Рассказ бывшего китайского военного о секретных ядерных испытаниях в Китае


Отставные военные 8023-й воинской части проводят мирную акцию протеста на крыльце администрации уезда Чанчжи провинции Шаньси, требую от властей обеспечить их пенсиями и социальной защитой. 2011 год. Фото предоставил Лю ЦинОтставные военные 8023-й воинской части проводят мирную акцию протеста на крыльце администрации уезда Чанчжи провинции Шаньси, требую от властей обеспечить их пенсиями и социальной защитой. 2011 год. Фото предоставил Лю ЦинЗа 32 года правительство КНР провело в регионе СУАР 46 секретных ядерных испытаний, в результате которых погибли и пострадали более миллиона человек. При этом правящий режим не только продолжает держать всю информацию в секрете, но и практически не оказывает никакой помощи пострадавшим от радиации солдатам.

Озеро Лоб-Нор, расположенное в северо-восточной части уезда Чарклык Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР), раньше было крупным водоёмом площадью 5400 кв. м. Однако в 70-х годах оно полностью засохло и стало частью пустыни Такла-Макан.

Ранее, 13 июня 1959 года, правительство Китая построило в этом районе базу для ядерных испытаний, и в период с 1964 по 1996 годы там было проведено 46 ядерных взрывов общей мощностью 20 млн тонн тротила. Это не только создало тысячи воронок-шрамов на дне озера, но и также отразилось на здоровье солдат и местных жителей и нанесло большой ущерб окружающей среде.

Японский учёный-физик, профессор Джун Такада провёл исследование последствий ядерных испытаний в Китае. В его отчёте говорится, что во время этих испытаний не было принято надлежащих мер защиты от радиации и что нанесённый ущерб от них в четыре раза больше, чем от ядерного взрыва в Хиросиме.

По подсчётам японского профессора, в результате ядерных испытаний в Китае погибло 190 тысяч местных жителей, кроме этого, чрезмерные дозы радиации получили 1,29 млн человек.

Однако режим КНР до сих пор держит всё это в тайне.

Отставной военный 8023-й воинской части выступает в защиту своих прав. Фото предоставил Лю ЦинОтставной военный 8023-й воинской части выступает в защиту своих прав. Фото предоставил Лю ЦинЛю Цин (псевдоним), ныне проживающий в австралийском Мельбурне бывший военный, который десять лет служил в 8023-й воинской части, принимавшей участие в ядерных испытаниях, рассказал The Epoch Times о тех событиях, свидетелем которых он был.

По его словам, радиационное облучение разной степени получили, по меньшей мере, сотни тысяч солдат их воинской части.

«Каждый раз после очередного взрыва, люди из генерального штаба забирали все списки солдат, которые работали в зоне взрыва и получали сильные дозы радиации. Это относилось к секретным материалам. Так как власти компартии до сих пор держат в строгом секрете информацию об ущербе от тех испытаний, точное число пострадавших назвать трудно», — рассказывает Лю.

Сам Лю, которому в то время было 18 лет, пять раз выполнял задания на полигоне ядерных испытаний, и жил там более полугода. Несколько раз он был в самом центре ядерного взрыва и своими руками щупал повреждённую самым первым взрывом в 1964 году железную вышку. Вся защита солдат от радиации состояла из обычной военной формы, а когда они возвращались из заражённого района, никто не проводил у них замеры уровня радиации.

«У нас не было никаких средств защиты, кроме обычной военной формы. Нас посылали на полигон после взрыва выполнять поставленную задачу, при этом мы совсем не знали, какой там уровень радиации. Все мы были молодые и крепкие парни, поэтому вначале не ощущали никаких последствий. Только через несколько лет после демобилизации я узнал, как действует радиация и какие средства защиты необходимы. Тогда я понял, как с нами поступила компартия. Они же, наверняка, всё это знали и сознательно нас не инструктировали о возможных последствиях», — говорит Лю.

Далее Лю продолжает: «Испытания проводились абсолютно бесчеловечно. Компартия никогда не ценила человеческие жизни. Буквально через три минуты после взрыва 30 тысяч солдат отправлялись туда и проводили учения. Это были танковые, бронетанковые войска и кавалерия. Можно сказать, что эксперименты проводились прямо на людях. Высшее руководство туда даже близко не подходило. Они показывались там иногда перед взрывом. А мы каждый раз выполняли там боевые задачи в течение десяти с лишним дней, причём самых молодых, таких, как я, обычно отправляли первыми, а командиры были далеко позади».

24 сентября 1996 года Генеральная Ассамблея ООН, в которую входит и Китай, приняла Договор о всеобъемлющем запрещении испытаний ядерного оружия.

Отставные военные 8023-й воинской части защищают свои права. Фото предоставил Лю ЦинОтставные военные 8023-й воинской части защищают свои права. Фото предоставил Лю ЦинОднако, по словам Лю, после подписания этого договора правительство КНР проводило и продолжает проводить ядерные испытания, только они меньшего масштаба, и проводятся, в основном, под землёй, поэтому зафиксировать их невозможно.

«Мне сказал об этом мой друг военный, который непосредственно участвовал в этих испытаниях. Он сказал, что об этом нет никаких документов, все приказы передаются устно, власти опасаются документальных улик», — говорит Лю.

«Самое неприятное то, — продолжает Лю, — что после завершения этой программы, власти практически не заботятся о тех пострадавших, кто в ней участвовал. Людей просто использовали и выбросили. Только через семь лет многочисленных протестов и обращений с жалобами десятки тысяч отставных военных добились того, что в 2003 году правительство приняло закон о проведении медицинского обследования всех, кто там работал в те годы. Однако принятие этого закона — это только полдела. Развитая в Китае бюрократическая система сильно препятствует выполнению принимаемых законов. Многие мои бывшие сослуживцы до сих пор не прошли медицинский осмотр, а многие уже умерли. Никому из нас власти не дали степень инвалидности и не признали нас пострадавшими. При этом полиция часто жестоко избивает митингующих отставных военных. Одному моему другу полицейские проломили голову».

Власти не только болезненно реагируют на их протесты, но видят угрозу даже в их совместных посиделках. Лю рассказал случай, который произошёл 9 апреля 2008 года. Более 10 бывших военных 8023-й части собрались в районе Наньань города Чунцина вместе, чтобы попить чаю и вспомнить былое. Это были люди в возрасте от 50 до 70 лет. Однако во время встречи на них напали более 30 полицейских в форме и в штатском, и начали избивать, а потом забрали в отделение. Власти заявили, что это «незаконное собрание», которое «может перерасти в акцию протеста».

Лю демобилизовался и перешёл на гражданскую работу в октябре 1985 года. Вскоре у него начались проблемы со здоровьем. Ему тогда было 24 года. Сначала его не покидали респираторные заболевания, затем начали выпадать зубы, появился хронический гастрит, гепатит В, ринит, понижение лейкоцитов в крови, а также бессонница. Двое его бывших сослуживцев, которые работали вместе с ним, умерли от рака.

«За эти годы я выпил огромное количество лекарств, на которые потратил много денег. Мне ещё повезло, что я через знакомых устроился на хорошо оплачиваемую работу в налоговом управлении. Наверное, именно поэтому я ещё жив. В год я один тратил почти третью часть расходов на лечение, которые выделяла организация для своих сотрудников. Меня ругали за это мои коллеги и руководство», — говорит Лю.

По его словам, облучение, которому он подвергся, повлияло также и на его сына, который тоже постоянно простуживается из-за плохого иммунитета.

«Я писал письма в десятки различных управлений и ведомств, требуя присвоить мне группу инвалидности, но все мои обращения бесследно утопали, как камень в море. В Китае у меня был статус государственного служащего, поэтому мне, можно сказать, сильно повезло в плане доходов и социальной защиты. Многие мои сослуживцы, особенно из деревень, вообще не имеют работы и не могут позволить себе даже простое лечение. К тому же у большинства из них нет смелости противоречить правительству, как только власти их припугнут, они пугаются и замолкают», — продолжает свой рассказ Лю.

У него самого смелости было побольше. В 2005 году он создал правозащитный сайт, а также народную правозащитную организацию в Синьцзяне. Однако вскоре сайт его был закрыт властями, а сборы и любые мероприятия их организации запрещены.

«Так как я начал участвовать в правозащитной деятельности, то стал объектом пристального внимания полиции города Урумчи. Меня четыре раза вызывали на допрос. Они говорили, что я не должен лезть в чужие дела и что если я хочу помочь тем военным, то лучший способ — это пожертвовать им все мои сбережения. Я им пытался рассказывать о совести и доброй природе человека. Они меня не воспринимали, им нужна была партийность и “гармоничное общество”. Потом на меня начали давить председатели парткомов, руководитель на работе и многие другие партийные боссы. Они угрожали мне увольнением и даже арестом, если я не прекращу свою правозащитную деятельность»

В итоге, он просто уехал в Австралию.

«В Австралии хороший климат, может, я проживу на пару лет дольше», — шутит Лю.

Когда он покинул Китай, то твёрдо решил, что будет разоблачать злодеяния компартии. 10 декабря прошлого года во Всемирный день прав человека он специально приехал в Канберру, чтобы вместе с другими несколькими сотнями человек принять участие в акции протеста напротив посольства КНР.

«За все эти годы у меня ни разу не было такого замечательного случая открыто высказать все, что я думаю об этом режиме. Наконец-то за многие годы я мог громко закричать: “Долой коммунистическую партию Китая!”»


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Французская пресса об экологии Китая
  • Китай обвиняется в интернет- шпионаже
  • Изысканные предметы с китайской эмалью. Часть2
  • Русский портрет Израиля. Двадцать второй
  • Лу Юй — чайный мудрец

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top