Из рассказов Сергея Довлатова. К 1 апреля


Сергей Довлатов. Фото с сайта calend.ruНажмите на фото, что бы открыть галерею!

Из рассказов Сергея Довлатова. К 1 апреля

***

Хармс говорил: — Телефон у меня простой — 32-08. Запоминается легко: тридцать два зуба и восемь пальцев. («Соло на ундервуде»)

***

Один наш приятель всю жизнь мечтал стать землевладельцем. Он восклицал: — Как это прекрасно — иметь хотя бы горсточку собственной земли! В результате друзья подарили ему на юбилей горшок с цветами. («Записные Книжки»)

***

Один мой знакомый инженер хотел поехать в Англию. Купил себе туристическую путевку. Начал оформлять документы. Все шло хорошо. И вдруг — отказ. Партком отказался дать моему знакомому необходимые рекомендации. Я спросил парторга: — В чем дело? Ведь мой знакомый не еврей? — Еще бы! — сказал парторг. — Кроме того, он член партии. — Естественно! — сказал парторг. — Так в чем же дело? Чего вы его не отпускаете? Парторг нахмурился и говорит: — Ваш знакомый слишком часто улыбается. И даже смеется. В том числе и на партийных собраниях. Есть свидетели. — А, - говорю, - тогда понятно. Улыбающийся человек не угоден тоталитаризму. Смеющийся — опасен. Хохочущий — опасен втройне. Дома нас окружала тотальная безвыходная серьезность. Вспомните лица домоуправов, торговых работников и служащих почты. Вспомните лица членов Политбюро ЦК. Вспомните, например, лицо Косыгина. Беременным женщинам нельзя показывать такие вещи. («Марш одиноких»)

***

Лет десять назад я спас утопающего. Вытащил его на берег Черного моря. Жили мы тогда в университетском спортивном лагере. Ко мне подошел тренер и говорит: "Я о тебе, Довлатов, скажу на вечерней линейке". Я обрадовался. Мне нравилась гимнастка по имени Люда. И не было повода с ней заговорить. Вдруг такая удача. Стоим мы на вечерней линейке. Тренер говорит: "Довлатов, шаг вперед! " Я выхожу. Все на меня смотрят. И Люда в том числе. А тренер продолжает: "Обратите внимание! Живот выпирает, шея неразвитая, плавает, как утюг, а товарища спас!.. " После этого я на Люду и смотреть боялся.

(«Ремесло»)

***

 

Дед Исаак очень много ел. Батоны разрезал не поперек, а вдоль. В гостях бабка Рая постоянно за него краснела. Прежде чем идти в гости, дед обедал. Это не помогало. Куски хлеба он складывал пополам. Водку пил из бокала для крем-соды. Во время десерта просил не убирать заливное. Вернувшись домой, с облегчением ужинал... («Наши»)

***

И вообще, чем провинились тараканы? Может, таракан вас когда-нибудь укусил? Или оскорбил ваше национальное достоинство? Ведь нет же... Таракан безобиден и по-своему элегантен. В нем есть стремительная пластика маленького гоночного автомобиля. Таракан не в пример комару — молчалив. Кто слышал, чтобы таракан повысил голос? Таракан знает свое место и редко покидает кухню. Таракан не пахнет. Наоборот, борцы с тараканами оскверняют жилище гнусным запахом химикатов. Мне кажется, всего этого достаточно, чтобы примириться с тараканами. Полюбить — это слишком. Но примириться, я думаю, можно. Я, например, мирюсь. И надеюсь, что это — взаимно... («Ремесло»)

***

Соседский мальчик ездил летом отдыхать на Украину. Вернулся домой. Мы его спросили: — Выучил украинский язык? — Выучил. — Скажи что-нибудь по-украински. — Например, мерси. («Соло на ундервуде»)

***

— Это не ваше — "К утру подморозило..."? — Нет, — говорил я. — А это — "К утру распогодилось..."? — Нет. — А вот это — "К утру Ермил Федотович скончался..."? — Ни в коем случае. — А вот это, под названием "Марш одноногих"? — "Марш одиноких", — поправил я. Он листал рукопись, повторяя: — Посмотрим, что вы за рыбак... Посмотрим... И затем: — Здесь у вас сказано: "...И только птицы кружились над гранитным монументом..." Желательно знать, что характеризуют собой эти птицы? — Ничего, — сказал я, — они летают. Просто так. Это нормально. — Чего это они у вас летают, — брезгливо поинтересовался редактор, — и зачем? В силу, какой такой художественной необходимости? — Летают, и все, — прошептал я, — обычное дело... — Ну, хорошо, допустим. Тогда скажите мне, что олицетворяют птицы в качестве нравственной эмблемы? Радиоволну или химическую клетку? Хронос или Демос? От ужаса я стал шевелить пальцами ног. — Еще один вопрос, последний. Вы — жаворонок или сова? Я закричал, поджег бороду редактора и направился к выходу. («Хочу быть сильным»)

***

Тарасевич был довольно опытным редактором и неглупым человеком. Вспоминаю, как я начинал писать для радио. Рецензировал новые книги. Назойливо демонстрировал свою эрудицию. Я употреблял такие слова, как "философема", "экстраполяция ", "релевантный". Наконец редактор вызвал меня и говорит: — Такие передачи и глушить не обязательно. Все равно их понимают только аспиранты МГУ. («Филиал»)

***

Абрикосов — поэт. И голова у него работает по-своему: — Кстати, о фамилиях. Ответь мне на такой вопрос. Почему Рубашкиных сколько угодно, а Брючниковых, например, единицы? Огурцовы встречаются на каждом шагу, а где, извини меня, Помидоровы? Он на секунду задумался и продолжал: — Почему Столяровых миллионы, а Фрезеровщиковых — ни одного? Еще одна короткая пауза, и затем: — Я лично знал азербайджанского критика Шарила Гудбаева. А вот Хаудуюдуевы мне что-то не попадались. Абрикосов заметно воодушевился. Голос его звучал все тверже и убедительнее: — Носовых завались, а Ротовых, прямо скажем, маловато. Тюльпановы попадаются, а Георгиновых я лично не встречал. Абрикосов высказывался с нарастающим пафосом: — Щукиных и Судаковых — тьма, а где, например, Хариусовы или, допустим, Форелины? В голосе поэта зазвучали драматические нотки: — Львовых сколько угодно, а кто встречал хоть одного человека по фамилии Тигров? («Филиал»)

 

 

 

 

Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • В синеве небесных вод
  • «Нежность»: таинство зарождения любви
  • Винил — как винтаж в мире музыки
  • Букмекеры отдают "Бурановским бабушкам" второе место на "Евровидении", а победу - Швеции
  • «Бурановские бабушки» начали репетировать номер для «Евровидения»

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top