КНР: процветание и рост или стагнация и полное крушение


КНР в преддверии новой мировой кризисной волны на, первый неискушенный взгляд, выглядит самой успешной из великих экономических держав. Так что же стоит за этим успехом: дальнейшее продвижение вверх к процветающему обществу или полный крах?

По мнению некоторых экспертов, «китайская модель», обеспечивающая этот успех, уже себя изжила.

Последние 4 кризисных года, приведшие почти все развитые страны к кризису, стали для КНР эпохой очередного экономического скачка. По статистическим данным КНР, за 9 месяцев 2011 года, ВВП страны по сравнению с докризисным 2007 годом, вырос на 43%.

В докризисном 2007 году доля КНР в мировом валовом продукте (вычисленная по паритету покупательной способности), составляла 11%, а 2011-м поднялась до 14%. Сегодня КНР – это самая крупная в мире промышленность, самое крупное в мире сельское хозяйство и самый большой в мире экспорт.

КНР за 4 последних кризисных для экономик стран всего мира года, по многим показателям не только сократила разрыв между США и собой, но и значительно увеличила разрыв между собой и Японией, третьей мировой экономической державой. В 2007-м экономика КНР превышала японскую в 1,7 раза, а сегодня – в 2,5 раза.

Но, как и у всякой медали, у китайской тоже есть оборотная сторона. Несмотря на общие высокие показатели, производство товаров на одного среднестатистического жителя Поднебесной даже сейчас почти в полтора раза ниже среднемирового. Разумеется, за этими усредненными показателями стоят огромные контрасты: две-три сотни миллионов китайцев перешагнули в XXI век и живут, купаясь в роскоши, больше полумиллиарда нищенствуют на уровне середины прошлого века, а оставшееся население зависло где-то в промежутке между первыми и вторыми.

По некоторым подсчетам, примерно к 2015-2020 году КНР, предположительно, может выйти на первое место в мире по уровню развития своей экономики, и достигнет среднемирового уровня производства на душу населения, официально перейдя из бедных стран в среднезажиточные.

Но даже если доля КНР в мировой экономике вырастет до одной пятой, это в несколько раз меньше, чем было у США на пике могущества их экономики, поэтому назвать такое первенство мировой хозяйственной гегемонией еще будет нельзя. К этому же времени «китайская модель» экономического развития себя исчерпает, для дальнейшего роста и развития придется найти новую, или жить в застое. Все это видно уже сейчас.

Сегодня КНР представляет собой мировой сборочный цех. В страну ввозятся сырье и комплектующие, а готовые изделия вывозятся и заполняют собой магазины всего мира. Внутреннее потребление тормозится заниженным курсом юаня и толкает к росту экспорта, делая его дешевым и непобедимым в конкуренции.

Власти КНР экономят огромные средства на более чем скромном уровне гособязательств в пенсионной сфере и медицине. Сэкономленные средства вкладываются в экономику, дорожное строительство и разнообразные модернизаторские проекты. Еще один огромный источник экономии средств – политика государства, направленная на ограничение рождаемости, приносящая на данном этапе «блестящий успех»: население страны почти не растет, а его доля в населении планеты плавно снижается и составляет около 19%.

Приток рабочей силы в промышленности происходит за счет сельского населения. Власти КНР железной рукой эксплуатируют дешевый труд селян, а статус постоянных жителей больших городов для многих из них до сих пор остается лишь мечтой.

Экономика КНР, в отличие от западных экономик, вошла в кризис, так сказать, «налегке» не обремененная огромными социальными расходами, госдолгами и бюджетными дефицитами.

Но всякая экономическая модель имеет свой ресурс, и он не безграничен. Уровень инфляции в КНР пока невелик, но для нормального развития уже слишком высок. Его придется притормаживать путем замедления роста экономики.

Юань на сегодня уже не так дешев, как раньше, и превышение китайского экспорта над импортом в 2011 году заметно меньше, чем в предыдущем. Запасы дешевой сельской рабочей силы все еще велики, но они уже не кажутся неисчерпаемыми, ее отток в города уже слабеет, а значит, иссякают и возможности экстенсивного роста экономики. В связи с чем уменьшается возможность эксплуатировать дешевую рабочую силу.

Да и сами китайцы уже не хотят быть безропотными. Они уже в полный голос требуют от властей социальных гарантий. И власти КНР вынуждены считаться с их требованиями. Все это означает, что сложившаяся китайская экономическая модель себя изжила. Настало время выбрать новую. Время на ее реконструкцию измеряется даже не десятилетиями, а, скорее, уже годами. Новая волна мирового кризиса уже поднимается, и она потребует от КНР более глубоких, более сложных и, видимо, более дорогостоящих перемен.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • В КНР уничтожена большая часть культурного наследия
  • Древний китайский календарь
  • Рассказ свидетелей о преследовании сторонников Фалуньгун в китайских лагерях
  • Всемирный опрос Q&A: «Есть ли что-то хорошее в проблемах?»
  • В 18 видах китайской косметики обнаружены токсичные вещества

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top