«Диктатор»: удар диктатурой сарказма по наболевшим проблемам общества

The Epoch Times21.05.2012 Обновлено: 06.09.2021 14:10

«Диктатор»: удар диктатурой сарказма по наболевшим проблемам общества


«Диктатор». Атмосфера киноленты «Диктатор» перенесена в отель Карлтон во время 65-го Международного кинофестиваля в Каннах. Фото: Michael Buckner/Getty Images
«Диктатор»: удар диктатурой сарказма по наболевшим проблемам общества
«Диктатор». Саша Барон Коэн на премьере фильма «Диктатор» в Лондоне, Англия. Фото: Fred Duval/Getty Images
«Диктатор»: удар диктатурой сарказма по наболевшим проблемам общества
«Диктатор». Атмосфера киноленты «Диктатор» перед отелем Карлтон во время 65-го Международного кинофестиваля в Каннах. Фото: LOIC VENANCE/AFP/GettyImages
Любимейшему из тиранов —
адмирал-генералу Аладину, побывавшему в далёкой Америке, предстоит на
собственном опыте убедиться в том, что если мысль о чей-то отрубленной голове
тебя расстраивает, то это называется любовью. А когда в душе твоей расцвели
такие нездоровые чувства, то даже диктатор по убеждению может стать защитником
демократии.

И так, немного утомившись от
непрерывных казней, единоличный правитель страны тоталитарного режима Вадии
Аладин отправляется в Америку, чтобы, тихо посмеиваясь в бороду, заверить
представителей палаты ООН в том, что обогащённый уран Вадией будет использован
исключительно в мирных целях.

Аладин, все свои знания
почерпнувший из мультиков и компьютерных игр, находится в глубоком неведении о
том, что его дядя Тамир готовит переворот с целью захвата власти. Однако с
переворотом не всё проходит гладко: Аладина удачно заменили на двойника —
душевноотсталого овцевода, но самого диктатора ликвидировать не удалось.

И вот, Аладин, без бороды и в
нижнем белье, оказывается один на улице, а перед ним вся Америка — иди, куда
глаза глядят. И Аладин идёт, с его тоталитарной идеологией выжить несложно,
ведь идея её проста — человек может быть кем угодно, если убьёт того, кто стоит
на пути к его цели.

И кто знает, может, постепенно
и обнаружится «пушистый зайка» в душе диктатора, но только … очень, очень
глубоко в душе.

Первое, с чем ассоциируется
новая работа скандально известного сценариста и исполнителя главной роли Саши
Барона Коэна, — это с «Великим диктатором» Чарльза Чаплина, первым полностью
звуковым фильмом 1940 года.

Только вместо Гитлера, как это
было в фильме Чаплина, прототипом диктатора Аладина, поговаривают, стал сам
покойный Муаммар Каддафи — многолетний тоталитарный правитель Ливийского
государства.

Сам Саша Барон Коэн — личность
неординарная, а работы его, в основном, рассчитаны на произведение фурора
посредством шоковой терапии. Возможно, вам знакомо чувство, когда вас что-то
сильно затронуло, возмутило, и на языке так и вертится какое-нибудь гадкое
ругательство, предельно точно характеризующее происходящее. Так вот, Коэн для
меня ассоциируется с человеком, который в отличие от большинства, это
ругательство не проглатывает, а проговаривает посредством языка кинематографа.
И это не просто одно ругательство, эта целая тирада брани в адрес различных
стереотипов и двуличной идеологии, когда на словах одно, а на деле совсем
другое. То есть, Коэн «режет правду-матку» … как умеет.

Автор сценария и исполнитель
главной роли, словно хирург, беспощадно вскрывает гнойные нарывы проблем,
существующих в обществе, однако делает это в весьма шокирующей манере. В
большинстве своём, фильмы Коэна нещадно критикуются, его обвиняют в создании вульгарных
китчей, тем не менее, кассовые сборы его кинолент впечатляют.

После выхода на экраны фильма
«Борат» в 2006 году, казахское правительство не линчевало Сашу Барона Коэна
только потому, что не смогли до него добраться. А несколько лет спустя его наградили
за популяризацию имиджа Казахстана и вклад в развитие туризма — это так же
абсурдно, как абсурдны произведения самого Коэна.

Тот факт, что в фильме
участвуют известные актёры — Бен Кингсли, Джон Си Райли и Анна Фэрис,
свидетельствует о том, что в кругах кинематографистов к новой работе «Диктатор»
отнеслись более серьёзно. Режиссёром фильма, как и в «Борате», и «Бруно»,
выступил 55-летний американец Ларри Чарльз.

И в этот раз Коэн, в
свойственной ему манере, затрагивает различные социальные и политические
проблемы. Правда, немного грустно то, что об этих проблемах, о лицемерной философии обывателей говорит лишь весьма
странный, карикатурный персонаж с
коэффициентом интеллекта на уровне детсада. Однако, речь Аладина в конечной
сцене фильма, хоть и беспощадна, но заслуживает внимания.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА