В Монголии по-прежнему любят язык Пушкина


Фото: Getty ImagesФото: Getty ImagesВ Монголии по-прежнему любят русский язык. Придя в любой магазин или другое общественное место, россияне не чувствуют себя иностранцами. Все монголы говорят свободно на русском языке – языке Пушкина. Все школы имеют в своих учебных планах обязательное обучение русскому языку и литературе. В детских садах также обучают русскому языку.

Министерство образования, культуры и науки Монголии утверждает, что, согласно утвержденному учебному плану, более 10 тысяч студентов в 41 государственном и 130 частных высших учебных заведениях страны изучают русский язык по 6-7 часов в неделю. В стране имеется 542 общеобразовательные средние школы, в которых более 300 тысяч учащихся изучают русский язык. На русский язык в школе отводится 655 учебных часов. В стране также еще работают 14 частных средних школ с обучением на русском языке, в них учатся 6308 учащихся. Даже в удаленных аймаках есть школы с углубленным изучением русского языка.

Дети монголов начинают изучать русский язык еще в детском саду. С трех лет малыши заучивают стихи Барто, Маршака, Михалкова. Все детские праздники и утренники проходят только на русском языке. Русские воспитатели читают им русские сказки. Все обучающие занятия по развитию речи, логопедии, музыке, математике тоже ведутся на русском языке. Поэтому, когда моя дочка, приехав из России и придя в детский сад, без труда влилась в детский коллектив, найдя там много друзей. Помогли ей в этом и монгольские воспитатели, которые также все неплохо говорят на русском языке.

В Монголию я приехала работать учителем начальных классов. Прочитав объявление о конкурсном наборе учителей разного профиля для работы в Монголии, я подала заявку, прошла собеседование, которое проводил представитель монгольского государства. Он обучался в России, много лет жил тут, поэтому он говорил на русском свободно и без акцента.

Конечно, российских учителей сразу привлекли условия работы. По приезду на место работы, учителям сразу же выделялось благоустроенное жилье за символическую плату. Особенно привлекла зарплата, которая во много раз превышала российскую, при этом цены на все потребительские товары и продукты в Монголии раза в два – три ниже. Я не стала много времени раздумывать, заключила трудовой договор, решив уехать в Монголию вместе с семьей.

Приехав на новое место работы, мы получили квартиру. Школа, в которой мне предстояло работать, была монгольская, большинство учеников были монголы, только немного русских детей и учителей мелькали в большой толпе школьников.

Первоклассники проходили жесткий экзамен, чтобы учиться в этой школе. Получив список учащихся, я стала изучать их экзаменационные работы. Начав с работ, написанных на тройки (двоечников не брали), я была просто поражена. За работу поставлена тройка, а в ней всего одна ошибка и два исправления. Написана она была красивым каллиграфическим почерком. «Но эта работа тянет на твердую четверку, а если учитывать, что писал иностранец, да еще и дошкольник, то здесь и пятерку можно поставить»,- подумала я. Остальные экзаменационные работы были такие же качественные, грамотные, аккуратные.

Но администрация меня предупредила, что мне достался по составу класс не самый сильный, и работы предстоит много. И вот начался учебный год. Смотрю анкетные данные учеников перед первым родительским собранием, заочно знакомлюсь с родителями. Читать анкеты учеников было интересно. Среди родителей были продавцы, овцеводы, водители такси, министры, замминистры, предприниматели, фермеры, строители, рабочие, главврачи республиканских больниц, доктора наук, кандидаты наук. Какие же будут дети?

Дети меня сразили сразу своей любовью и уважением. В классе было 35 человек, каждый день по шесть уроков, и …тишина в течение всего учебного дня. Все 35 пар глаз без отрыва смотрели только на меня, только на доску, только в учебник. Это был большой контраст с шумными и не очень дисциплинированными русскими школьниками. Нет, не думайте, что монгольские дети были заторможенные, на переменах они, как и все дети семилетнего возраста, играли, смеялись, бегали. Но звонок звенел, и снова в классах воцарялась тишина.

Следующее потрясение меня настигло на уроке чтения. Все дети знали русские народные сказки! Не просто знали, но могли их пересказать дословно, а также знали русские пословицы, скороговорки, загадки, песенки. Сейчас мы сетуем, что мы не знаем своих традиций. А откуда нам их знать, ведь вся кладезь народной мудрости содержатся в русском фольклоре, русском народном творчестве. Российские первоклашки даже и не слышали о колобке, теремке, трех медведях и снегурочке, и мультфильмы они смотрят тоже все больше диснеевские. А тут я просто заслушивалась русскими сказками, рассказанными монгольскими детьми на русском языке с легким монгольским акцентом.

Поразило уважение к труду учителя. В Монголии бакша (учитель) воздвигнут на высокий пьедестал. Родители гордятся тем, что русская бакша приехала учить их детей. В Монголии так уважают учителей, что День Учителя празднуют два раза: первый раз по Российскому, второй раз – по монгольскому календарю.

Уроки я вела на русском языке по всем основным предметам, кроме физкультуры, музыки, английского языка. Уже с первого класса монгольские дети учат два иностранных языка. С пятого начинают изучать второй европейский язык на выбор, а с девятого изучают по выбору восточные языки. По окончании общеобразовательной школы монгольские дети знают не меньше четырех языков.

Все монголы просто помешаны на спорте. Особенно на баскетболе. Всегда носят с собой баскетбольный мяч. На переменах все баскетбольные площадки (а они просто усеяли всю школьную территорию) гудят от ударов мячей и криков восторга от забитых голов. А еще они обожают скачки, национальную борьбу и стрельбу из лука. Причем, все монголы не чураются национальной моды. Везде можно увидеть взрослых и детей, как в европейской одежде, так и в монгольской. А на выпускном вечере школьники просто гордятся своими нарядами в национальном стиле. Там не увидишь оголенных плеч или спин у девушек, а у парней рваных джинсов и кроссовок.

В Монголии проводились телеуроки русского языка. На радио и телевидении проводились праздники, дни и недели русского языка. Организовывались фестивали русских песен и конкурсы чтецов среди детей и молодежи. В Монголии существует такой же, как в России, детский оздоровительный лагерь «Артек», где отдыхают и весело проводят время лучшие ученики, спортсмены, эрудиты, полиглоты.

Эрудированные, начитанные, почти в совершенстве говорящие на русском (не мудрено, изучали с трех лет!) и других иностранных языках, монгольские школьники легко усваивали учебный материал. Помогала усердность, настойчивость, ответственность и стремление, нет, даже не стремление, а жажда всего нового, пусть трудного, но интересного и полезного для будущего.

Мой сын учился в седьмом классе этой же школы. В классе было 43 ученика, русских пятеро. Все пятеро закончили первую четверть с двойками по всем основным предметам, включая русский. Моему сыну, который был почти отличником в России, это было пережить очень сложно. «Мама, может нанять репетиторов?» - удрученно спросил меня сын. Я молчала. В принципе, я не удивилась таким оценкам, ведь увидев, с каким рвением и старанием постигают науки монгольские школьники, я поняла, насколько российские школьники отстают от них. Долго мы с ним разбирали причины неуспеваемости, но мне удалось сыну объяснить, что без труда, усердия, постоянного повторения материала не будет прочных, настоящих знаний.

Сын понял, засел за учебники, с головой погрузился в учебу, ходил на факультативы и консультации, благо, что все они были бесплатные для учеников школы. Помню, как мы всей семьей радовались первой тройке за АКР (административная контрольная работа, которую проводит либо директор, либо замдиректора неожиданно, без всякого предупреждения, по своим текстам). Купили огромный торт, фрукты, мороженое, для истории семьи сфотографировали саму работу. Сын повысил успеваемость. К концу учебного года в табеле вновь засияли хорошие оценки. Это для него стало большим уроком.

Вернувшись в Россию, он резко отличался от своих одноклассников серьезностью в учебе, отношением к учителям, к урокам, к планированию своего будущего, спортом стал увлекаться. Каким? Конечно, баскетболом! До Монголии он любил смотреть телевизор и проводить время с приятелями на улице. Мамы его одноклассников спрашивали меня, как мне удалось сыну внушить, что алкоголь и курение наносят вред, ведь до отъезда на вечеринках с друзьями он употреблял «легкий алкоголь и легкие сигареты в допустимых нормах».

Я пыталась им объяснить, что никакого гениального воспитательного метода нет, надо просто посмотреть, как живут «отсталые» страны третьего мира, какой и сегодня считается у нас Монголия. И мы увидим, насколько мы отстали в своем интеллектуальном и моральном развитии. Тогда мы перестанем обвинять всех, плохую школу, плохих учителей, слишком трудные и неинтересные школьные программы, министров, правительство, государство. И начнем с себя, со своего ребенка, с наших обязанностей, морали, нравственности, исконно народных традиций. Вот тогда и интерес к языку Пушкина не иссякнет, а народные традиции, которые он воспевал в своих гениальных творениях, продолжатся в делах наших и жизни, а не останутся на бумаге. И восхищаться языком Пушкина, и знать, и понимать этот язык будут не только в Монголии, но и в России.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Год китайской культуры в Германии - правозащитники бьют тревогу
  • Парад в честь китайского Нового года в Сиднее
  • Число жертв тропического циклона Игги в Индонезии выросло до 14 человек, ранены 60
  • Сухогруз в штате Кентукки разрушил часть моста, жертв нет
  • Россия продолжает блокировать резолюцию ООН против кровопролития в Сирии

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top