Горе и радость уживаются ли вместе?


Горе и радость уживаются ли вместе? Фото: Хава Тор/Великая Эпоха (The Epoch Times) Горе и радость уживаются ли вместе? Фото: Хава Тор/Великая Эпоха (The Epoch Times) Говорят — «смех сквозь слёзы», так оно и бывает. Даже если смеёшься беспечно, от души — слезы проступают. А если рассмеялся и расплакался одновременно, потому что за плечами потеря самого близкого человека, то таким слезам Москва однозначно поверит. От горя мы плачем, от радости плачем, от горя с радостью плачем. Не говорит ли такая специфика сложной человеческой психики о вполне реальной возможности уживаться горю и радости вместе?

Расскажу об одном хорошем человеке. Его зовут Эммануэль, коротко — Эмми. Пятнадцать лет тому назад погибла в автокатастрофе его любимая жена Лена. «Не проходит дня, чтобы я не думал о ней, — говорит Эмми, — я её вижу: вот она идет на работу, вот она возвращается домой, рассказывает что-то».

Удивляют ли Эмми такого рода видения? Нет, Лена была для него самым близким человеком, и она, находясь сейчас в другом измерении (ведь умершие люди живут не только в нашей памяти), продолжает быть для него родным человеком, с которым можно мысленно поговорить, их связь не прервалась, и вряд ли прервётся.

Смерть — разлучница, бесспорно. Многие, теряя близких, погружаются в свою потерю, горюют, порой, не выдерживают тяжести страданий и вскоре уходят из жизни. Кто-то мучается угрызениями совести, у кого-то появляются претензии к Богу: зачем, мол, забрал её, лучше бы забрал меня! Что происходит с Леной в другом измерении, знать Эмми не дано, но…

Он смог ужиться с горем, он смог принять потерю родного человека не как безысходность, а как данность и готовность перенести страдание. Незримое присутствие Лены помогает ему и, что может показаться парадоксальным, не помешало жениться ещё раз. За пятнадцать лет дети подросли, построили свои семьи, родили детей, Эмми стал дедушкой трёх внуков. С работой у него тоже всё в порядке — человек реализован.

Эмми, не переставая переживать потерю любимой жены, смог совладать с горем, и мобилизовал себя на продолжение полноценной жизни, ценя и радуясь ей. Горе и желание жить объединились, стали неразрывными. Эмми, по сути, не только смог ужиться с потерей, он понял, что и не терял. Лена для него продолжает быть реально близким человеком, не мешая близости с другой реальной женщиной (наверное, понимающей и отзывчивой). Потенциал человеческой психики, как видим, достаточно высок!

Некоторые боятся даже смотреть на свои раны, некоторые, наоборот, теребят их, а некоторые, такие как Эмми, сохраняют ушедших любимых в качестве полноценного партнёра. Невозможно забыть тех, кого любили, невозможно перестать любить, невозможно заменить утрату ничем другим, но надо жить дальше. Тогда горе приобретает другой смысл — оно перестает быть горем в прежнем понимании.

Всем почему-то хочется, чтобы радости в жизни было больше, чем огорчений, да и горе никто не хочет испытывать, боятся его. Мы желаем друг другу только счастья, успехов, здоровья, благополучия. Но горе стучится к каждому из нас в своё время, никуда от него не денешься.

Мы способны перенести самые тяжёлые потери, объединив их с самой простой незатейливой радостью, и продолжить свой путь по жизни счастливо. Смех — сквозь слёзы, слёзы — сквозь смех. Так и есть. Значит, уживаются горе с радостью, только у каждого по-своему.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Декоративная подушка из старой сумки
  • Лепёшки с шинкованной репой
  • Сырные ватрушки «Калицуния». Рецепт от повара греческого острова Крит
  • Первый раз в летний лагерь
  • Основной подход при изготовлении мебели для детской комнаты

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top