляция так называемых «психически больных» в «тюремных психбольницах», по-прежнему, является, скорее, наказанием, чем врачеванием.

А раз так, то следует ли нам ожидать новых дел Магнитского в скором будущем?!


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Еще одна разновидность шпионской деятельности Пекина
  • Россия остается зимовать с "летним" временем
  • Обсуждая большую российскую «законотворческую новость»...
  • Проблемы ЖКХ требуют законодательного урегулирования и контроля
  • Ответ России на "список Магнитского" США не испортит отношения двух стран


  • Top