Экономическая реформа Китая требует политической реформы


Сотрудник торгового дома комментирует фондовый рынок в Шанхае 18 августа 2010г. Фото: Philippe  Lopez/AFP/Getty Images Нажмите на фото, что бы открыть галерею!

Больше нельзя рассчитывать на китайскую экономику, чтобы поддерживать социальную стабильность.

Экспортный сектор сужается. Из-за глобального финансового кризиса экономический рост во всём мире значительно замедлился. Еврозона, самый большой внешний рынок Китая, испытывает серьёзный долговой кризис, который сильно затронул экспорт Китая. Экономический спад в других регионах также уменьшил спрос на китайский экспорт.

Обменный курс не обеспечивает столь большую поддержку, как прежде. Поскольку торговые партнеры более настойчиво обвиняли Китай, что его сильно заниженный обменный курс разрушает мировую торговлю, режим в последние годы переоценил обменные курсы. Следовательно, экспортеры Китая теперь сталкиваются с более высокими ценами, так как они получают меньше субсидий через обменный курс. Экономические реформы Китая достигли критической точки, и экономика, предназначенная для поддержания правления коммунистической партии, теперь показывает, что это правление находится под вопросом.

Когда Дэн Сяопин предложил экономические реформы в 1978 г., китайская коммунистическая партия (КПК) с трудом поддерживала своё правлениё. Китайская экономика находилась на грани краха, и ежедневное поддержание жизни людей стало проблемой.

Экономические реформы предназначались для сохранения власти КПК путем изменения экономической ситуации. Реформы, которые имели место позже — двойная система цен, акционерная собственность, особые экономические зоны, продажа акций, приватизация недвижимого имущества и так далее — были основаны на стратегии Дэна «сначала разрешить некоторым людям разбогатеть».

Конечно, «некоторые люди», которые разбогатели, были лидерами КПК и их детьми.

Обогащение

Быстрый рост экономики Китая в течение 30 последних лет в большой степени был обусловлен экспортом, инвестициями и торговлей недвижимостью.

Чтобы стимулировать экспорт и получить доступ на мировой рынок, были искусственно занижены обменные курсы китайского юаня. В результате, продукция, которая не приносила прибыли на внутреннем рынке, при экспорте в зарубежные страны приносила прибыль в размере 30%, 50% или ещё больше, после того как валютный доход был пересчитан в юани.

Начиная с 1980-х годов, экспортный сектор стал самым престижным, дети и внуки чиновников коммунистической партии сделали в нём большие деньги.

В 1980-х годах центральное правительство Китая позволило некоторым производителям продавать продукцию по двум различным ценам: по ценам, установленным государством — для централизованно нормированных поставок, и по более высокой цене свободного рынка. При двойной системе цен чиновники продавали по более высоким, рыночным ценам товары с установленными государством ценами. Коррупция с тех пор вышла из-под контроля.

Позже, чтобы создать совместные предприятия, Китай обменивал землю и фабрики на иностранные инвестиции и технологии. Земля и фабрики — это государственные активы, они принадлежат людям. Однако прибыль, полученная от таких совместных предприятий, не доставалась рабочим, она шла в карманы директоров фабрик и партийных функционеров.

Экономика Китая уже не та, какой она была 10 лет назад.

Реформа государственных предприятий привела к тому, что небольшое число чиновников и инвесторов завладели государственными активами, в то время как большое число рабочих было уволено, потеряв свои пособия и пенсионные накопления.

Президенты и генеральные директора крупных государственных предприятий были назначены центральным правительством. Некоторые из этих предприятий путем продажи принадлежащих государству активов и листинга предприятий на фондовом рынке, получили крупные суммы наличными. Партийные чиновники и директора предприятий получили огромную выгоду.

Затем наступили «жилищные реформы» конца 1990-х. Фактически, практиковалась продажа контролируемых государством земель. Поступали большие инвестиции, цена на землю повышалась, ускорялся рост ВВП.

Высокий рост ВВП, как доказательство хорошей административной работы, обеспечивает большие премии чиновникам. В то же самое время, тайно вступая в сговор с застройщиками, чиновники, продающие землю, получают прибыль от продажи.

До бойни на площади Тяньаньмэнь, произошедшей в 1989 г., КПК открыто требовала «поддержки лидерства КПК». После этого драматического события КПК начала говорить о «поддержании социальной стабильности». КПК смягчила свой тон, но смысл остался тем же: сохранить правление партии. Экономическая реформа была просто средством для этой цели.

Экономические реформы терпят неудачу

Но в деле поддержания социальной стабильности больше нельзя рассчитывать на китайскую экономику.

Экспортный сектор уменьшился. Из-за глобального финансового кризиса, во всем мире значительно замедлился экономический рост. Еврозона, самый большой внешний рынок Китая, испытывает серьёзный долговой кризис, который сильно затронул экспорт Киая. Экономический спад в других регионах также уменьшил потребность в китайском экспорте.

Обменный курс не обеспечивает столь большую поддержку, как прежде. Поскольку торговые партнёры более настойчиво обвиняли Китай, что его сильно заниженный обменный курс разрушает мировую торговлю, режим в последние годы переоценил обменные курсы. Следовательно, экспортеры Китая теперь сталкиваются с более высокими ценами, так как они получают меньше субсидий.

Поставка дешевой внутренней рабочей силы уменьшается. Заработная плата возросла, увеличивая стоимость рабочей силы также и для экспортеров. Это уменьшает размер прибыли экспортеров и снижает конкурентоспособность китайских товаров на мировых рынках.

Высокий уровень инвестиций помог Китаю превратить себя в мирового производителя. Но рост ВВП только благодаря высоким инвестициям не стабилен.

Много отраслей обрабатывающей промышленности, такие как производство автомобилей и стали, имеют избыточные производственные мощности. Доходы эти отрасли промышленности получают, главным образом, от экспорта. Тогда как заработная плата внутри страны повышается и юань переоценивается, экспортные затраты повышаются в то же самое время, когда потребности снижаются. В последние годы некоторые иностранные компании начали изымать свои инвестиции из Китая.

На фондовом рынке совокупный Шанхайский индекс понизился на 20.5% за год, с апреля прошлого года до 28 марта. За тот же самый период американский индекс Standard &Poors возрос на 11.9 %.

С августа прошлого года фондовые рынки начали восстанавливаться, но китайский фондовый рынок ослабевает. Это означает, что инвесторы и внутри, и вне Китая не испытывают оптимизма по поводу китайской экономики.

Рынок недвижимости в материковом Китае в прошлом октябре изменился, объем продажи и цены на жилье уменьшились по всей стране.

Различные экономические показатели рисуют ту же самую картину. Экономика Китая уже не такая, какой она была 10 лет назад, и условий для высокого роста, кажется, больше не существует.

Экономика больше не может расти за счёт высоких инвестиций, экспорта, поддержанного недооценённой валютой и вечно расширяющимся пузырем недвижимости. Но без высокого экономического роста появится много социальных проблем.

30 лет экономических реформ Китая увеличили неравенство доходов в стране. Существует огромный контраст между доходами чиновников, которые внезапно разбогатели, используя преимущества политики экономических реформ, остальных граждан Китая. Число безземельных фермеров и уволенных рабочих растёт.

Результатом экономической реформы стало богатое государство и богатая коммунистическая партия с бедными гражданами.

Недавний скандал с Ван Лицзюнем и Бо Силаем представил эти экономические факты в новом свете. Когда бывший начальник полиции Чунцина Ван Лицзюнь 6 февраля сбежал, спасая свою жизнь, в американское консульство в Чэнду, он раскрыл истинное лицо КПК, и люди увидели правду о партии.

Партия хочет изобразить из себя благодетеля общества, который поддерживает стабильность, но за этим фасадом партийное руководство схватилось в отчаянной борьбе за власть. Колеблющийся экономический рост и ясное осознание того, что в партии произошёл раскол, разрушают последние опоры, поддерживающие законность КПК. Если ничего не изменится, то общественность прибегнет к силе.

Пусть все разбогатеют

Основа экономики должна измениться, и это потребует коренного изменения политики. Принцип экономики должен измениться: от «позволения сначала разбогатеть некоторым людям», до «позволения разбогатеть всем».

Экономические реформы до сих пор были разработаны так, чтобы поддержать правление КПК и обогатить чиновников КПК. Результатом стало богатое государство и богатая партия с бедными гражданами. Теперь экономические реформы должны быть разработаны так, чтобы дать преимущества всему населению.

Для этого необходима политическая реформа, позволяющая широкой публике оценивать и выбирать правительственных чиновников.

Эта политическая реформа потребует независимой судебной системы. И новую административную систему необходимо выстроить так, чтобы политическая власть не могла её использовать для получения прибыли. Сейчас капитализация власти — очень серьёзная проблема в Китае.

Если КПК сохранит своё однопартийное правление, то никакая политическая реформа не возможна. Более чем после шести десятилетий режима КПК китайский народ больше не верит, что КПК может преобразовать себя. Только при отказе от КПК Китай сможет продвигаться вперед. Экономическая действительность это ясно показала.

*****

Тяньлунь Цзянь, доктор философии, регулярно пишет о китайской экономике.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • У каждого шестого китайца есть болезнь, вызванная плохим качеством продуктов
  • Глава службы безопасности Китая кичится своим «могуществом»
  • Два китайских журналиста задержаны из-за SMS-сообщения от Ван Лицзюня
  • Военные, замеченные в связях с Бо Силаем, находятся под пристальным вниманием
  • Высокопоставленные чиновники Китая разделились во мнении, как поступить с начальником службы безопасности


  • Top