Китайская писательница сожалеет о своём коммунистическом прошлом


Лян Мусянь, уже отметившая свой 70-летний юбилей, поделилась с корреспондентом The Epoch Times опытом, который подорвал её веру в КПК и вызвал глубокие сожаления о том, что она являлась членом компартии Китая. Фото: Пань Цзайшу/Великая Эпоха (The Epoch Times) Нажмите на фото, что бы открыть галерею!

После недавних протестов в Гонконге, вызванных выборами главы администрации, китайская писательница Лян Мусянь поговорила с корреспондентом The Epoch Times о своем отношении к коммунистической партии Китая (КПК). Лян Мусянь проживает в Канаде, и приезжала в Гонконг в поддержку выпуска своей новой книги.

25 марта тысячи жителей Гонконга вышли на улицы, чтобы выразить протест против избрания Люн Чунь-Иня мэром города, которое стало результатом голосования «узкого круга» выборных лиц. Люн считается членом КПК, и протестующие выражали своё несогласие с тем, что Пекин вмешивается в выборы в Гонконге, и своё нежелание находиться под управлением члена компартии.

Книга Лян Мусянь, опубликованная всего за шесть дней до выборов, возможно, стала одним из катализаторов протестов. Бывший член компартии, Лян (известная также как Флоренс Леунг Мо-хань) в своей новой книге My Time in Hong Kongs Underground Communist Party утверждает, что вновь избранный Люн Чунь-Ин является секретным членом компартии, и что другие тайные члены КПК также занимают высокие посты в правительстве Гонконга.

Лян Мусянь, уже отметившая свой 70-летний юбилей, поделилась с корреспондентом The Epoch Times опытом, который подорвал её веру в КПК и вызвал глубокие сожаления о том, что она являлась членом компартии Китая.

Таинственная авиакатастрофа

Лян назвала себя «просто послушной девочкой», рассказывая о том, как она вступила в комсомол в 1956 году, и отметила, что она глубоко верила в КПК до инцидента с Линь Бяо.

Линь Бяо, маршал и крупный китайский коммунистический лидер, являвшийся одно время правой рукой Мао, погиб в 1971 году в «подозрительной» авиакатастрофе. Предполагается, что он пытался бежать из Китая после неудачной попытки свергнуть Мао и осуществить государственный переворот. После смерти Линь был объявлен изменником и контрреволюционером.

Эти события поставили под сомнение её веру в партию, говорит Лян.

«У нас были «красные книжечки» Мао, желающие Линю хорошего здоровья. Внезапно его самолёт таинственно разбивается, и он погибает трагической смертью. Это было по-настоящему шокирующим. Меня начали посещать сомнения. Чем занимается партия? Как это могло случиться? Линь был официальным преемником Мао, утверждённым Девятым национальным конгрессом, и что же происходит сейчас?» — рассказывает Лян.

Партия распространила множество документов, чтобы успокоить людей, говорит Лян, но сомнения уже поселились в её голове. «Мне нужно было как следует всё обдумать. Поскольку я не могла не задаваться вопросом, как в мгновение ока Линь превратился из героя в злодея, я не могла сосредоточиться на подпольной работе КПК, которой я в то время руководила в качестве председателя клуба “Хок Яу”».

Клуб «Хок Яу» — это некоммерческая и неправительственная организация, основанная в 1949 году в Гонконге, после захвата КПК власти в Китае. Клуб провозглашал своей целью обеспечение дополнительной поддержки студентам и организацию молодежных мероприятий, но в соответствии с Лян, который была его президентом с 1962 по 1974 г., организация действовала на основании указаний КПК.

Предательство

Позже более личное дело усилило сомнения Лян в КПК и ещё больше подорвало её веру в режим, который она поддерживала. Её свекровь, которая проживала в Канаде, сильно заболела, и когда Лян и её муж решили съездить навестить её, они не только были остановлены компартией, но и получили выговор от чиновников КПК.

«Нам сказали: «Вы хотите поехать за границу? Наличие незаконных отношений с иностранными государствами является тяжким уголовным преступлением, а вы хотите поехать за границу?» — вспоминает Лян.

«Они считали, что если вы уезжаете из Китая, вы никогда не вернетесь обратно, — говорит она. — И они рассматривали поездку за границу как измену. Руководящий орган КПК выразил сильное неодобрение моему мужу, оказав большое давление на нас».

Лян сказала, что она испытывала очень противоречивые эмоции в отношении того, что им делать, и своей принадлежности к компартии, осознавая, что со стороны КПК было несправедливо оказывать такое давление на её мужа. В конечном итоге, они решили эмигрировать.

Площадь Тяньаньмэнь

Третьим случаем, который полностью открыл глаза Лян на истинную натуру КПК, стал расстрел студентов на площади Тяньаньмэнь 4 июня 1989 года. Она говорит, что трагедия очень сильно потрясла её.

«Когда страна использует военную силу для убийства своего собственного народа… такая власть не имеет права на существование. Я сидела перед телевизором, когда трагедию показали за рубежом, и плакала от гнева и печали».

Лян сказала, что в конце 1989 года она возвратилась в Гонконг, чтобы предложить свою помощь демократическому движению, но обнаружила, что ничего не может сделать. Многие друзья обращались к ней за советом о том, как эмигрировать из Гонконга. После того как они увидели расстрел на площади Тяньаньмэнь, их вера в КПК была разрушена, и они желали покинуть Гонконг. Территория Гонконга должна была быть передана обратно Китаю в 1997 году, и люди не хотели жить под властью КПК.

Самое большое сожаление

Лян называет веру в КПК самой большой ошибкой в своей жизни. «Оказывается, что однопартийный режим КПК очень коррумпирован, и партийные чиновники всё время борются за власть», — говорит она.

Лян подчеркивает, что она очень сожалеет о вступлении в партию. Но ещё большее сожаление она испытывает по поводу привлечения молодых студентов в ряды КПК.

«Я разрушала их жизни, — говорит она. — Я думаю, что это самая большая ошибка в моей собственной жизни. Некоторые из них стали жертвами «промывки мозгов», используемой КПК, и поддерживают режим. Их будущее разрушено. Об этом я сожалею больше всего».

Вместе с тем, она также рада, что её глаза открылись вовремя, и она надеется, что написание статей, разоблачающих преступления режима и раскрывающих его скрытую деятельность, поможет ей искупить свою вину. Писательская деятельность является процессом искупления, говорит она.

«Мое преступление состоит в том, что я боготворила Мао и работала на КПК, такую порочную организацию. Написание книги стало процессом искупления и огромным облегчением. Поэтому что когда я пишу, я чувствую себя очень счастливой. Это очищает моё когда-то испорченное сердце».

Самое страшное, что КПК вводит в заблуждение и обманывает людей, лишая их возможности получать правдивую информацию о том, что происходит, говорит Лян.

«Это ни что иное как политика промывания мозгов, — сказала она. — Поскольку сейчас есть Интернет, ситуация немного улучшилась по сравнению с тем, что было прежде. До появления Интернета люди даже не знали, какое количество их соотечественников умерло из-за политики режима во время великого голода 50-х годов».

В заключении Лян сказала, что знает о Tuidang — движении по выходу из КПК, и читала «Девять комментариев о коммунистической партии Китая», серию статей The Epoch Times, которая способствовала тому, что 113 млн китайцев заявили о своем отказе от КПК и её дочерних организаций. Она отметила, что движение делает очень важное дело, и добилось многого.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Китайских монахов «застукали» в отеле с молодыми женщинами
  • Руководство Пекина отважилось вспомнить о событиях 4 июня 1989 года
  • Дорожная полиция в Китае задержала грузовик с артиллерийскими снарядами
  • Китайский премьер Вэнь Цзябао заявил, что в ЦК согласны на реформу банковской системы
  • Грузовик с оружием стал предметом бурного обсуждения в Китае

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top