Инструктор туристического клуба «Азимут» Светлана Воронина: Нужно выйти из матрицы

Светлана и Евгений Воронины 17 лет водят детей и подростков, а иногда и их родителей, в походы по горам Крыма. Но это не основная их работа, по профессии оба - инженеры-конструкторы. Летние походы супруги Воронины начали организовывать потому, что у них есть желание помочь молодёжи обрести себя и потребность поделиться мудростью жизни и опытом.

Что-то движет человеком, когда он с рюкзаком карабкается по горам, спит в палатке, на каменистой земле, устаёт днем, мёрзнет ночью. Он отказывается от престижных путешествий по столицам Европы или от вальяжного отдыха на пляжах Испании – ради чего всё это? Что влечёт его в «диком» туризме? Красота горных пейзажей? Желание преодолеть себя? Стремление познать вкус свободы? Или искушение проверить себя в критической ситуации? Такие вопросы я задала Светлане Ворониной. И вот какой разговор у нас состоялся.

В походе по Крымским горам. Фото: Светлана ВоронинаВ походе по Крымским горам. Фото: Светлана Воронина

С.В.: По поводу красот Крыма скажу сразу. У нас дети ходят в походы год за годом, иногда по одним и тем же маршрутам. Так что, желание пройти пешком по Крыму, Кавказу, Памиру, похоже, возникает не только из-за красоты окружающего мира.

– Тогда, какие мотивы движут людьми?

С.В.: Система (можно назвать её матрицей), в которой живет сейчас человек, загоняет его естественную природу в тупик. Он не свободен. Он становится рабом этой системы и может жить только, если полностью ей соответствует. Если человек ДРУГОЙ не ест еду из супермаркета, не болеет, его не интересует политика, тогда система его выталкивает. Если человек не принадлежит этой системе, она стремится избавиться от него.

Человек мыслящий – НЕ КАК ВСЕ, выходит из матрицы. И матрица его отпускает, поскольку он подрывает её сущность. Человек становится на путь поиска истины. И неважно, по какой тропе он идёт по горной или духовной! Природа человека свобода выбора.

– Именно поэтому столько людей «уходят» в туризм? Ими движет желание порвать с системой и найти свою собственную дорогу в жизни?

С.В.: Да, мне кажется, поэтому с нами идут в походы не только дети, но и вполне зрелые люди. У каждого свой возраст «выхода из матрицы». Безусловно, и красота тоже немаловажна, но мне кажется, что там, где нет «матричного» человека – там всегда красиво. А там, где прошёлся выращенный системой человек, там мусор и грязь. К сожалению, это правда.

Прекрасна прогулочная дорожка в городском парке, если бы не сор возле каждой лавочки.

Конечно, бегая по утрам, я смотрю, как встаёт солнце, как солнечные блики рисуют причудливые узоры на дорожках, слушаю щебетанье птиц.

Как-то мы ехали с друзьями на автомобиле, и одна женщина воскликнула: «Какие у нас ужасные дороги!» Ей тут же ответили: «А ты посмотри, какое красивое сегодня небо!»

– Ты хочешь сказать, Светлана, что одни видят грязь, а другие – небо. Значит, дело в не окружающем мире – он один и тот же. Ключ хранится в душе человека? Ты видишь то, что хочешь видеть? Но ведь для этого тоже нужна работа над собой…

С.В.: Да, именно. Работа над собой: я не хочу менять систему, я хочу изменить себя. Дети эту несвободу больше всего чувствуют. Они протестуют против её насилия, они стали ненавидеть школу, перестали уважать родителей.

– Протест против школьных догм, против родительской опеки?

С.В.: Да, они уходят в поход с протестом, а возвращаются другими людьми.

– А как меняется психика ребёнка после похода?

С.В.: Уходит агрессия. У нас в группе практически нет агрессии. В частности, я, как инструктор, не принуждаю детей ни к чему. Поэтому ответной реакции в виде недовольства, агрессии у подростков не возникает. Для сравнения скажу. У меня есть друзья – школьные педагоги. Они мне рассказывают, что их учат не ронять авторитет преподавателя, мол, нужно настаивать на своём. У меня в группе такое не практикуется. Да, я могу ошибиться, что-то не так сделать. Но я иду на равных. Я – друг. Такой принцип.

Вот, кстати, случай. Можно сказать, психологический. Он произошёл в группе, в которой собрались дети разного возраста. Шестеро студентов учились в одном классе, а после окончания школы разъехались по университетам в разных городах.

И вот первые каникулы после сдачи летней сессии. Они собрались с нами в поход. Вместе с ними в группу попали трое школьников, тоже одноклассники, тринадцатилетки.

Проходит в походе день, потом другой. Старшие не наговорятся друг с другом, делятся впечатлениями и со смехом вспоминают школьные проделки. Им интересно друг с другом. А наша детвора, младшие, как будто отброшены на задворки, старшие с ними не общаются.

Эту ситуацию я наблюдаю со стороны. Прекрасно понимаю, что нужна ассимиляция, но насильно её не сделаешь. Необходим повод. И тут одна из девочек-шестиклассниц во время вечернего костра объявляет с обидой в голосе: «Это самый плохой поход в моей жизни!». Я спрашиваю: «Что случилось?» Она мне: «Они на нас даже внимания не обращают!»

Я не показала виду, осталась сидеть у костра. Выждав некоторое время, пошла в палатку как-будто что-то взять. По пути остановила одну из старших девочек. Говорю ей: «Анечка, так и так, детвора у нас совсем расстроена. Вы хоть как-то наладьте контакт с ними». Она мне с пониманием: «Сделаем!»

Не успела я оглянуться, как Аня в гуще толпы уже выкрикивала: «Всем внимание! Быстро на поляну! Фотографируемся вместе!» И тут же обратилась к младшеньким: «Так, Денис, иди сюда. Юля, ты становись здесь». Наши старшие в момент всех младших разобрали по рукам. Ситуация развивалась до такой степени легко и непринуждённо, что когда мы после похода поставили палаточный лагерь на морском берегу, это был один дружный муравейник. Это было потрясающе!

– Светлана, как вообще родилась идея водить детей в походы?

С.В.: Мой муж – мастер по горному туризму. Он прошёл практически весь Кавказ, Памир и Фанские горы. Да и сама я не раз бывала в альплагере, спортивных горных походах и походах на байдарках. Своих настоящих друзей мы нашли в походах. Мы так и идём по жизни вместе. Других нет. Возможно потому, что у меня такой круг общения, и я не выхожу за его пределы.

Когда у нас с мужем стал подрастать сын, мы стали брать его в походы с собой. В три года он сплавился с нами по реке Мана, притоку Енисея, в четыре побывал на Кавказе. Чем старше он становился, тем отчетливее формировалась идея о необходимости создания детского и юношеского туристического клуба, в который будет ходить наш сын и где найдёт себе надёжных друзей.

– Получается, что турклуб вы создали из-за сына?

С.В.: Да, вначале идея была такой – ради сына. Мы тогда так думали. Но потом поняли: если у человека есть знания и опыт, то он должен делиться этим. А если он отдаёт свои знания и опыт детям, то стимул у него колоссальный.

То есть ваш богатый туристский опыт был востребован?

С.В.: Да. Поначалу мы стали водить в походы студентов а позже стали заниматься со школьниками. Уже 17 лет мы занимаемся с детьми спортивным ориентированием, скалолазанием и летом водим в походы по горному Крыму. Мы увидели, что детям нравится ходить в походы.

– Почему нравится? Что именно им нравится?

С.В.: Из собственного опыта знаю, что в походе всё не так, как дома. Со временем дети начинают ощущать в себе уверенность, становятся очень самостоятельными. По сути, в походе происходит процесс познания себя, а также и преодоление себя. С годами понимаешь, что цель жизни человека – найти в себе Божественное начало.

– То есть человек – существо творческое. И когда человек начинает созидать, по сути, он выходит из «матрицы»? Как происходит этот процесс в походе?

С.В.: Попробую объяснить. Каждое лето мы набираем несколько групп, в каждой группе создается костяк из опытных ребят. Этот костяк обрастает друзьями, родственниками и знакомыми тех, кто уже почувствовал вкус хождения туристскими тропами. А ещё бывает, что, наслушавшись восторженных рассказов своих детей, мамы и папы наших юных туристов отправляются с нами в поход.

Что примечательно? Когда ребёнок отправляется с нами в горы, обнаруживается, что родителей-то рядом нет. Да, для него это некое потрясение. Дома всё привычно: вернулся из школы, мама готовит обед, папа смотрит новости на диване или возится в гараже. У самого – домашние задания, потом футбол на улице или компьютерные игры дома. Ребёнок знает, что мама покормит, проверит уроки. Папа отвезёт его в школу или на тренировку и так далее. Всё за ребёнка продумано и расписано. Привычный ритм семейной жизни.

А в походе родителей нет. Надеяться приходится только на себя. Подросток старается показать свои лучшие качества – никому не хочется выглядеть плохо. А вот какой он человек в самой своей сути – это проявляется в трудной ситуации. И вот тут важно помочь, посоветовать.

Для самого ребёнка важно, чтобы та самостоятельность, которая предоставляется ему в походе, потом проявила себя в его судьбе. Она играет положительную роль, делает его активным участником жизни, а не сторонним наблюдателем.

– И примеры есть?

С.В.: Пожалуй, да. У нас была такая ситуация. Наш ученик Денис занимается в клубе с шестого класса. Побывав с нами в первом летнем походе, он просит разрешение приехать вместе с сестрой после второго похода, когда мы проводим неделю на море. И так совпало, что мой сотрудник со своим сыном тоже хочет присоединиться к нам в это время. Сотрудник ни разу не ходил в поход, ему интересно побывать в такой среде, но в более лёгких условиях, побыть вместе с группой на море. Сотрудник спрашивает меня: «А кто нас повезёт в Крым? Как найти ваш палаточный лагерь, ведь ты это время будешь в походе?» Я отвечаю: «Денис повезёт». «А сколько Денису лет?» Говорю: «Парень в 9 классе». Сотрудник очень удивился. А я смеюсь: «Когда ты с ним познакомься, увидишь, что Денис – самостоятельный парень. Он старше тебя в некоторых вопросах».

– А как помочь подростку из неблагополучной семьи? От этого выиграло бы и всё общество. Есть много таких семей, где отец и мать пьют, не обращают внимание на сына или дочь. Ребёнок предоставлен сам себе. Как подросток может попасть в ваш турклуб? Какой у него шанс встретить вас? А если встретит, как ему не пройти мимо, ведь в нём уже заложена эта система, эта матрица?

С.В.: Мне тоже хотелось бы помочь всем. Когда мы с мужем идем по городу, то часто встречаем детей, которые хоть раз были с нами в походе. Они бегут навстречу, радуются, здороваются. Вспоминают о походах с большим удовольствием. Мы, как руководители, предпринимаем разные шаги, чтобы найти таких подростков – ищущих, желающих почувствовать новое в жизни.

Мы даем объявления в газетах, рассказываем о походах в школах, в институтах. И в Интернете у клуба «Азимут» есть свой сайт. Но не всегда можно найти людей, готовых выйти из матрицы, неважно, взрослый это или ребёнок. Люди зачастую очень инертны. Есть люди, которые любят только потреблять и не хотят ничего отдавать. Но есть искорки. И если им что-то нравится, то они загораются по-настоящему. И мы можем помочь.

– Здорово, всё-таки. Успехов вам!

_______________________________________________________

Любые проблемы, связанные с уборкой, могут быть решены клининговыми компаниями. Вы можете забыть об уборке помещений, квартир, производственных помещений, поручив свои проблемы такой компании. Клининг Екатеринбург, например, работает уже много лет, причем как с физическими, так и с юридическими лицами, которые нуждаются в таких услугах, особенно после ремонта. Когда работа хорошо налажена, клиенты не только остаются довольными, но и посоветуют компанию своим друзьям и знакомым.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Олег Газманов
  • Сын Сильвестра Сталлоне умер от болезни сердца
  • Королевская семья Великобритании на Паралимпийских играх в Лондоне
  • Тори Спеллинг с семьёй в клубе Lunchables в Калифорнии
  • Forbes огласил имена наиболее высокооплачиваемых знаменитостей

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top