Вэй Цзиншэн: значительные политические перемены происходят в Китае


Вэй Цзиншэн: Фото Шар Адамс/Великая Эпоха (The Epoch Times) Вэй Цзиншэн: Фото Шар Адамс/Великая Эпоха (The Epoch Times) ВАШИНГТОН — В 1997 г., после 18 лет содержания под стражей и пыткок, перенесёнными из-за поддержки демократического движения в Китае, активист Вэй Цзиншэн был внезапно освобождён и выслан в Америку — итог переговоров президента Билла Клинтона. Сегодня он — наиболее признанный китайский активист в борьбе за права человека и демократию, победитель многих наград по правам человека и председатель Заграничной китайской демократической коалиции. В настоящее время он проживает в Вашингтоне, округ Колумбия.
Вэй дал интервью Великой Эпохе (The Epoch Times) по поводу существенных политических перемен, происходящих теперь в Китае.

— Г-н Вэй, как Вы можете прокомментировать события, происходящие теперь в Китае после неудавшейся попытки обратиться в американское консульство Ван Лицзюня, бывшего начальника полиции Чунцина, увольнения главы компартии Чунцина Бо Силая и изолирования Чжоу Юнкана, главы Политическо-юридической комиссии и члена Постоянного комитета Политбюро?

Вэй Цзиншэн: Первоначально конфликт внутри китайской коммунистической партии был просто нормальным ежедневным явлением: они делают это все время, эти внутренние распри. Проблема возникла с этим человеком, Ван Лицзюнем, убежавшим в американское консульство. Теперь эта проблема получила огласку и даже обостряется, поэтому теперь она затрагивает руководство коммунистической партии.

— Была ли это попытка государственного переворота и стремление помешать Си Цзиньпину стать следующим лидером?

Г-н Вэй: Да. Это произошло также из-за того, что отношения между Чжоу Юнканом и Си Цзиньпином ухудшились, что затрагивает всю картину коммунистического руководства.

— Как Вы понимаете настоящее положение фракции Чжоу Юнкана?

Г-н Вэй: Фракция Цзян Цзэминя уже начала разваливаться. Есть некоторые люди с новыми идеями, и некоторые люди все ещё держатся за старое — у них раскол внутри фракции. Поэтому теперь даже в пределах своей фракции все становится очень ненадежным, и различные люди двигаются в различных направлениях. Эту ситуацию мы называем «перетасовка карт».

Это очень сложно. Чжоу отвечал за Политико-юридическую комиссию в течение долгого времени. Стоя во главе комитета, он отвечает за полицию, вооружённую полицию, суд и также прокуратуру. Но теперь у него проблемы, и даже прежде, чем он попадет в беду, некоторые люди уже готовы не слушать его.

В частности, одно из отделений военной полиции не послушало его, и глава того отделения — близкий товарищ Си Цзиньпина, поэтому, конечно, он не будет слушать Чжоу. Однако официальный командующий военной полиции входит в группу Чжоу Юнкана. Поэтому теперь в связи с этим осложнением Ху Цзиньтао очень нервничает и опасается, что будут беспорядки или попытка государственного переворота. — Является ли это концом карьеры Чжоу Юнкана?

Г-н Вэй: Да, она подходит к конечной точке, но он может дать последний бой за свою жизнь. Таким образом, Ху Цзиньтао действительно волнуется, потому что, если Чжоу сделает последнюю попытку и это будет действительно государственный переворот, то с этим будет очень трудно справиться.

Какого рода удар может нанести Чжоу Юнкан в последней попытке?

Г-н Вэй: У китайцев это называется «использовать стебель кукурузы, чтобы убить волка». Волк напуган, и Вы очень напуганы тоже (смеётся). Таким образом, очень трудно предсказать, каков будет окончательный результат. Фактически, никто не уверен, кто контролирует какое отделение армии и прошёл слух, что Чжоу Юнкан уже арестовал родственников премьер-министра Вэнь Цзябао. Поэтому теперь Вы не знаете то, что получится из этих беспорядков. Но с нашей точки зрения, независимо от того, кто кого победит, когда коммунистическая партия находится в хаосе, это, вероятно, к лучшему.

Наша стратегия позволяет коммунистической партии иметь свою внутреннюю борьбу, тогда она ослабляется и разрушается сама. Наша цель — ликвидация коммунистической партии. — Считается, что трудно получить факты о том, что происходит в Китае, насколько важными являются слухи как источник информации?

Г-н Вэй: В стране, где правдивая информация заблокирована преднамеренно, тогда слухи становятся более надёжным источником информации, чем отсутствии информации вовсе. Как говориться: «Если у меня не может быть лучшей еды, я не буду есть ничего вообще». Тогда этот человек может умереть от голода.

— Чего будет добиваться китайский народ после краха КПК?

Г-н Вэй: Цель для китайского народа очень ясна: мы хотим демократическую систему, подобную странам Запада. Они, может быть, не знают таких специфических особенностей, как у западной демократии, или как это будет. Это подобно тому, что они хотят яблоки; они хотят съесть яблоки. Яблоки похожи на западные, но какой сорт и какой цвет, это не является действительно важным. После того, как вы получите яблоки, вы получите ясную идею, какой вид яблока вы предпочитаете, но прямо сейчас у них нет никаких яблок, чтобы поесть.

— Как Вы думаете, китайская демократия будет отличаться от западной?

Г-н Вэй: Я думаю, что китайская демократия наиболее вероятно будет иметь форму, как у Соединённых Штатов и возможно даже Великобритании, которая является демократией снизу вверх.

— Будут ли люди изучать традиционную китайскую культуру и ценности?

Г-н Вэй: Наверняка будут. Поскольку будут существовать элементы китайской культуры и китайской традиции, потому что с демократией «снизу вверх» китайский народ наверняка принесёт свои собственные элементы традиционной культуры в эту систему. Таким образом, это неизбежно.

— Будут люди в коммунистической партии нести ответственность?

Г-н Вэй: Наверняка. Они будут нести ответственность, но какая степень ответственности — это будет зависеть от того, на что Китай будет похож в будущем. …В таком случае много прошлых преступлений, возможно, будут прощены ради стабильности общества. Но если коммунистическая партия откажется сейчас преобразовываться, тогда у нас будет мятеж, и те коммунистические чиновники, которых ненавидели люди, вероятно, не будет иметь очень хорошего конца.

— Вы видите каких-либо потенциальных лидеров Китая в будущем?

Г-н Вэй: Трудно сказать сейчас… Весь китайский народ требует демократии, таким образом, независимо от того, кто будет этот человек, он должен быть кем то, кто будет следовать требованием людей, кто поможет установить демократическую систему. Таким образом, в этом отношении я уверен.

Несколько дней назад у нас были большая совместная встреча, глобальная конференция лидеров демократического движения Китая в г. Уильямсбурге, штат Вирджиния. Один человек сказал: «О, г-н Вэй, у вас такой сильный характер, Вы не подходите для того, чтобы быть президентом Китая в будущем». Тогда другой человек сказал: «Я не волнуюсь. Если (Вэй) не подойдёт, то я проголосую за его отставку» (смеётся).

— Вы надеетесь в будущем возвратиться в Китай, или для Вас удобнее оставаться здесь?

Г-н Вэй: Для любого, кто возвращается на свою родину, это будет лучшим временем для него — оставаться в чьем-либо чужом доме всегда неудобно.

*****
Интервью проводилось через переводчика, помощника г-на Вэя Хуан Цыпина.
Версия на английском

Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Борьба за власть в Китае: военная газета «Ежедневник НОАК» предупреждает фракцию Цзян Цзэминя
  • Свидание с Гао Чжишенем указывает на утрату полномочий главы служб безопасности Китая
  • Хакеры атаковали сайт The Epoch Times, рассказывающий о внутрипартийной борьбе в Китае
  • Основатель транскрипции китайского языка призывает Китай избавиться от компартии
  • Дискуссия о времени: взгляд из прошлого. Часть первая


  • Top