Почему в Китае сносят дома. Интервью с известным экономистом и экспертом по Китаю Чэном Сяонуном


Женщина, у которой в Китае власти незаконно снесли дом. Фото: Великая Эпоха (The Epoch Times)Женщина, у которой в Китае власти незаконно снесли дом. Фото: Великая Эпоха (The Epoch Times)Р адио «Голос Надежды», независимая радиостанция на китайском языке, пригласила известного экономиста и эксперта по Китаю Чэн Сяонуна поговорить о том, почему китайскому коммунистическому режиму так не терпится сносить дома и отбирать землю у крестьян.
В последние годы принудительные сносы, осуществляемые органами местного самоуправления, стали основной причиной социальной нестабильности, что привело к столкновениям и социальным конфликтам. Чтобы урегулировать эту ситуацию, в начале этого года китайские власти ввели новые законы и положения, касающиеся принудительного сноса.

Бюро по управлению земельными ресурсами выпустило экстренные уведомления, Министерство общественной безопасности заявило о «нулевой терпимости» по отношению к принудительному сносу, но случаи принудительного сноса продолжают происходить.

Что послужило причиной того, что эти местные чиновники и сотрудники правоохранительных органов стали пренебрегать интересами общества и прибегать к насильственным методам по снесению домов людей? Какова реальная причина?

Сегодня мы пригласили известного экономиста и эксперта по Китаю, Чэн Сяонуна, чтобы он дал свой анализ.

— Здравствуйте, г-н Чэн!

Чэн Сяонун: Здравствуйте! И привет слушателям радио «Голос Надежды!»

— Многие люди в Китае внимательно следят за проблемой незаконного отъема земли и принудительного сноса, осуществляемыми местными органами власти в последние годы. Ранее в этом году китайский коммунистический режим также выпустил несколько новых правил, пытаясь предотвратить принудительные сносы.

Тем не менее, реальность такова, что новые правила не сильно повлияли на ситуацию, и местные органы власти продолжают бесчинствовать, несмотря на указ.

Только в первом квартале этого года было зарегистрировано почти 10 000 случаев незаконного отъёма земли, это на 2,3 процента больше по сравнению с первым кварталом прошлого года. По этому поводу бюро земельных и природных ресурсов выпустило экстренное уведомление с требованием, чтобы местные власти вели строгий контроль по каждому случаю принудительного сноса, но это до сих пор это не возымело действие.

Так что же действительно вызвало сегодняшнюю ситуацию? Почему местные органы власти так стремятся к сносу? Какая у них мотивация? Мы будем говорить об этом сегодня.

Прежде, чем перейти к основной теме, прошу г-на Чэна сначала объяснить нашим слушателям новое постановление «Положение об экспроприации и компенсации домов, построенных на государственных землях». Разве в Китае существует частная собственность на землю? Что это за концепция государственной земли?

Чэн: До 1978 года, в течение тысяч лет, земля в Китае была в частной собственности. Независимо от того, были ли это времена императоров, время националистического правительства после эпохи феодализма, закончившейся в начале 20 века, или время коммунистического правления до 1978 года, это всегда было так.

В сельской местности земля была коллективной собственностью сельчан, но коллективная собственность по-прежнему частная, а не общественная, и не в собственности государства. В городах, за исключением улиц и правительственных зданий, все жилые дома были собственностью домовладельцев, что означает, что они были частными владениями. Однако всё это внезапно изменилось в 1978 году.

В 1978 году некоторые фермеры в сельских районах начали вводить так называемую контрактную систему ответственности (система бытовой ответственности). Идея заключалась в том, что фермерам должны были быть переданы квоты на земли со стороны правительства.

Многие ключевые фигуры центрального правительства, в том числе Дэн Сяопин, были против этой системы. В то время, как Чжао Цзыян в провинции Сычуань и Вань Ли в провинции Аньхой поддерживали эту систему, которая удовлетворяла фермеров. Тем не менее, большинство должностных лиц в центральном правительстве выступили против этого.

В этой ситуации Всекитайское собрание народных представителей изменило Конституцию, добавив предложение: «Земля Китайской Народной Республики является собственностью государства».

Широкая общественность не знала об этом. Кроме того, правительство не выдало никому компенсаций, после внесения этих изменений. Многие владельцы домов, например в сельской местности, чьим семьям принадлежали эти дома на протяжении поколений, вдруг внезапно узнали, что земля под ними больше не их собственность.

С тех пор вся земля в Китае была в государственной собственности. Однако, вышедшие так называемые «государственные положения» указывают не на центральное правительство, а конкретно на местные органы власти. Это означает, что все земли в пределах юрисдикции местного самоуправления находятся в собственности местных органов власти, что также означает, что местные органы власти могут свободно распределять землю.

В 1990-х конфликты были не настолько большими, потому что местные органы власти не могли принудительно сносить дома в больших масштабах. Принудительный снос в широких масштабах, на самом деле, начался в конце 1990-х и продолжается до сих пор. Теперь, проблема становится всё хуже. — Это означает, что, даже если вы покупаете дом на материковом Китае сегодня, земля под ним не твоя?

Чэн: Это уникальное явление в Китае, впервые в мире, покупая дом, ты не являешься собственником земли под ним. Я знаю, что везде земля под домом принадлежит владельцу, так что правительство не имеет права на неё. Это верно в Соединённых Штатах, Канаде и Японии, но не в Китае.

Китайские нормативные акты гласят, что если кто-то покупает дом, он имеет право использовать землю, но не имеет права собственности на неё, и есть срок, разрешающий использование этой земли.

Этот срок составляет 70 лет, в соответствии с регламентом, но правительству не очень нравится такой длительный период. В прошлом году чиновник из министерства строительства сказал средствам массовой информации, что все дома, построенные в Китае до 1995 года, плохого качества, и все они должны быть снесены.

Это означает, что если это заявление реализовывать, то тем, кто купил дома до 1995 года, хотя они имеют право на пользование землёй в течении 70 лет, правительство всё же может снести дома. Другими словами, этот 70-летний предел использования — пустое обещание. Если правительство не выдерживает его, то 70 лет — всего лишь мираж.

Предположим, что кто-то построил дом до 1995 года, но правительство хочет забрать эту землю для других целей, и тогда правительство имеет право снести этот дом. Это означает, что деньги, которые человек потратил на покупку 70-летнего использования земли, выброшены на ветер.

Скажем, правительство строит новый жилой дом на той же земле, а этот человек хочет продолжать жить там, тогда он должен купить землю во второй раз, платя за землепользование повторно. Мы знаем, что стоимость здания ограничена, как правило, менее 40 процентами стоимости дома, остальное, в основном, это стоимость земли. Так что, если правительство хочет, оно может забирать землю много раз, чтобы повторно брать за неё деньги у владельца здания.

— Из зарегистрированных случаев насильственного сноса домов, мы видим, что этим занимаются не только агенты по недвижимости, но и местные органы власти, а также сотрудники правоохранительных органов.

СМИ в Китае сообщили, что, хотя некоторые принудительные сносы осуществляются при помощи агентов по недвижимости, но без ведома местных органов власти они не смогли бы произойти.

Например, в случае самосожжения, связанного с вынужденным сносом, который произошёл в провинции Цзянси 10 сентября 2010 года, сотрудники правоохранительных органов угрожали владельцу: «Если вы не освободите дом, вы можете не дожить до завтра!».

Из этих случаев мы видим, что правительство и сотрудники правоохранительных органов манипулируют за кулисами этими происшествиями. Почему же правительство так заинтересовано в этом?

Чэн: Мы все знаем, что Ху Цзиньтао предложил строительство гармоничного общества несколько лет назад. Предложение Ху Цзиньтао было ответом на быстрый рост того, что в Китае называют «массовые инциденты», которые были 7-8 лет назад. Число массовых инцидентов возросло с 50-60 тысяч до 120 000 случаев в год. С позапрошлого года, китайское правительство больше не озвучивало цифры, потому что число может быть намного больше.

Большинство «массовых инцидентов» связано с принудительным сносом домов. Поскольку центральное правительство хочет построить гармоничное общество, а местные органы власти «проталкивают» принудительные сносы, приводящие к «массовым инцидентам», то, размышляя логически, центральное правительство должно строго наказать за это местные органы власти, поскольку они напрямую нарушают политику центрального правительства.

Однако, как мы видим, центральное правительство не вмешивается в эти события. Другими словами, в то время как центральное правительство, с одной стороны, призывает к гармоничному обществу, с другой стороны, оно позволяет местным органам власти насильно разрушать дома людей по своему желанию.

Должна быть какая-то причина такой политики. Почему центральное правительство не может остановить это? Почему местные органы власти действуют так нагло? Основная причина в том, что местные органы власти сносят дома, чтобы делать деньги.

В Китае существует термин «земельные финансы». С момента внедрения налоговой реформы, начатой Чжу Жунцзи в 1994 году, доходы местных правительств были относительно недостаточными из-за отсутствия налоговых поступлений.

Но местные органы власти расширяются, и им приходится нанимать больше чиновников, так что затраты увеличиваются. Таким образом, местные органы власти постоянно хотят «обчистить» людей, для удовлетворения своих потребностей. До 2000 года местные органы власти вымогали деньги главным образом у крестьян, путем реализации различных обязательных налогов в сельской местности.

В результате, крестьяне в Китае значительно беднее, чем горожане. Ситуация стала ещё хуже после 2000 года. Наконец, у премьера Госсовета КНР, Вэнь Цзябао, не было выбора, и он объявил об отмене обязательных налогов в сельской местности. Следовательно, органы местного самоуправления потеряли один источника дохода.

В ответ на это, местные органы власти для получения дохода придумали другую идею — разрушение домов, отъем земли и продажу этой же земли.

Это практикуется главным образом путем сговора местных органов власти и девелоперских компаний. Конечно, иногда органы местного самоуправления сами непосредственно это делают, якобы, создавая зоны развития или возводя объекты общественного назначения, а затем, отбирая некоторые земли, которые они хотят продать.

Чтобы снести дома, они сначала направляют людей, работающих в компании по недвижимости. Если это не срабатывает, они посылают полицию, чтобы заставить снести дома, как в случае в Цзянси, который мы только что упомянули. Случаи, связанные с полицейскими, довольно типичны.

После того как они сносят дома жителей и захватывают землю, местные органы власти дают какую-то компенсацию владельцам домов, но она ничтожна.

Причина в том, что местные органы власти не используют земли напрямую, а продают их компаниям по недвижимости. Они должны заработать большую сумму денег от продажи земли девелоперским компаниям. То есть, если местные органы власти компенсируют как можно меньше и поднимут цены на землю выше, то они заработают больше денег.

Как результат, в последние несколько лет, правительства Пекина и Шанхая около 50-60 процентов своих финансовых доходов получили от продажи земли. Мы можем представить себе, что если правительство проигнорирует свои собственные интересы и продаст землю по цене, по которой покупает, цена на землю будет гораздо ниже, а цены на дома будут не такими высокими.

Тем не менее, органы местного самоуправления получают много денег от сноса домов. Хотя в таких больших городах, как Пекин и Шанхай, это большая часть финансовых доходов, многие средние и небольшие города ещё больше полагаются на продажу земли.

Финансы местных органов власти делятся на три части. Одна часть бюджета состоит в основном из поступающих налогов.

Вторая — внебюджетные поступления, поступающие из обязательных оценок и пошлин.

Третья часть — внебюджетные поступления, и сюда входят доходы от земли.

Бывший премьер-министр Китая, Чжу Жунцзи, как-то сказал, что местным правительствам не хватает денег. Если третью часть отобрать, местных доходов будет недостаточно. Или это может быть представлено таким образом: местные органы власти хотят потратить гораздо больше денег, чем они могут получить из бюджета и внебюджетных доходов.

Вот почему доход от разрушений домов составляет 50-60 процентов от общей суммы доходов, даже для таких городов, как Пекин и Шанхай. Это явление, которое не может произойти в остальной части цивилизованного мира.

Точнее говоря, то, что правительство получает, это то, что теряют владельцы домов. По моим оценкам, это может составлять несколько триллионов юаней в год [один трлн. юаней равен примерно 157 миллиардам долларов США]. Таким образом, мы можем понять, почему местные правительства так маниакально и бессовестно сносят дома, и почему центральное правительство возмущено этим только на словах. Оно хочет избавиться от ответственности, дистанцируясь от этой проблемы.

Фактически, центральное правительство соглашается на противозаконные дела по «земельным финансам» местных органов власти, так как оно никогда не наказывает и не останавливает их.

Местные органы власти имеют огромные экономические интересы, связанные с земельными доходами, например, чиновники покупают автомобили, едят и пьют за государственный счёт. Они имеют роскошные особняки и ездят за границу за государственный счёт и так далее.

Если бы не было таких денег, должностные лица местного самоуправления в Китае были бы бедными. В таком случае, не было бы никакой мотивации среди «кадров». Если нет энтузиазма среди работников органов местного самоуправления, центральное правительство должно будет ждать больше времени, пока выполнят его распоряжения, которым необходимо следовать. Именно поэтому оно попустительствует местным органам власти.

Продолжение следует… Часть 2

Чэн Сяонун — доктор философии и экономист. Он бывший помощником свергнутого лидера партии Чжао Цзыяна и бывший главный редактор журнала Modern China Studies. В настоящее время он живёт в Соединённых Штатах.

Версия на английском

_________________________________________________________________

В ноябре 2008 года в Москве был создан межрегиональный саморегулируемый «ЦентрРегион», объединивший строителей России. Цель создания — защита прав и законных интересов членов СРО — индивидуальных предпринимателей и организаций, занятых в сфере строительства, реконструкции, капитального ремонта объектов капитального строительства. СРО строителей Москва проводит различные мероприятия и конкурсы с целью привлечь к работе саморегулируемые организации строителей для совместного регионального развития.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Китай: Дорожно-транспортное происшествие в Динси
  • Рассказ о встрече с легендарными жителями знаменитых гор Уданшань. Часть вторая
  • Храбрая Ти-ин, спасшая своего отца от увечья
  • КНР: Картина Сюй Бэйхуна на торгах в Пекине ушла за рекордную сумму
  • Император Вэнь, правивший Западной Хань с добродетелью


  • Top