Рассказ о встрече с легендарными жителями знаменитых гор Уданшань. Окончание


Аметист на моей шее был единственным доказательством того, что вся эта история мне не приснилась Аметист на моей шее был единственным доказательством того, что вся эта история мне не приснилась Продолжение рассказа о таинственной встрече с даосами в горах Уданшань.

Первая часть Вторая часть

Когда моё сознание вернулось в настоящее время, я заметила, что всё лицо у меня в слезах. Теперь я понимала, почему у меня всю жизнь было желание найти настоящий метод самосовершенствования.

Хуан Янь сказал, что одежда, которая сейчас на мне, была моей самой любимой одеждой в прошлом. Когда его в наказание отправили в мир людей, он тайком взял эту одежду в надежде, что когда-нибудь встретится со мной и отдаст её мне.

Он сказал: «Всё это время я жил в горах. Я знал, что ты непременно сюда придёшь. Я виноват перед тобой за тот случай с птицей Пэн. Ты тогда была сильно ранена, а меня не было рядом».

В его голосе уже не было прежней заносчивости и высокомерия. Живя в мире страданий, он многое осознал и полностью изменился.

Я ответила, что давно не держу на него зла, и сказала, что всё забыла, и если бы он не открыл мне память, то и не вспомнила бы. Затем я спросила у Даоса, как мы с ним связаны по судьбе.

Он рассказал, что раньше мы были знакомы на одном из уровней Небес, а в одном из перерождений в мире людей мы были родственниками.

Он также рассказал, что после того, как у него в процессе совершенствования открылось небесное око, и он стал видеть другие пространства, а также будущее и прошлое живых существ, его память также открылась. Он знал, что я приду сюда.

— Этот наш храм скрыт от обычных людей, они не видят его. Просто я специально показал его тебе, чтобы ты не прошла мимо своей судьбы. — Что значит «мимо своей судьбы»? — Именно так. Нынешний период истории очень важный. Если ты сейчас упустишь шанс для совершенствования, то уже никогда не сможешь вернуться в свой мир и тем более спасти живых существ твоего мира. — Почему так, я не понимаю? — Потому что метод совершенствования, который может вернуть всех в их изначальные миры и которого в течение многочисленных перерождений ждали все Боги, спустившиеся в человеческий мир, уже начал распространяться в мире людей. Такого шанса больше не будет никогда. — Значит, это именно тот метод, на который вы мне намекали вчера и который может не только вернуть меня домой, но и спасти живые существа моего мира? — Да, именно так. У тебя очень сильная связь с Буддами, поэтому они всегда скрыто охраняли тебя. Когда он это сказал, у меня из глаз потекли слёзы. Я никогда не считала себя хорошей, тем более имеющей такую большую важность для многочисленных живых существ моего мира. — Но почему они защищают меня? — Не только тебя. Очень многие Боги спустились в мир людей именно для того, чтобы спасти свои царства, и на всём пути их перерождений в этом мире в ожидании этого ключевого периода, их оберегали и защищали Боги их миров. Тот Царь Драконов, в мире которого ты жила, тоже находится среди людей. Но, к сожалению, он глубоко погряз в заблуждении, попал в ловушку материального мира, и уже не верит в самосовершенствование. Очень жаль!

Хуан Янь добавил: «Иногда я могу видеть тот мир. Все Драконы сильно опечалены. Они знают, что их Царь, который является их единственной надеждой на спасение, может не вернуться и не спасти их мир».

Я сказала, что сейчас в человеческом мире крайне мало людей, которые верят в эти вещи. Люди живут, гоняясь за материальными благами, которые они считают ценными, их изначальная природа полностью закрыта.

Я: А где же найти эту практику и как она называется?

Хуан Янь: Какая практика внезапно появилась в мире, очень быстро завоевала популярность у десятков миллионов людей и потом столкнулась с серьёзным бедствием?

Я: Ты намекаешь на Фалуньгун?

Даос: Именно. Мирские люди всегда оценивают происходящее на основе своих сформировавшихся в обществе представлений. Когда Фалуньгун начал распространяться, никто не говорил ничего плохого о нём, даже те, кто не занимался им. Но когда началось бедствие, мирские люди были окутаны ложью, и у них появились плохие мысли об этой практике, которая фактически является Законом всей Вселенной.

Я: Я слышала антипропаганду об этой практике, но сама я не изучала её, поэтому никакого отношения к ней не сформировала. Эта практика действительно распространялась очень быстро. А потом началось жестокое подавление. Однако именно после начала преследования о Фалуньгун узнало ещё больше людей, включая и меня.

Даос: Так и есть, это бедствие, с одной стороны, позволяет самосовершенствующимся закаляться, а с другой, помогает распространению Фалуньгун. Расскажу тебе одну историю о знаменитом поэте Су Дунпо (настоящее имя Су Ши, 1037 – 1101 г.г., прим. ред.).

Су Ши и монах Фо Инь часто медитировали вместе. Фо Инь был очень покладистым, и Су часто обижал его. Когда Су удавалось обмануть Фо, он всегда радостно рассказывал об этом своей сестре. Однажды они снова сели друг возле друга для медитации, и Су спросил: «Посмотри, на кого я похож?» Фо ответил: «Ты похож на Будду». Су рассмеялся и сказал: «А знаешь, кого ты мне напоминаешь? Коровий помёт». Фо ничего не ответил. Су вернулся домой и, как обычно, рассказал об этом своей сестре. Когда он закончил, вдоволь насмеявшись, сестра очень серьёзно сказала: «Такой глупый человек, как ты, ещё пытается медитировать! Известно ли тебе, что те, кто предаются созерцанию, всегда смотрят сердцем, своей изначальной природой. То, что у них в сердце, то они и видят. Фо Ин сказал тебе, что видит перед собой Будду, потому что он смотрел на тебя своей природой Будды, потому что Будда у него в сердце. А теперь вспомни, что ты ему ответил и подумай, что у тебя в сердце!»

Услышав этот рассказ, я громко рассмеялась. Наша встреча подошла к концу. Во время прощанья Хуан Янь протянул мне пурпурный камень и сказал, что этот аметист я раньше носила на шее. Я не помнила этот камень, но он был очень красивый, внутри него перемещались кристаллики.

Затем мы с настоятелем вернулись обратно в храм. Даосский мальчик уже приготовил еду и ждал нас. Ели мы втроём в полном молчании. Мальчик ничего не спрашивал о том, куда мы ходили. Излишнее любопытство среди совершенствующихся считается помехой. Надо стараться следовать естественности, то, что должен узнать, обязательно узнаешь, то, что не должен знать, не узнаешь, а если и приложишь усилия, чтобы узнать, то всё равно забудешь.

Далее у меня произошёл обрыв в памяти, только помню, как спустилась с горы и зашла в трактир, чтобы переночевать. Я обратила внимание на календарь, висящий на стене, на нем значился день, когда я только приехала в горы. То есть получается, что там я пробыла два дня, но тут прошло только несколько часов.

Я вдруг подумала, что просто заснула, и всё это мне приснилось. Однако аметист у меня на шее, которого до поездки в горы у меня не было, подтвердил, что всё это не было сном.

Вернувшись домой, я сразу же нашла книги Фалунь Дафа и стала их изучать. С тех пор в процессе совершенствования со мной произошло множество удивительных перемен. Но о более глубоких вещах рассказывать не имеет смысла. Те, кто способен понять, и так всё поймут из моего рассказа.

Я рассказала об этом только сейчас, потому что ощущаю приближение самого ключевого события. Понимаю, что для многих поверить во всё это будет трудно, но времени уже почти нет, и надо использовать любые способы, чтобы помочь людям пробудиться. Ведь все люди сейчас необычные. Очень скоро проявится истинная картина! Пожалуйста, не упустите свой шанс, ради которого вы здесь!


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Экономист вызвал «циклон» в китайском Интернете
  • В КНР столкнулись сотни машин
  • Драконы Китая
  • Дом престарелых в китайской деревне похож на свинарник
  • Гринпис: детские товары китайских производителей опасны для здоровья


  • Top