Галина Михалёва: Изменение сознания у людей — это очень долгая и последовательная работа


Доктор философии, первый заместитель председателя и секретарь Политического комитета партии «Яблоко» Галина Михалёва. Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times) Доктор философии, первый заместитель председателя и секретарь Политического комитета партии «Яблоко» Галина Михалёва. Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times) В беседе с доктором философии, первым заместителем председателя Московского «Яблока», ответственным секретарём Политического комитета партии «Яблоко» Галиной Михалёвой мы попросили ответить на несколько вопросов, связанных с прошедшими выборами.

Напомним, что лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский баллотировался на пост президента России на выборах в 2012 году, но ЦИК отказалась регистрировать его кандидатом в президенты из-за брака в бюллетенях. Ранее Явлинский стал депутатом Законодательного собрания Петербурга 5-го созыва.

— Галина Михайловна, выборы президента остались позади, что из этого вынесла партия «Яблоко»? Как говорится, произошло то, что произошло, а как дальше жить будем?

Г.М.: А дальше будем жить и работать. В том, что было озвучено в предвыборной программе Григорием Явлинским, ничего нового нет. Мы начали разрабатывать блок программы еще в 1993 году. А перед этим Григорий Алексеевич работал над нижегородским прологом и над программой «500 дней», но ничего из этого пока не реализовалось.

Все проблемы, которые были актуальны в 90-х годах, остаются. Ни одна из проблем, связанных с коррупцией (связки коррупции и власти, построения демократических институтов, включая независимый суд, неприкосновенности частной собственности), не решены, поэтому мы и не останавливаемся.

Учитывая весь багаж, который мы наработали, число наших сторонников, которое сейчас увеличивается, как и членов партии, будем дальше продолжать участвовать в муниципальных и в региональных выборах, требовать экономических и политических реформ.

— Партия «Яблоко» выступает за реформы без революции, и поэтому Вас порой обвиняют в нерешительности. С чего правильнее начинать — с политической или экономической реформы?

Г.М.: Без изменения политического режима все остальные реформы невозможны. Мы всё время об этом говорим, и не надо думать, что этот режим будет вечным. Мы видели, как режимы быстро меняются на примере центральной и восточной Европы, Советского Союза.

Классически надо начинать с честных выборов, с построения демократических институтов, с гарантий для граждан того, что они как-то смогут влиять на власть. А у нас ничего этого нет, и это снова подтвердили последние президентские выборы и выборы в парламент.

Из-за коррупционной системы нет гарантий неприкосновенности частной собственности. Партия «Яблоко» предлагает механизмы по преодолению последствий криминальной приватизации 90-х годов и залогового аукциона. Это будет одноразовым налогом на крупную собственность.

По списку «Форбса» за 2011 год по числу миллиардеров мы вышли на второе место, опередив Китай. Куда это годится в стране, где число бедных не уменьшается? Все это приводит к очень большой нестабильности в общественной жизни. В нашей программе «Земля. Дома. Дороги» подробно описаны пути выхода из кризиса, которые не только позволят получить людям жильё, о чём они всю жизнь мечтают, но и позволят этой программе стать мотором для развития внутреннего спроса, для развития промышленности, стимулировать государство делать то, что оно не делает уже лет двести — построить современные дороги.

— О проведении какой институциональной альтернативы говорится в требованиях Г. Явлинского?

Г.М.: Истории известны два типа изменения режима: медленный и быстрый. В ХХ веке эти изменения режимов проходили постепенно: сначала увеличивался уровень благосостояния, потом уровень образования, затем люди начинали требовать свобод, настаивать на выборности власти, на участии в принятии политических решений, и всё изменялось.

А бывали стремительные переходы, известные как «оранжевая революция», «арабская весна» и т. д. Однако прежде чем выбирать этот тип, надо хорошо знать, чего вы хотите, как вы это хотите построить. Практика показывает, что это вполне удается при всех недостатках политических режимов в странах Центрально-восточной Европы или нынешней Латинской Америке.

В странах, которые прошли несколько таких откатов в период военных хунт, в той же Юго-восточной Азии или в Индии, несмотря на все недостатки и сложности, какие-то демократические институты работают достаточно успешно. Только страна, где, помимо политической конкуренции, есть конкуренция экономическая, начинает развиваться очень быстро.

— Вдохновленные многотысячным выступлением перед выборами, многие решили, что, раз народ выступил вперед, власть теперь будет к нему прислушиваться. Вы разделяете эти надежды?

Г.М.: Эту власть заставить слушать очень сложно. Я бы назвала это, скорее, имитацией, чем началом изменения. Хотя Горбачёв тоже начинал с лозунга гласности, после чего всё быстро изменилось.

Почему «имитация» — я сейчас объясню. Наша власть вдруг приглашает оппозиционеров, которых ранее обвиняла в том, что они на деньги США делают «оранжевую революцию», и стала с ними советоваться (встреча оппозиции с Медведевым 21 февраля 2012г.).

Наряду с этим президент Медведев вносит очень серьёзные изменения в законодательство о партиях, о выборах, возвращаются выборы губернаторов, и это всерьёз может привести к очень существенным изменениям политической системы, хотя и не без откатов.

Мы живем в таком режиме, когда наравне с либерализацией происходят вполне конкретные преследования отдельных людей. Вот и сегодня людей, которые вышли защищать историческое здание в Козихинском переулке, опять забрали в полицию.

Было жестокое задержание в Москве на Пушкинской площади, в Питере, в Новгороде, и всё это происходит параллельно с так называемыми «преобразованиями». Страна находится в таком состоянии, что никакие нефтедоллары нас не спасут, даже если цена поднимется до 150 долларов США за баррель, всё равно не удержится.

Поэтому мы говорим, что надо менять систему, а не бороться с обстоятельствами. С начала года вступили в силу те законы, которые ухудшат социальное положение народа. Это Федеральный закон № 83-ФЗ (законопроект, касающийся совершенствования правового положения бюджетных учреждений), не проведена пенсионная реформа, не решена проблема с ЖКХ, и это всё ударит по населению.

Денег у людей останется столько же, а стоить всё будет дороже. Социальные льготы, которые государство им давало, у них отнимут — это бесплатное школьное образование, убогие остатки бесплатного здравоохранения. Плюс тяжёлое экологическое положение и не перестроенная инфраструктура, оставшаяся в наследство от советского периода, и т. д.

Люди ждут, когда руководство страны скажет, куда страна будет двигаться, в каком направлении развиваться, а оно по-прежнему не решило, в какую сторону идти, дружим ли мы с НАТО или нет, сотрудничаем с Европой или с Китаем?

Что делать с постсоветским окружением, тоже непонятно. Никто не может сказать, какая мы страна — особая цивилизация, или мы — Европа? Прошлое было хорошим или плохим? Ответов нет, а люди хотят это слышать.

И мало говорить, что мы победили в великой войне, надо твёрдо сказать, а какое будущее ждёт наших детей? Хочет этого власть или нет, а отвечать придется.

Какие-то шаги по борьбе с коррупцией предпринимаются, правда, очень смешные, потому что делается всё втайне. Теперь с чиновников будут спрашивать, если они начнут строить себе многоэтажные особняки и покупать очень дорогие машины. Раньше этого не было, всё же, кое-какие подвижки есть.

— Вы ожидаете увидеть новые лица в правительстве, когда будет полностью сформирован кабинет министров?

Г.М.: Особых изменений ждать не приходится, поскольку система коррупционная, брать новых, которые будут ворошить этот муравейник, им не выгодно. Придут те же самые люди, только их пересадят с одного места на другое, как Суркова пересадили из администрации президента в правительство, а Володина наоборот.

Плюс в том, что поднимут людей, которые показали себя на уровне замов. Их повысят, кого-то отправят на пенсию, выгонят тех, кто особенно непопулярен в народе, например, Нургалиева или Онищенко.

Люди, которые уходят из правительства в бизнес, или наоборот, остаются в этом коррупционном круговороте, смысл которого очень прост — увод денег в оффшоры, личное обогащение и т. д. У нас даже военная прокуратура официально признает, что 20% бюджета разворовывается. Можно представить себе, сколько на самом деле.

— Почему они не боятся? Ведь не зря в народе говорят: «Сколько верёвочке не виться, а конец будет», и «Тайное станет явным».

Г.М.: Все они прекрасно об этом знают, поэтому с одной стороны берут, а с другой стараются делать это более-менее прилично. Возьмём, к примеру, последнюю информацию о закупке машин для Госдумы. Стало известно, что каждые три года им выделяются средства из бюджета на приобретение 380 автомашин, а это порядка 2,5 млн. рублей. Через три года эти машины передаются на фирму, которая сдаёт их в лизинг, идёт новая закупка.

Что это, как не открытое разворовывание бюджетных денег? Людей это стало очень сильно раздражать. Они вышли на улицу не только потому, что их обманули на выборах, а потому что это стало последней каплей. Они не могут уже видеть эти мигалки на дорогах, не могут слушать, что Абрамович — самый богатый человек в Англии, им надоело бояться собственной полиции, откуда их ребёнок может не выйти живым, если попадёт туда.

— Как Вы оцениваете активность в регионах?

Г.М.: Некоторые регионы проснулись уже давно, некоторые движения очень активны. Например, в Хакассии не стали строить кремниевый завод. Сейчас идёт борьба против строительства вредного производства в Омске, в Красноярске, т. е. люди видят, что чего-то можно добиться протестами и поэтому их обратно домой уже не загнать.

Многие понимают, что нужна позитивная программа, а партия «Яблоко» как раз такую и предлагает. Но наши ресурсы ограничены. Как это донести до людей, чтобы все услышали? Даже не все СМИ понимают, о чём идет речь. У нас журналисты ленивые, не любопытные, они любят писать о персонах, но не вникают в содержание.

Вот про Касьянова пишут, почему бы вам не объединиться с Явлинским, а как можно объединиться с человеком, у которого совсем другие интересы?

— Почему оппозиция не сумела объединиться перед выборами и после?

Г.М.: Я бы вообще остерегалась упоминать слово «оппозиция» в единственном числе. Есть возмущённые граждане, есть разные политические силы, одни более серьёзные, другие маргинальные. Оппозиция — это такое пёстрое смешение с разными целями и представлениями. Среди них есть люди с большими амбициями, есть впервые пришедшие в сферу публичной политики, все они никак не связываются одним понятием.

Некоторым людям кажется, что всё очень просто, надо только выступить с трибуны, и за тобой побежит толпа. Изменение сознания у людей — это очень долгая, последовательная, скрупулезная, нудная работа.

Что касается нас, мы своих союзников видим в первую очередь в той группе активных граждан, с которыми работали долгое время. Это «Гражданское общество», женские организации, экологи, наблюдатели за выборами. Те, которые пошли и победили на муниципальных выборах.

У нас вчера была встреча с новыми людьми, которые раньше этим не занимались, но для которых было совершенно естественным придти к нам, а не к какой-то абстрактной оппозиции.

Мы и дальше будем идти своим путем, искать сторонников и предлагать обществу свою повестку дня. Мы уверены, что такой путь правильный, наша программа не основывается на европейском опыте, но число специалистов в своих областях по сравнению с другими партиями у нас просто зашкаливает. С нами работают доктора, кандидаты наук, академики, т. е. те люди, которые занимаются разработками, такие как Яблоков, Арбатов и другие.

— Какие хорошие дела мог бы успеть сделать Медведев за те два месяца, что остались до конца президентства?

Г.М.: Он мог бы сделать очень многое за это время: принять в нормальном виде те законы, которые вносил. Мог бы инициировать подписание 20-й статьи конвенции ООН по коррупции, которую не ратифицировали. Мог бы выгнать самых одиозных чиновников, принять законы, ускоряющие реформы, чтобы через полгода уже можно было избирать губернаторов, мог бы помиловать Ходорковского, мог бы многое сделать, чтобы остаться в памяти народа либералом.

Он играл на этом поле, но реально ничего не сделал. И не мог, потому что был зависим от Путина, не был самостоятельной фигурой. Но всё же при нём был либерализован закон о партиях, создан Совет при президенте по развитию гражданского общества и прав человека, он встретился с Горбачёвым, Муратовым, помиловал Бахмину.

Всё по мелочи, хотя все ждали от него крупных изменений, особенно Запад. Многое не было сделано, одна имитация модернизации, вроде «Сколково», олимпиады «Сочи-2012».

Стали говорить о курортном кластере на Кавказе. Какой может быть кластер, если там не прекращаются теракты, какой нормальный человек туда поедет кататься на лыжах? Разве что под военизированной охраной.

— Однако, что придаёт Вам оптимизма?

Г.М.: Я по жизни оптимистка. Когда мы жили в брежневскую эпоху, нам казалось, что никогда ничего не изменится, что умрём при этом режиме, однако потом всё очень быстро начало меняться.

Оптимизма придает и то, что у партии «Яблоко» с каждым годом увеличивается влияние и авторитет, пополняется численность сторонников за счёт новых членов. Всё это стало возможным, благодаря нашей работе. Вот сегодня должны выпустить Максима Петлина, председателя Свердловской региональной организации «Яблоко», депутата Горсовета. Он уже полгода сидит за то, что боролся с вырубкой леса.

10 суток дали председателю краснодарской организации «Яблоко» Газаряну, который борется с дачами Ткачёва. Они все думают запугать нас, а мы как диссиденты в советское время, будем выходить на площади. Например, как только услышали про задержания в Козихинском переулке в Москве, тут же ребята собрались и поехали их защищать. Вот так и живём.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Франция начинает выпуск золотой монеты номиналом 1 тысяча евро
  • Самоубийство 14-летней школьницы произошло в Москве
  • Почти 6,5 тыс человек могут попасть в зону паводков в Подмосковье
  • Самый дорогой дом в Helena Bay Новой Зеландии построит россиянин Александр Абрамов
  • Двукратная чемпионка мира Татьяна Иванова: Моя основная задача — Олимпиада в Сочи

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top