Глава службы безопасности Китая кичится своим «могуществом»


Тан Байцяо выступает на митинге за права человека в Китае летом 2009 года. У него всё ещё перевязана рука после нападения неизвестных, которых он считает «бандитами», посланных китайским режимом, чтобы его запугать. Фото: Лиза Фан/Великая Эпоха (The Epoch Times) Тан Байцяо выступает на митинге за права человека в Китае летом 2009 года. У него всё ещё перевязана рука после нападения неизвестных, которых он считает «бандитами», посланных китайским режимом, чтобы его запугать. Фото: Лиза Фан/Великая Эпоха (The Epoch Times) Чжоу Юнкан, 67-летний чиновник, придерживающийся жёсткой линии коммунистической партии Китая (КПК), контролирует полицию Китая. И для него «устранить кого-либо на планете так же просто, как махнуть рукой», говорилось в сообщении диссиденту, проживающему в Соединённых Штатах.

Летом прошлого года однокурсник Тана Байцяо, известного китайского демократического активиста и диссидента, посетил Тана в Соединённых Штатах, и доставил ему приветствие от Чжоу.

Тан был лидером студенческого движения на площади Тяньаньмэнь 1989 году, и в США он продолжает выступать против компартии. Его жена, Фелисити Лун, старший прокурор Нью-Йорка, является внучкой Лун Юня, бывшего вице-председателя государственного комитета обороны коммунистического Китая. Учитывая, что родственники Тана имеют тесные отношения с руководством партии, и что Тан является одним из самых ярых анти-коммунистических китайских эмигрантов, он част подвергается угрозам.

Тан говорит, что ему предлагали — как способ заставить его вернуться в Китай, чтобы там расправиться с ним — правительственную работу и роскошную жизнь, «рай на земле».

Тан рассказал, что он общался с партийными агентами несколько раз, но одну встречу он помнит особенно чётко.

Чжоу Юнкан в начале лета 2011 года пригласил на ужин одного из университетских однокурсников Тана в свой дом в Пекине. Однокурсник Тана должен был запомнить некоторые наставления, данные ему в письменном виде, а затем уничтожить их, как заявил Тан в интервью сотрудникам нью-йоркского New Tang Dynasty Television.

Существовали пять условий, отметил Тан в телефонном разговоре. Во-первых, он должен был прийти к договоренности с партией по вопросу о бойне на площади Тяньаньмэнь. Во-вторых, он не должен говорить кому-либо, что к нему на встречу были отправлены люди. В-третьих, если он отправится в Таиланд или аналогичное место, партия будет оплачивать счета и помогать ему. В-четвертых, в Китае есть много денег, и некоторые из них он может получить. И в-пятых, если семья Тана будет в чём-то нуждаться в Китае, им это может быть организовано.

Тан подробно остановился на четвёртом условии в интервью сотрудникам нью-йоркской New Tang Dynasty Television (NTD). «Четвертый момент в том, что Китай имеет валютные резервы из двух или трёх триллионов, очень много денег (это был намёк, что Тан мог получать большие суммы). Это то, что они сказали мне», — сказал он.

Чжоу также предложил другу Тана совет, как Тан может пересмотреть свою позицию по отношению к коммунистической партии. «Вы работали в либеральном движении на протяжении более 20 лет, — сказал друг. — Вы не должны ... полностью прекратить борьбу за свободу, Вы можете просто вести её в письменном виде, например, говоря Вашим читателям, что Китай нуждается в реформе. Это хороший способ».

Но последнее замечание, после этих пяти условий, было угрозой. «У меня от него мурашки побежали по коже, – сказал Тан в беседе. – Он (друг) сказал, что для Чжоу Юнкана устранить кого-либо на планете так же просто, как махнуть рукой. Неважно, кто это, он может заставить его исчезнуть с лица земли».

Стратегия, по словам Тана, в том, чтобы изначально попробовать заманить его обещаниями богатства и роскошной жизни в Китае. Если это не сработает, то он был предупрежден о последствиях.

6 июля 2009 года во Флашинге, Нью-Йорк, на Тана в баре напали несколько мужчин, после чего Тан попал в больницу. Они ничего не украли, и Тан твёрдо уверен, что таким образом партийные чиновники из Китая пытались его «предупредить».

«Очень опасно говорить такие вещи, — сказал Тан в интервью о своей недавней встрече. — Этим людям ничего не стоит навредить мне».

В ответ на послание Чжоу, Тан попросил своего друга отправиться обратно с тремя условиями. Первое: «Оставьте иллюзию, что мы примем вашу амнистию». Второе: «Кого бы вы ни направили ко мне в будущем, помните, что здесь мы равны». Третьим был ответ на угрозу Чжоу: «Вы говорите, что вам убить человека так же просто, как махнуть рукой? Но это касается и вас. Если вы можете легко убить кого-то, значит, и вас могут легко убить».

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Два китайских журналиста задержаны из-за SMS-сообщения от Ван Лицзюня
  • Военные, замеченные в связях с Бо Силаем, находятся под пристальным вниманием
  • Высокопоставленные чиновники Китая разделились во мнении, как поступить с начальником службы безопасности
  • Контроль над слухами в Пекине — палка о двух концах
  • Рассказ китайского онколога: как врачи наживаются на больных раком


  • Top