Беженцы рассказывают о ситуации в тибетских монастырях


Власти Китая продолжают усиливать давление на тибетских монахов. Фото: China Photos/Getty ImagesВласти Китая продолжают усиливать давление на тибетских монахов. Фото: China Photos/Getty ImagesВ последнее время тибетские монахи всё чаще используют самосожжение, считая этот способ ненасильственного протеста против диктатуры компартии наиболее эффективным в условиях репрессивной политики Пекина. В то же время Индия давно стала прибежищем для многих беженцев из Тибета, которые рассказывают о реальной ситуации на своей родине.

12 августа сайт немецкого радио Deutsche Welle опубликовал статью, в которой приводится интервью с несколькими беженцами из Тибета, которым удалось благополучно добраться до специального приюта для беженцев в индийском городе Дхарамсала.

Монах по имени Каняг Теринг, который бежал из тибетского монастыря Кирти в 1999 году, рассказал, что в то время ко всем монахам их монастыря власти применяли так называемое «перевоспитание», в ходе которого наставляли их любить китайское правительство. Всех тех, кто отказывался проходить эти курсы, арестовывали и отправляли в тюрьмы.

«Все в монастыре жили в постоянном страхе», — говорит Каняг.

Именно поэтому он решился на побег. Сначала он ехал на автобусе, но возле границы с Непалом ему пришлось семь дней идти пешком по ночам, а днём прятаться в домах крестьян.

Согласно информации его источников, когда в прошлом году в монастыре Кирти началась волна самосожжений монахов в знак протеста, власти прислали туда около 500 полицейских для слежки. В монастыре были установлены 14 видеокамер наблюдения, чтобы круглосуточно следить за всем, что происходит внутри монастыря.

Монах по имени Гайжун Чонпел рассказал, что в 2008 году солдаты и полицейские оккупировали их монастырь и начали требовать, чтобы все монахи публично отреклись от своего духовного лидера Далай-ламы. В настоящее время, если власти обнаружат у кого-то спрятанную фотографию Далай-ламы, то его жизнь может подвергнуться опасности. Гайжун также сказал, что во время своего бегства из Тибета ему пришлось несколько месяцев прятаться в лесах.

Все тибетцы, которые, проделав опасный путь, добрались до приюта Дхарамсалы, говорят, что сделали это ради того, чтобы встретиться с Далай-ламой, а также рассказать миру о реальной ситуации в тибетских монастырях.

Монастырь Кирти обрёл печальную известность в прошлом году, когда там начали происходить многочисленные акты самосожжения монахов. Количество этих самосожжений стало самым большим за всю историю Тибета, несмотря на то, что подобные действия в буддизме запрещены и считаются грехом.

В статье говорится, что каждый раз, когда у подножия Гималаев, на китайской стороне, кто-то из монахов совершает самосожжение, на другой стороне этих гор, в индийской Дхарамсале, тибетские беженцы возжигают благовония и совершают специальные обряды по душе погибшего.

Тибетцы почитают монахов, совершивших самосожжение, как люди почитают павших героев. Монахи превращают себя в факелы, и это помогает людям в мире лучше понять, в какой безнадёжности и под каким сильным давлением со стороны властей они живут.

Однако такая форма протеста среди тибетцев вызывает многочисленные споры.

Избранный в прошлом году главой тибетского правительства в изгнании Лобсанг Сангай по этому поводу сказал: «Наша позиция очень ясная: мы — люди, и не хотим, чтобы кто-то умирал. Поэтому мы постоянно призываем не впадать в крайности, в том числе, не совершать самосожжений. Но мы также хорошо понимаем, почему они совершают такие поступки. Они делают это потому, что в Китае вообще нет возможности для выражения какого-либо протеста. Несмотря на то, что в кругах буддистов на этот счёт существуют разные мнения, мотивация их поступков вполне понятна, они делают это ради других тибетцев, причиняя боль себе. Миряне пытаются предотвратить подобные акты, а последователи буддизма молятся за тех людей. Как тибетцы, мы хорошо понимаем их».

В последнее время китайские власти усилили контроль на границах с Непалом, и беженцев стало значительно меньше.

Мунгур Юндон, заместитель руководителя приюта для тибетских беженцев, сообщил, что до 2008 года они ежегодно принимали около трёх тысяч беженцев, однако сейчас ситуация изменилась.

«Сейчас ситуация там стала очень напряжённой. Правительство Китая увеличило количество контрольно-пропускных пунктов на границе, а также увеличило там число военных гарнизонов. Теперь перейти границу очень трудно», — говорит Мунгур.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Китайский генерал призывает к «наступлению на Запад»
  • В Гонконге избит репортёр после суда над Гу Кайлай
  • Пекинское наводнение не вдохновляет на пожертвования
  • Образ артиста Shen Yun: Анджелия Ван
  • Суд над женой Бо Силая — попытка режима удержаться у власти

  • Девушка выполняет медитацию
  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top