Надежда Ажгихина: Любые конфликты в семье надо решать цивилизованно

логотип Epoch times
Надежда Ажгихина: Любые конфликты в семье надо решать цивилизованно

Страшная статистика неумолима – каждые 40 минут в России женщина становится жертвой домашнего насилия. У российской женщины вероятность быть убитой своим мужем или партнером в 2,5 раза выше, чем у американки, и в 5 раз выше, чем у жительницы Западной Европы.

Вдобавок к этому ежегодно тысячи женщин становятся жертвами современных работорговцев, сотни девушек насильственно выдают замуж, десятки погибают в результате убийств чести.

О нелегкой судьбе российских женщин мы говорили с кандидатом филологических наук Надеждой Ажгихиной – Секретарем Союза журналистов России, членом Гендерного совета Международной Федерации журналистов, членом межведомственной комиссии по гендерному равенству при правительстве РФ, членом редколлегии международных журналов «Гендерные исследования» и «Гендер и СМИ».

- Надежда Ильинична, насилие над женщинами стало крайне распространенным явлением в мире. Какиепредпосылки у этого явления в нашей стране?

Н.А.: Насилие над женщинами носит глобальный характер, и оно появилось не сегодня, оно существовало всегда. В средние века в ряде восточных стран, если рождалась девочка, ее могли просто закопать в песок. Убийство женщины вообще часто не считалось преступлением и хорошо, что это ушло в прошлое.

По мнению коллег из ООН, из других международных организаций, в большинстве стран сейчас приняты законы, оценивающие как преступление не только убийство женщины, но ущемление ее прав, угрозу ее жизни, а также физическое, психологическое и сексуальное насилие.

В современной России также наблюдается тенденция оградить женщину от насилия, защитить ее свободу. Наша страна ведь очень разная. И, увы, несмотря на советское и современное российское законодательство, насилие в отношении женщин проявляется последовательно и повсеместно. Кстати, не только в России, но и в США, в Европе. Там лучше работают с проблемой, дольше и основательнее, там женщине есть куда спрятаться, и полиция работает очень слаженно и масса психологических служб, центров доверия, которая помогает жертве. И все равно насилие есть.

- Женщину, попавшую в трудное положение, вряд ли успокоит, что в других странах тоже бьют? Почему у нас актов насилия над женщиной совершается больше, чем в других европейских странах?

Н.А.: Дело не в том, что в России насилие происходит чаще. Думаю, тем, кого бьют, безразлично, больше или меньше страдают избитые женщины в других странах. Эта страшная трагедия не столько личная, сколько общественная. И общество должно сделать все, чтобы насилие ушло из нашей жизни. Я бы сказала, что эта тема тесно связана с проблемой гендерного неравенства в обществе в целом.

- Когда вы заинтересовались этой проблемой?

Н.А.: В начале 90-х, как и многие, кто занимается у нас гендерной проблематикой. Поначалу этот интерес у многих коллег понимания не находил. Не потому, что женщинам не сочувствовали, вовсе нет, – не видели темы. Отчасти и потому, что формально декларированное равенство при социализме многие воспринимали как часть официальной пропаганды и только.

С началом перестройки стали происходить трансформации нашего сознания, женщины оказались выброшенными из рыночных преобразований, их стали увольнять с работы, как ненужный балласт. Помните статьи о «безработице с женским лицом»? Увольняли тогда женщин массово на предприятиях ВПО и других, руководствуясь часто стереотипными представлениями о том, что женщине лучше сидеть дома с детьми, что она плохой работник...

Нас заинтересовала эта тема, и мы создали общественную организацию Ассоциацию журналисток. Кстати, мужчины также примкнули к нам с самых первых дней. Нам захотелось изучить, почему происходит такой дисбаланс, и почему весь прогресс связан исключительно с именами известных и неизвестных нам мужчин, а многие женщины, которые тоже участвовали в перестройке, куда-то отодвигаются, и почему на авансцену массовой культуры и СМИ вместо передовой доярки, выходит фотомодель.

О реальных нуждах женщин СМИ перестали говорить вообще, рассматривая их как рецидив советского проекта... Результаты всем известны.

- Какая связь между трансформацией сознания и женским насилием?

Н.А.: Первая тема, пробившая брешь в некоем заговоре молчания о гендерных сюжетах, как раз и была проблема насилия. Об этом начали писать, привлекать экспертов, выслушивать тех, кто не побоялся рассказать о своей беде и помогал другим.

Тогда-то и выяснилось много интересного. Так, мы узнали, что по данным МВД в 1992 году, 14 тыс. женщин было убито своими мужьями и партнерами. То есть почти столько же, сколько погибло советских солдат за всю афганскую кампанию! С тех пор эти цифры по стране не меняются, несмотря на все усилия, предпринимаемые по преодолению жестокости в семье.

Еще одна цифра, также трагически стабильная – до 2 тысяч детей каждый год погибают не где-то за океаном, а у нас в России, в своих семьях! Меня восхищает, как наши пропагандисты клеймят американцев, которые мучают русских детей, иногда даже убивают их. Бесспорно, это страшное преступление, оно должно быть наказано, но никто при этом не говорит, сколько гибнет детей в российских семьях, и это для нас не тема.

Насилие – это очевидное зло, все это понимают. Некоторые сторонники нетрадиционных методов воспитания говорят, что ребенка и жену полезно постегать, проучить. Но этот средневековый подход далеко не правовой и не приемлем для современного общества, которое стремится к модернизации. Исследованиями ученых доказано, что если ребенка в детстве били, мало того что у него остается травма на всю жизнь, он сам будет бить и своих детей, поднимет руку и на родителей.

Любые конфликты в семье надо решать цивилизованно, искать способы их разрешения.

- Какие вы видите способы решения проблемы?

Н.А.: Мы увидели, что эта тема не получила достаточного развития, и это очень плохо, не позволяет нам двигаться вперед и реально осуществить модернизацию.

За все эти годы были разработаны и предложены механизмы помощи семье, оказанию реальной поддержки в трудных ситуациях для женщин и детей, в 1995 году даже был разработан проект Закона о предотвращении жестокости и насилия в семье и представлен в Госдуму.

Но закон так и не был принят, к сожалению, у нас законы часто нуждаются в серьезном лоббировании. А кто будет лоббировать интересы бедных женщин и детей? У них нет никакого доступа к ресурсам, никаких других стимулирующих факторов, в то время как работа в этом направлении очень трудная и затратная, требует и человеческих и материальных ресурсов.

Чтобы серьезно заниматься модернизацией в этом вопросе, надо создавать центры поддержки, платить людям, которые ходят в семьи, занимаются реабилитацией жертв и т.д.

Но это надо делать, это напрямую повлияет на изменение всего климата в обществе, на его гуманизацию, можно сказать, очеловечивание. Не секрет, что многие женщины привыкли жить в атмосфере насилия и даже не стараются кардинально ее изменить, хотя возможности для этого есть.

- Вероятно, для оправдания такого фактора от поколения к поколению переходит расхожая фраза «бьет, значит любит»?

Н.А.: Это глупое утверждение, наша беда еще и в том, что мы на эту тему не говорим. А стереотипы очень сильны, посмотрите по ТВ, герой тот, кто бьет. А бьет он всех подряд. И, хотя в популярных сериалах наши мужественные защитники закона осуждают и наказывают тех, кто повинен в домашнем насилии, во многом традиционный образ «героя» убеждает аудиторию, что единственный способ разрешения конфликтов – это насилие. При этом в сериалах женщина, которая подверглась насилию, стремится к мести, и очень часто отвечает насилием своим обидчикам.

В сознании обывателя возникает понятный ассоциативный ряд. Это очень вредно и опасно, и если мы хотим жить в правовом обществе, мы должны показывать и пропагандировать, как можно найти правовое решение защиты наших граждан. Надо понять, что преодоление насилия в семье – не частное, но государственное дело. Как говорит Марина Писклакова-Паркер, директор Национального центра по предотвращению насилия «АННА»: «Проблема насилия в семье – это не частное дело, это проблема общества, социума, и общество должно сделать все, чтобы эта проблема сошла на «нет».

- Стереотипы, о которых говорите Вы, могут быть связаны и с низкой самооценкой у женщин?

Н.А.: Это проблема экзистенциальная. Низкая самооценка встречается и у российской интеллигенции, в целом, у большинства российских мужчин, не только у женщин. У нас вообще человек мало ценит себя, свой труд и свое достоинство, наверное, на это есть глубокие исторические причины.

Действительно, можно сказать, что российская женщина находится в таком униженном, бедственном положении из-за своей низкой самооценки. Мы не умеем себя уважать, у нас отсутствует понятие уважения к себе, да и к другому тоже.

Мы видим это каждый день. Ведь как ведут себя люди в транспорте, за рулем? Они не уважают ни себя, ни другого. Сейчас появились дорогие магазины, где персонал старается быть очень вежливым с покупателями, но у них не всегда получается. Придите в любое учреждение, например, в ЖЭК, и вы тут же поймете, что это очень старое наследие.

- Хотелось бы услышать от Вас о другом стереотипе отношений, когда женщина, подвергающаяся домашнему насилию, все же не уходит от мужа, говоря при этом, что он «хороший, без меня он пропадет»?

Н.А.: Надо понимать, что нам приходится рассматривать очень разный тип женщин и разный тип отношений. Да, есть такой стереотип, что он без меня пропадет, и он встречается не только у нас, это происходит и в других странах. Женщины подают в полицию заявление о совершенном насилии над ними, а потом забирают через некоторое время и это происходит по разным причинам.

Женщине некомфортно уйти в другое место, им страшно оставить устоявшуюся форму материальной и психологической обеспеченности. Не каждый готов начать новую жизнь, для кого-то удобнее жить в атмосфере насилия, это обусловлено очень сложной психологической связью между жертвой и насильником.

Есть и такие, которые долго терпят насилие, в какой-то момент убивают своего насильника, и оказываются в тюрьме. Мы не должны допускать до этого.

Как им помочь? Прежде всего, надо рассказывать, что можно жить иначе, помогать женщинам, которые хотят выйти из атмосферы насилия, давать информацию, куда им обратиться, где они могут получить поддержку. Ну и самим женщинам повысить свою самооценку, потому что женщина сейчас как никогда активна во всех областях, ей надо найти такие ориентиры, которые наполняли бы ее существование смыслом жизни.

- Что нужно для формирования гармоничного отношения в семье, без насилия, без желания подавить другого?

Н.А.: Что необходимо сделать в первую очередь – это обеспечить партнерские отношения между женщиной и мужчиной. На уровне общества, причем реально, а не только декларировать партнерство. А это невозможно без воспитания уважения к человеческому достоинству в принципе, и без соблюдения этого достоинства.

- Такие слова как Родина, Жизнь, Земля, Мать – женского рода, не наносим ли мы удар по природе человеческой жизни, унижая женщину?

Н.А.: В мире людей сейчас полный хаос, у нас матери убивают детей, ради денег дети убивают своих родителей, наша действительность страшна. Тут приходится думать не только о женском и мужском начале, ведь большинство людей совсем не понимают, зачем человек пришел в эту жизнь.

Политические решения тоже не способствуют повышению значимости жизни человека и его нужд. Женщина не живет в безвоздушном пространстве, если она живет в пещере с людоедами, она будет людоедкой, и ребенок будет людоедом, мы все зависим друг от друга.

Наверное, задача журналистов помогать создать атмосферу доброжелательности в обществе. Да, сейчас люди стали злыми, они не заботятся ни о душе, ни о чем другом. Конечно, не все такие, есть исключения, но у меня такое ощущение, что мы не занимаемся очень важной работой – мы не занимаемся личным самосовершенствованием, мы не занимаемся совершенствованием нашего социального пространства.

Многие люди считают, что это не их забота, что кто-то другой должен этим заниматься, но у каждого своя ответственность перед божественным замыслом, ради чего его сюда послали.

Всегда были и есть люди, которые не только сами развивались и старались жить по совести, но и вокруг себя старались обустраивать пространство.

Может кому-то покажется это идеалистическим представлением, но нам, журналистам, надо рассказывать о таких людях, а также привлекать внимание к очень больной, острой проблеме, с которой мы начали разговор.

В проблеме женского насилия, как в зеркале отражаются все язвы и недостатки нашего общества. Для того, чтобы побороть жестокость и насилие в семье, необходимо усовершенствовать наше общество.

И в плане социальной поддержки, чтобы сделать ее не формальной, надо изменить наше отношение к домашнему насилию, к недостаткам здравоохранения, к пенсионному обеспечению и многому другому.

Рано или поздно этот нарыв надо промыть, наложить на рану повязку и постараться, чтобы этого больше не было, а не замалчивать стыдливо.

- Какие позитивные изменения произошли с тех пор, что Вы начали заниматься этим вопросом?

Н.А.: Позитив, несомненно, есть. Сейчас уже все понимают, что проблема домашнего насилия очень важна, что это преступление, хотя до сих пор есть те, кто с этим в душе не согласен.

Положительным является и тот момент, что о теме женского насилия стали говорить и в контексте прав человека и в контексте нашего всеобщего развития, что говорит о значимости вопроса.

Очень хорошо, что в нашей стране становится все больше общественных организаций, которые приходят на помощь, поддерживают отчаявшихся и попавших в беду женщин. И я верю, государство также проявит больше политической воли в этом вопросе. Другими словами, впереди много работы, солидарных действий, можно сказать, во имя нашего собственного благополучия и обновления. Это трудная работа. Но иного пути нет.

- Благодарю Вас за интересную беседу.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ -

ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Вас также может заинтересовать:

  • Бытовая химия - минное поле нашего дома
  • Цена здоровья в условиях экономического кризиса в Греции
  • Юмор и оптимизм помогают преодолеть страх перед стоматологом
  • Клюквенный сок снова на пьедестале
  • Спасибо за все!
  • Комментарии:
    Рекомендуем