Контроль над слухами в Пекине — палка о двух концах


Песчаная буря в Пекине. Из-за информационной блокады Китая фиаско Бо Силая привело к многочисленным слухам и догадкам. Фото: Feng Li/Getty ImagesПесчаная буря в Пекине. Из-за информационной блокады Китая фиаско Бо Силая привело к многочисленным слухам и догадкам. Фото: Feng Li/Getty ImagesИз-за информационной блокады Китая фиаско Бо Силая привело к многочисленным слухам и догадкам. 10 апреля объявление в «Синьхуа», касающееся предполагаемой причастности Бо к смерти Нила Хейвуда, мгновенно приостановило все пересуды.

Уже в середине марта коммунистический режим собирался обвинить Бо в трёх преступлениях, но ещё об одном, связанном с внутренней борьбой, на которое намекнул премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао во время пресс-конференции 14 марта, «Синьхуа» не сообщило.

Вместо этого про Бо сказали, что он просто «серьёзно нарушил дисциплину», и теперь находится под следствием дисциплинарного комитета коммунистической партии Китая (КПК). Сообщалось, что он был исключён из членов Политбюро и ЦК КПК. Кроме того, его жена «Бо Гу Калай» («Синьхуа» добавило «Бо» к её фамилии) и их семейный служащий Чжан Сяоцзюнь находятся под следствием за убийство бизнесмена Нила Хейвуда.

Говорят, что жестокое обращение Мао во время кампаний-чисток с членами семей своих политических противников беспокоило преемника Мао Дэн Сяопина. После окончания «Культурной революции» Дэн создал «нижний предел» для будущих политических кампаний (чисток). Это подразумевало, что «не должно быть физического устранения и гонений детей и родственников».

Был ли это Ху Яобан, или Чжао Цзыян— все они жили своей естественной жизнью, а их дети и жёны были в относительной безопасности.

Но на этот раз жена Бо была вовлечена в серьёзное преступление — убийство иностранца. Правда это или нет, этого достаточно, чтобы вынудить Гу схватиться за последний шанс на выживание.

Тени за занавесом

Причина, почему западные СМИ занимаются гаданием, в том, что борьба в компартии проходит за плотным занавесом. Многие средства массовой информации и эксперты по Китаю высказывают тревогу. Не то, что у нас нет вообще никакой информации. Мы, конечно, видим тени, движущиеся позади занавеса. Но мы не знаем, кто эти тени, не упоминая уже о том, что они говорят.

В такой ситуации китайские политические слухи весьма полезны, и некоторым международным СМИ пришлось оставить свою гордость и присоединиться к этой игре «в угадайку».

В Китае некоторые анонимные блоггеры выдавали утечку информации, которая «руководила общественным мнением». Например, участие Гу Кайлай в смерти Хейвуда сначала просочилось в микроблоги, а затем привлекло внимание международных СМИ. После долгих обсуждений в средствах массовой информации Гу стала частью скандала с Бо.

Теперь можно сказать, что различные слухи, которые распространялись в Интернете с тех пор, как Ван Лицзюнь бежал в консульство США, и о многих из которых впервые сообщил китайский диссидентский сайт Boxun, позже оказались правдой.

Некоторая информация, которая просочилась в микроблогах, также подтвердилась.

Большая часть этих слухов состояла из критики Бо Силая.

Слухи в Пекине

Сейчас пользователи сети поняли, что Пекин использовал Интернет, чтобы создать «утечку» информации про Бо и сместить его со сцены.

Пара Бо Силай и Гу Кайлай известна скрытной политической игрой и тайными убийствами противников. Делишки Бо и до этого всегда были горячей темой. Теперь слухи в Интернете превратили их в злодеев. Люди склонны сочувствовать проигравшим в политической борьбе за власть, но никто не посочувствовал Бо и Гу.

Мы можем быть на 100 процентов уверены, что все слухи о Ниле Хейвуде распространялись Пекином.

Одно из доказательств этого — объявление «Синьхуа» от 10 апреля, в котором говорилось: «6 февраля Ван Лицзюнь отправился в консульство США в городе Чэнду. В консульстве Ван дал информацию по делу об убийстве 15 ноября 2011 года Нила Хейвуда. Государственное управление безопасности обратило на это серьёзное внимание и создало специальную рабочую группу, чтобы повторно расследовать этот случай. Чтобы раскопать правду, они ведут расследование в соответствии с законом».

«Полиция сообщила, что Бо Гу Кайлай, жена Бо Силая, и её сын имели близкие отношения с Хейвудом, но позже они поссорились из-за денег. Причиной смерти Хейвуда было убийство. Бо Гу Кайлай и их семейный служащий Чжан Сяоцзюнь — первые подозреваемые».

То, что Ван Лицзюнь сказал в консульстве, известно только сотрудникам консульства и нескольким высоким чинам, которые расследуют дело Вана, поэтому слух может исходить только из Пекина.

Моё предположение было доказано Ming Bao, СМИ Гонконга, поддерживающим компартию. 11 апреля Ming Bao заявило, что детали, касающиеся участия Бо в убийстве, были доведены до сведения должностных лиц округов и министерств 10 апреля. Однако эти сведения днём позже были отозваны. Основные социальные сети получили приказ «запретить слухи и различные высказывания».

Для того чтобы уклониться от обвинений прессы в грязной борьбе за власть, Пекин выбрал дело об убийстве Хейвуда, чтобы заняться семьёй Бо.

Дело Бо Силая также вызвало негативные чувства у западных журналистов, но больше всего пострадала сама компартия. Пекин потратил колоссальные суммы денег на «внешнюю пропаганду», чтобы выстроить имидж «цивилизованной партии», ведущей «цивилизованную нацию». Этот образ был разрушен в одночасье. КПК теперь можно забыть о любом использовании «мягкой силы», чтобы выглядеть прилично в глазах мировой общественности.

Все эти слухи стали роковыми для политического имиджа Бо. Но когда они вырываются из «ящика Пандоры», они поражают не только одного человека.

Управление слухами

В целях сдерживания слухов о том, что «Политбюро в беде», CCTV (государственное телевидение Китая) часто выдаёт сюжеты о девяти членах Постоянного комитета Политбюро в ходе их зарубежных визитов. Даже Чжоу Юнкан, который не имеет ничего общего с иностранными делами, был назначен на встречу с индонезийским министром иностранных дел Марти Наталегава 23 марта. Китайские пользователи Интернета называют это «девять сеньоров раскладывают карты».

Сегодня Пекин с одной стороны доволен, видя падение политического врага, вызванное слухами, а с другой – страдает от страха перед скрытой опасностью, которая может возникнуть из-за утечек в любое время и в любом месте. Таким образом, в конце марта Пекин начал серьёзную кампанию по борьбе со слухами. Всё началось с ареста помощника редактора Stock Market Weekly Ли Дэлиня и ещё пяти человек за распространение слухов о военном транспорте, въезжающем в Пекин, и о том, что Пекин в беде. Одновременно были закрыты 16 вебсайтов за «составление и распространение слухов и отсутствие контроля».

Один конкретный пример действий со стороны режима, в ответ на «изобретение» слухов пользователями Интернета, стоит отметить.

31 марта Beijing Daily опубликовал статью (стр. 4) Ван Юньшена, доцента Центральной партийной школы. Она называлась «Что значит носить звание Генерального секретаря [КПК, а именно Ху Цзиньтао]?»

В статье есть фраза: «Генеральный секретарь не является лицом, которое находится выше ЦК». Остроумный пользователь сети сократил предложение: «Генеральный секретарь не должен быть выше ЦК», а затем опубликовал на зарубежном китайском сайте и разместил фразу на Twitter.

Это затем интерпретировалась так, что некоторые из правительства Пекина бросили вызов власти компартии: «Когда я увидела это, я не могла поверить, что руководитель горкома партии в Пекине Лю Ци, который не имеет ничего общего с Бо, подверг свою политическую карьеру риску. Поэтому я проверила оригинальную статью и убедилась, что у автора не было сильного политического подтекста. Я пришла к выводу, что эта фраза была просто чрезмерно откорректирована».

Но КПК не смогла стерпеть этого. 5 апреля на первой странице Beijing Daily появилась ещё одна статья под названием «Надо всегда помнить слова Генерального секретаря». Её целью было показать, что Пекин не бунтарь и лоялен к партии.

Позже «Синьхуа» выпустило серию комментариев на тему «Не распространяйте в Интернете слухи».

9 апреля CCTV заявило: «Только щелчок мыши может разрушить стабильность нашего общества». Эта фраза с тех пор стала популярной насмешкой в Интернете.

Таким образом, после инцидента с Ван Лицзюнем 6 февраля по Интернету начали «летать» слухи. Всё, что для Бо Силая было негативом, позже подтверждалось официальными государственными агентствами. Всё, что было негативом для режима, официально называлось сплетнями, а распространители слухов арестовывались.

Управление и создание слухов в Интернете было основной стратегией КПК в борьбе за власть и в уничтожении Бо.

Но компартия не понимает одно: её трюк также уничтожает её политическую легитимность.

Политика является государственным вопросом, в котором люди имеют право участвовать. Эпоха, когда блокировались все пути, которые ведут к политической свободе, а люди поднимали флаги в поддержку своих лидеров, пришла к концу.

Разрешить слухи, выгодные для режима, и запретить распространение невыгодных сплетен — несбыточная мечта КПК.

Хэ Цинлянь — видная китайская писательница и экономист. В настоящее время проживает в США. Автор книг «Ловушки Китая» о коррупции в экономических реформах Китая 1990-х годов и «Туман Цензуры: Контроль СМИ в Китае». Регулярно пишет на современные социально-экономические темы.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Рассказ китайского онколога: как врачи наживаются на больных раком
  • В китайских капсулах с лекарствами обнаружен технический желатин
  • Китай: за кулисами власти
  • Преследование Фалуньгун ослабевает
  • Возрождение китайской нации приближается, но режим остается без изменений

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top