Уличные музыканты


В ходе эксперимента, проведённого газетой «Вашингтон Пост», знаменитый скрипач Джошуа Белл, переодетый затрапезным уличным музыкантом, играл в подземном переходе. Более 1000 человек прошли мимо него. К концу дня он заработал всего лишь 32 доллара и 17 центов. Фото: Giulio Marcocchi /GettyВ ходе эксперимента, проведённого газетой «Вашингтон Пост», знаменитый скрипач Джошуа Белл, переодетый затрапезным уличным музыкантом, играл в подземном переходе. Более 1000 человек прошли мимо него. К концу дня он заработал всего лишь 32 доллара и 17 центов. Фото: Giulio Marcocchi /Getty«Всё, я бросаю эту работу», — объявил я самому себе по дороге с работы на автобусную остановку. В моей голове звучал голос начальницы, обрушившей на меня град громогласных упрёков. Если добавить к этому длинные и утомительные пререкания с клиентом, а также безжалостно палящее солнце, то мне, стоящему под красным светом семафора, становилось ясно, что я вступил в чёрную полосу, становящуюся с каждым шагом всё чернее.

Свет семафора стал зелёным, я перешёл на противоположный тротуар. Ещё несколько метров — и я на остановке автобуса. Все места на скамейке были заняты. Там сидел, укрываясь от солнца, бродячий музыкант со скрипкой. Рядом с ним была коробка для подаяний.

Я подумал о том, что в данный момент мог бы точно выразить моё ощущение киногерой — вечно на что-то раздражающийся гном-человечек, живущий среди своих весёлых и дружных собратьев. Например, ему говорят: «Едем на экскурсию». Он отвечает: «Я ненавижу экскурсии!», или ему предлагают: «Хочешь мороженое?». Ответ: «Ненавижу мороженое». Ничего не поделаешь, в каждом из нас есть немного от этого человечка.

«Ненавижу уличных музыкантов со скрипкой, которые сидят на автобусной остановке», — с унынием подумал я.

Телефонный звонок прервал поток моих мыслей, и когда я вернулся к своему сценарию, что-то в нём неуловимо изменилось. Может быть, милый дедушка гномов, разрешающий все проблемы этих человечков, побывал здесь, а может, главный сценарист. Моим мыслям вдруг стало просторно, и ситуация стала восприниматься совершенно иначе. Я снова посмотрел на уличного музыканта, и новое, свежее восприятие ситуации полностью вытеснило из меня раздражительного человечка.

«Я эгоист, — подумал я. — Как это может быть, что этот человек зарабатывает за три часа столько, сколько я зарабатываю за час? Я работаю в помещении с кондиционером, а он на улице, и при этом старается, чтобы на этой жаре я слушал красивую музыку, и я ещё жалуюсь?»

Я высыпал на ладонь имеющуюся у меня мелочь. Пол шекеля? В голове тут же сформировалась мысль: «Жадина!» Шекель? Мысль сразу же вернулась: «Опять жадничаешь. Ты имеешь так много и готов отдать так мало». Я взял монету в десять шекелей и бросил её в коробку музыканта.

Музыкант, который был совершенно разморён жарой и казался сонным, проводил взглядом брошенную монету. Вдруг он вскочил на ноги и посмотрел мне прямо в глаза: «Моцарт, Бах, Шопен?»

«Моцарт», — ответил я после секундного колебания. Музыкант улыбнулся мне и произнёс со значительностью «о-го-го», словно подтверждая мой хороший музыкальный вкус.

Он закрыл глаза и начал играть. Люди проходили мимо и бросали монеты, но уличного музыканта это больше не интересовало. Он полностью погрузился в музыку. Закончив играть, он посмотрел мне в глаза, словно искал у меня оценки своей игры. Я от души поблагодарил его, и он, закрыв глаза, начал играть новую мелодию.

Мой автобус подъехал, а я не знал, как ещё выразить свою признательность этому человеку. Он широко улыбнулся и сказал с тяжёлым акцентом: «Гуд бай, дорогой». «Гуд бай и тебе, дорогой», — не растерявшись, ответил я ему. Мы помахали друг другу рукой на прощание. Он вернулся на своё место, а я зашёл в автобус.

Чему меня научил этот случай? В 2007 году газета «Вашингтон Пост» провела эксперимент, о котором впоследствии писали СМИ всего мира. Джошуа Белл, один из лучших скрипачей мира, для эксперимента оделся как затрапезный уличный музыкант и играл в вашингтонском подземном переходе на протяжении 43 минут.

Белл сыграл шесть произведений Баха на своей скрипке, стоимость которой примерно 4 миллиона долларов, как всего двумя днями ранее он играл на своём концерте в Бостоне. Стоимость билета на этот концерт была 100 долларов. Более 1000 человек прошли мимо Белла в тот день в вашингтонской подземке. Белл получил от них 32 доллара и 17 центов.

Каждый из нас должен иногда встряхнуться, выйти за пределы своего ежедневного сценария и взглянуть на стоящего напротив нас человека не как на попрошайку, а как на музыканта.

Версия на иврите


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • «В ритме сердца»: ритм есть, но сердце не затрагивает
  • Стихи Ирины Сорочинской. Поэты по субботам
  • «Вспомнить всё»: роковая метка, как единственное доказательство реальности
  • Дни Довлатова. Связующая нить
  • 16 Международная ярмарка современного искусства пройдет в Москве


  • Top