Добродетель сына восстанавливает гармонию в семье. Часть 2


В первой части рассказывалось о том, как Минь Дэжень с двумя старшими сыновьями отправился холодной зимней ночью в восточную деревню, где собирался встретиться со своими друзьями для обсуждения поэзии. Но, прежде чем они успели далеко уйти, Дэжень обнаружил, что его старший сын Цзыцянь был одет в пальто, сотканное из волокон тростника, и дрожал от холода. Минь Дэжень отправил своего младшего сына Иньгэ за его дедушкой, отцом жены Миня, в то время как сам с Цзыцянем вернулся домой. Минь начал спорить со своей женой, так она надела на Цзыцяня, который был её пасынком, одежду из волокон тростника, а на Иньгэ, сына, которого она родила от Дэженя, одежду из хлопка и шёлка.

Минь Дэжэнь наставляет своего сына Цзыцяня, который дрожит от холода. Иллюстрация: Чжичин Чэнь/Великая Эпоха Минь Дэжэнь наставляет своего сына Цзыцяня, который дрожит от холода. Иллюстрация: Чжичин Чэнь/Великая Эпоха

Дедушка, придя к ним, спросил: «Зять, зачем ты послал за мной?» «С моей семьей все хорошо, но одно огорчает меня», — ответил Минь. «У вас всё хорошо, что же тогда тебя тревожит?» — задал вопрос дедушка.

«Цзыцянь потерял свою мать, когда ему было только 3 года. Я не мог заботиться о нём и одновременно зарабатывать деньги. Я женился на вашей дочери, чтобы она помогла мне», — ответил Минь. Дедушка сказал: «Это её обязанность. Цзыцянь очень мягкий, вежливый и добрый ребёнок. Он уважает старших и помогает младшим».

«Но кое-кто относится к нему по-другому!» — намекнул Минь Дэжень. «Неужели моя дочь с ним плохо обращается?» — спросил дедушка.

Ли Сюин сказала: «Я забочусь о нём точно так же, как и об Иньгэ». Минь ответил: «Кажется, вы не собираетесь преклонять колени, пока не увидите настоящего Будду! Тесть, пожалуйста, взгляните». Минь Дэжень велел сыновьям встать на колени.

Дедушка подошёл к мальчикам. «Позвольте мне посмотреть. Шёлк, хлопок, хорошо, это тёплая одежда. Ах! Тростниковая шерсть? — Он с укором взглянул на свою дочь. — Как ты могла? В такой холод!»

«Отец, не суетитесь! Цзыцянь сидит дома и мало двигается. Хлопок или тростник — для него нет большой разницы», — оправдалась Лю.

Минь Дэжень воскликнул: «Нет разницы! Тогда почему вы не сделали одежду для Иньгэ тоже из тростникового волокна?» «Иньгэ моложе и слабее. Если я одену его в одежду из тростника, то моё сердце будет болеть», — ответила Лю.

Дед сказал: «Дочь, я думаю, лучше признать, что ты было не права». «Отец, это не ваше дело!» —возразила Лю.

Минь Дэжень сказал: «Тебе не следует плохо обращаться с Цзыцянем!» Лю сердито ответила: «Если вы считаете, что я плохо с ним обращаюсь, тогда пусть о нём позаботиться кто-нибудь другой».

Минь Дэжень сказал: «Ли Сюин, как можно быть такой испорченной. Я не буду закрывать глаза на то, что Цзыцянь страдает. Иньгэ, принеси мне бумагу и кисть. Я напишу письмо о разводе и разведусь с ней!»

Дед вмешался: «Эй, зять мой, что вы делаете? Пожалуйста, не делайте этого».

Он обратился к дочери: «Ты, ты... Мой зять всегда был добр и внимателен, заботясь обо мне и твоей матери. Зимой он высылает нам одежду из хлопка, летом дает пищу и продовольствие. Каждый знает, что он — хороший человек! Он наставляет Цзыцяня относиться к тебе, как к родной матери. Как ты можешь быть такой жестокой, сделав ему одежду из тростника? Ты поступила очень плохо, доведя дело до развода, и по-прежнему не признаешь свою вину. Мы потеряли лицо! Мне больше нечего сказать. Позвольте мне уйти».

Ли Сюин воскликнула: «О, отец, пожалуйста, не уходите». «Ты не хочешь, чтобы я ушёл?» — спросил старик. «Нет», — ответила она.

«Хорошо, если ты не хочешь, чтобы я ушёл, и всё ещё желаешь, чтобы я обо всём позаботился, ты должна меня выслушать. Я хочу, чтобы ты взяла своего третьего сына на руки и встала на колени. Положи письмо о разводе себе на голову. Извинись и признай, что была не права. Тогда я смогу всё исправить» — сказал он. «Хорошо, я сделаю так, как вы сказали, отец», — покорно ответила Лю.

Дед повернулся к Минь Дэжень: «Зять, моя дочь осознала, что была не права. Это также и моя вина, я не воспитал её достаточно хорошо».

Минь Дэжень сказал: «Надо отвечать за свои действия. Вы не причастны к этому, тесть. Позвольте мне развестись с вашей дочерью. Отвезите её домой».

Дед подтолкнул Ли вперёд, чтобы та извинилась.

Ли Сюин заговорила, и, между тем, мягко потянула одежду Минь Дэженя: «О, мой дорогой муж, давайте не будем ссориться друг с другом из-за того, что я была слишком невнимательна и сделала одежду из тростника. Пожалуйста, простите меня».

Минь Дэжень возразил: «Нет, вы просто пытаетесь из важного сделать что-то незначительное, и относитесь ко мне, словно к 3-летнему ребёнку. Вы сделали одежду из тростника из-за невнимательности? Вы нечестны. Возьмите письмо и уходите прямо сейчас!»

Ли Сюин подумала: «Муж действительно рассердился. Мне так стыдно, но выхода нет». «Позвольте мне умереть, и проблем больше не будет», — промолвила она.

Цзыцянь поспешил к своей приёмной матери: «Мама, пожалуйста, не надо. Мама, ты плохо обращалась со мной, но как я могу забыть, что ты вскармливала меня 13 лет. Люди говорят, что тысяча килограммов золота — это не сокровище. Счастливая семья — вот что является настоящим сокровищем. Независимо от того, сколько страданий мне выпало, я не буду жаловаться до тех пор, пока мои младшие братья не страдают.

Мы с Иньгэ встаём на колени перед матерью и отцом. Дорогой отец, пожалуйста, не позволяйте маме уйти. Мы не можем позволить ей стать одинокой в старости. Подумайте также о моём маленьком братике.

Неужели вы позволите и им страдать? Позволили бы также несправедливо обращаться с ними? Я бы лучше сам ушёл и был бы единственным, кто страдает. Если мама уйдет, все будут страдать. Пожалуйста, отец!»

Минь Дэжень воскликнул: «О, сын мой! Мой неразумный сын, ты все ещё думаешь о других в такой ситуации. Знаешь ли ты, как отличаешься от других?»

«Как отличается?» — спросил Иньгэ.

Минь Дэжень объяснил: «Когда твои братья нуждаются в отце, отец рядом. Когда они нуждаются в матери, мама заботится о них. Но мой бедный сын, хоть твой отец и рядом, он не может позаботиться о твоей еде и одежде. Если ты хочешь увидеть маму, которая дала тебе жизнь, то где она? Мой бедный сын, твоя мама умерла, когда ты был совсем маленьким. Сын мой, к тебе несправедливо относились, но ты не решился сказать мне. Если бы твоя мама была жива... о тебе хорошо бы заботились. Как я мог позволить тебе страдать, когда другие плохо относились к тебе? Твои слова, Цзыцянь, потрясли небеса. Ли Сюин, как вы могли относиться к сыновьям по-разному? Как вы могли быть столь несправедливой, что у одного одежда из хлопка, а у другого — из тростника?

Вы помните, когда мы только поженились? Вы отправились на поиски молока для Цзыцяня и обошли всех соседей. Вы обещали относиться к нему, как к родному. Я думал, что могу доверить Цзыцяня вашим заботам и заняться делами, не беспокоясь об этом. Кто же знал, что, когда у вас появятся ваши собственные дети, вы изменитесь. Вы плохо обращались с Цзыцянем, испортили собственного ребёнка, обманывали и лгали мне.

Даже если бы вы избили его и прокляли для его же блага, чтобы научить, как нужно себя вести, или за его учёбу... было бы всё в порядке. Но что за сердце у вас, если вы позволили ему надеть одежду из тростника в холодную зимнюю стужу?».

Если сегодня я подам на развод, то придёт другая мачеха, которая оденет трёх моих сыновей в одежду из тростника. Когда это произойдет, Ли Сюин, не будете ли вы огорчены? Подумайте о других, подумайте обо мне и тогда вы поймете, как обстоят дела».

Ли Сюин взволнованно промолвила: «Выслушав слова Цзыцяня, я чувствую ужасный стыд. Я была неправа, плохо обращаясь с ним. Цзыцянь не ненавидит меня, вместо этого он заступается за меня и моих сыновей. Как я могу быть столь жестокосердной? Мне следует поблагодарить Цзыцяня за его слова. Позвольте мне встать на колени и пообещать Богам, что с этого момента я исправлю все свои ошибки и буду относиться к Цзыцяню, как к родному сыну!»

Минь Дэжень сказал: «Услышав клятву Ли Сюин Богам, я снимаю вопрос об одежде из тростника. С этого момента вы, братья, должны усердно и прилежно учиться. Вся семья счастлива!»

Это правдивая история о Мин Суне, также известном как Минь Цзыцянь, который жил в период Весны и Осени (722-481 до н.э.), время общественных волнений, беспорядка и войны.

Цзыцянь стал известным учёным и занял почётное место среди 72-х учеников Конфуция. История о его образцовой сыновней добродетели передавалась на протяжении многих веков и стала хорошим примером для последующих поколений.

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Редактор крупного китайского СМИ призывает коллег перестать обманывать народ
  • Определены следующие лидеры Китая
  • Вакансии в госорганах набирают популярность в Китае
  • Премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао выступает за ликвидацию системы трудовых лагерей в Китае
  • Загадочный возврат авиарейса с полпути в США назад в Пекин вызвал бурю обсуждений

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top