Адвокат Евгений Архипов: Вместо того, чтобы помочь людям в борьбе с коррупцией, власть «закручивает гайки»

логотип Epoch times
Адвокат Евгений Архипов. Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times)

Адвокат Евгений Архипов. Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times)Адвокат Евгений Архипов. Фото: Ульяна Ким/Великая Эпоха (The Epoch Times)Коррупция в России проникла во все слои общества — и это уже признано всеми, и нет никакой возможности определить, кто прав, а кто виноват, ибо виноваты все: те, кто даёт взятки, и те, кто берёт.

В августе этого года адвокатом Евгением Архиповым, председателем Ассоциации адвокатов за права человека, был представлен ежегодный доклад Всероссийской антикоррупционной общественной приёмной «Чистые руки».

Авторы доклада собрали и систематизировали статистические данные о работе приёмной за период с 1 августа 2011 по 1 августа 2012 гг. В отчёте описаны коррупционные схемы, а также приводится информация о жертвах коррупции.

В 2009 году в интервью с Евгением Архиповым мы уже говорили об Общественной приёмной (см. http://www.epochtimes.ru/content/view/21815/9/). По истечении нескольких лет из разговора с Евгением Архиповым мы узнаем о том, что изменилось за это время.

– Евгений Сергеевич, как сильно мы «продвинулись» по уровню коррупции в сравнении с 2008 годом?

Е.А.: Судите сами. Если показатель среднего размера взятки в 2008 году составлял 9 тыс. руб., то в 2011 году — уже 300 тыс. руб. Согласно официальной статистике, за время правления президента Медведева размер взятки вырос в 33 раза! В 2008 году теневой оборот денег, приходящийся на коррупцию, составил 35%, а в 2012 — 52,6%, прирост — 17,6%. Вот и всё, что могу сказать.

– Какие сферы, согласно вашему исследованию, подвержены наибольшему влиянию коррупции?

Е.А.: Я бы сказал, что бизнес. Здесь действует система кормления, круговая порука, система отката, коммерческий подкуп и т. д. Бизнес в России постоянно сталкивается с криминалом, есть ресурсы — есть чем поживиться. А желающих поживиться среди чиновников очень много — и, соответственно, бизнес подвергается наибольшему давлению.

– А какую сферу бизнеса Вы назвали бы наиболее криминогенной?

Е.А.: Наибольшее количество жалоб поступило на транспортные структуры. Жалобы поступали в основном из Псковской и Новгородской областей, Хабаровского края, Дальнего Востока.

Предприниматели жалуются на то, что из-за появления конкурирующих структур, аффилированных с чиновниками, конкурентная среда в этой сфере практически не существует.

Достаточно появиться двум-трём компаниям, аффилированным с местными чиновниками, как они начинают полностью контролировать этот рынок. Это самое массовое явление, которое хотелось бы отметить.

Во всех регионах наблюдаются одни и те же схемы, они применяются и в отношении перевозчиков. Любой бизнес, который становится эффективным, рано или поздно начинает привлекать к себе лиц, которые хотят его захватить. Даже в сфере сельского хозяйства, которая считается достаточно проблематичной, где нужно много работать и отдавать много сил этому бизнесу, чтобы он приносил прибыль, и даже в этой среде, как только предприятие становится конкурентоспособным, проводятся определённые рейдерские схемы захвата.

Если в 2005-2006 годах о рейдерстве ещё говорили, теперь эта тема ушла на задний план, хотя, на самом деле, ничего не изменилось. Только сейчас всё делается скрытно, более латентно.

– А как Вы оцениваете меры, предпринимаемые государством? Считаете ли их эффективными?

Е.А.: Давайте посмотрим, какие меры приняты по противодействию коррупции. Для начала, возьмём реформу в полиции, которая сопровождалась переаттестацией сотрудников Органов внутренних дел.

С15 марта 2011 года переаттестацию прошли 875 тыс. офицеров, 327 полковников. В целом на переименование милиции в полицию выделено государством 13 млрд рублей. По сообщению «Российской газеты», на 2 февраля 2012 года для перехода на новое обмундирование затрачено 16,5 млрд руб. Официально переаттестация сотрудников МВД завершилась 1 августа 2011 года.

В результате переаттестации численность сотрудников должна была сократиться на 20% от существующего показателя (1 млн 200 тыс. человек). А. Нургалиев, бывший министр МВД, неоднократно повторял, что это позволит существенно повысить заработную плату сотрудникам полиции.

Мы провели опрос среди сотрудников полиции и выяснили, что у них убрали надбавки и действительно повысили заработную плату, но в итоге все остались при тех же 40-50 тыс., 20 тыс. или 6 тыс. руб., в зависимости от выполняемой работы, т. е. фактического роста заработной платы не произошло.

Раз так, в органах внутренних дел продолжается текучесть кадров, переаттестация сотрудников не улучшила морального и профессионального облика полицейского. Опытных сотрудников практически нет. По качеству эффективности расследования — каждое второе преступление в РФ не раскрывается. Вместо приобретения опыта и профессионализма, стараются адаптироваться к корпоративной среде. В целом изменился уровень юридического образования, законности и правопорядка. Стало привлекательным приходить в органы с целью получения власти, заработать капитал, но никак не ради профессионального долга.

– Выходит, обманули сами себя?

Е.А.: Эффективность реформы, невозможно провести без реальной кадровой чистки. Сложившиеся коррупционные связи и круговая порука настолько устойчивы, что невозможно уволить только часть сотрудников, необходимо полностью поменять состав правоохранительных органов и только тогда можно будет говорить об эффективности реформы.

– Какие меры, по-вашему, требуется предпринять в первую очередь, чтобы борьба с коррупцией действительно имела эффект?

Е.А.: Один из моментов борьбы с коррупцией — это декларирование доходов. Принятые меры — половинчатые, посмотрите, что происходит. Чиновники обязаны по закону декларировать свои доходы, доходы жён и несовершеннолетних детей. Как показывает практика, чтобы обойти эти закона, у нас распространена схема «корпоративных покровов», когда реальное владение имуществом осуществляется через третьих лиц.

То же и с захватом чиновником бизнеса. Чиновник никогда напрямую ничего не захватывает. Для этого есть подставные лица, которые оформляют и выполняют грязную работу.

В 2010 году мы выходили с предложением ввести уголовную, гражданскую и административную ответственность за создание «корпоративных покровов» чиновниками, оно было вынесено на обсуждение депутатами Госдумы от «Единой России». Депутат Владимир Груздев, который сейчас стал губернатором Тульской области, выступил категорически против этого законопроекта — и наша инициатива была свёрнута.

Если помните, в 2010-2011 годах прошла волна отставок в субъектах РФ. Одна из самых громких — отставка Лужкова, выбор нового мэра. Что мы увидели после этого? Жалоб стало меньше. Очевидно, что сменяемость власти приводит к разрыву устойчивых коррупционных связей, хотя Москва продолжает оставаться одним из коррупционных лидеров, по количеству обращений.

Наши эксперты считают, что коррупция непосредственно влияет на раскрываемость преступлений. Связь правоохранительных органов с криминалом и нелегитимная практика назначения в органы представителей криминала — нередкое явление. Сюда входит «чёрная» заработная плата для представителей чиновников. Зачастую сами правоохранительные органы покрывают преступников.

– Как общественность может реально противостоять коррупционерам?

Е.А.: В других странах всё очень просто делается: они добиваются открытости действий представителей государственной власти, проводят честные выборы, общество участвует в честном управлении государством, чтобы чиновник боялся воровать.

А что имеем мы: политическая реформа половинчата, либо вовсе отсутствует, слабая система контроля над властью со стороны гражданского общества, независимых СМИ почти не осталось, ликвидирована политическая конкуренция.

С одной стороны, власть говорит об ужесточении политики, направленной на ликвидацию коррупции, а с другой, мы видим, что власть «закручивает гайки».

Российские власти, наоборот, всячески пытаются пресечь те механизмы, которые помогают контролировать чиновников, противодействовать коррупции. Для этого приняты законопроекты о введении штрафов за акции протеста до 300 тыс. руб. и другие.

– В каких регионах власти наиболее сильно подвержены коррупции?

Е.А.: Я бы назвал Дальний Восток, Чукотку, Якутию, там человек чаще сталкивается с проблемами, когда у него могут отобрать дом или участок под строительство. Разорвало дамбу в Крымске, коррупционные чиновники получили откаты, закрывая глаза на то, что на строительство идут деньги не в полном объёме.

Люди выходят с акциями протеста, пытаются привлечь внимание СМИ, собирают голоса членов политических партий, оппозиционеров. А власти их скручивают, за несанкционированные акции протеста требуют те же 300 тыс. рублей с каждого организатора.

Можно ли сказать, что этими действиями власти помогают в борьбе с коррупцией? Люди задумываются, а стоит ли бороться, стоит ли выходить, если они могут получить штраф в размере 300 тыс. руб.? За эти деньги в регионе можно построить дом.

И получается, что, по новому постановлению Конституционного суда, с человека можно взыскивать жильё и выбросить его на улицу, если он проявляет какое-то недовольство властью.

– Кого тогда защищает вновь принятый закон о клевете?

Е.А.: Ну, конечно же, чиновников! Увидев, что критика власти зашкаливает, решили вернуть этот закон, но в какой форме? Вместо того чтобы вернуть старую форму, сделали новую, согласно которой любая критика власти является клеветой. Теперь любого журналиста можно обвинить в клевете. Речь идет не об источнике информации, речь идет о её распространении.

Я повторюсь, что, вместо того чтобы помочь людям в борьбе с коррупцией, власть «закручивает гайки». Благодаря таким законам, коррупционеры будут чувствовать себя безнаказанно, ещё наглее вести себя, они будут ещё больше грабить население, и на этой почве создаются очень мощные коррупционные кланы.

Регион, где губернатор поработал около четырёх лет, уже обрастает кланом, и чтобы навести порядок, нужно вводить ОМОН, иначе нельзя. Власть понимает, что им нужна политическая стабильность, чтобы были голоса на выборах. Она и говорит: «Ты нам гарантируешь голоса на выборах, остальное не наши проблемы».

Такая установка подталкивает людей к незаконным действиям. Не хотелось бы, чтобы люди стали применять незаконные методы в борьбе с коррупционерами, так как это может повлиять на политическую и экономическую ситуацию в целом.

Я подчеркиваю, что существуют классические методы борьбы с коррупцией. Не надо пытаться бороться с последствиями, сталинские методы здесь не сработают, потому что мы строим рыночную экономику.

Под классическим методом подразумевается построение демократического государства, подконтрольного обществу. В этом случае мы можем говорить об эффективности мер по борьбе с коррупцией, фактически она будет сведена до минимума.

– Поддерживаете ли вы утверждение, что коррупция в России — ментальность нации?

Е.А.: Ничего подобного, это враньё, несостоятельность политиков, которые не понимают, что такое российская ментальность. У нас в России столько народов, столько представлено наций и национальностей, у каждой из них своя субкультура, свои традиции.

Мы все помним Грузию, которая считалась в прошлом самой криминогенной и коррумпированной республикой в Советском Союзе. Что в итоге? Грузия стала одной из самых некоррумпированных стран в Восточной Европе, потому что Саакашвили боролся не с последствиями, а искал причину.

В первую очередь был наведён порядок в коррупционной схеме, была проведена реформа в правоохранительной системе, проведена политическая реформа — и это в совокупности дало свой результат.

У нас в России коррупционность — не ментальность. Вот когда общество созреет до демократии, тогда коррупция автоматически отмирает.

Проблема в том, что наш народ не понимает, что такое право и свобода, что власть должна быть ответственна перед народом, что власть — не царь, а слуга. Люди этого не понимают. У нас царь начинается с сельсовета. Председатель сельсовета сказал — так и будут делать. Когда общество начнёт понимать, что власть — это не царь, а слуга, вот тогда у нас начнутся серьёзные изменения. Это и есть ментальность.

– Почему в зону Вашего внимания попал Приморский край?

Е.А.: По приглашению местных жителей мы выезжали в Приморский край в составе 16 человек. Это была очень интересная поездка, связанная с нашей непосредственной работой в рамках Общественного мобильного офиса «Чистые руки». За три дня нашего пребывания Приморский край нас приятно удивил. Создалось такое впечатление, что мы попали в другую страну. Это был июнь 2008 года, краевая администрация тогда нам не препятствовала.

Мы заметили, что жители Приморья более активны, чем в других регионах. К нам приходили представители профсоюзных сообществ, женских организаций, правозащитники и даже чиновники, которые открыто выступали с критикой власти.

Как я уже говорил, коррупционные схемы везде одинаковы. Есть прямые схемы, когда коммерческая организация покупает товар по заниженной стоимости, перепродаёт по завышенной, а разница доходит до 6-7 раз. Там есть и «приморские партизаны», которые с автоматами стараются решать свои проблемы.

Однако предприниматели в Приморье предпочитают молча страдать, пытаясь с помощью административных ресурсов, кулуарно решать свои проблемы, не хотят объединяться в единое сообщество. При возникновении серьёзной проблемы люди консолидируются, выходят или бастуют, тогда власти реагируют быстрее.

Расскажу один случай: глухонемому ребёнку после рождения делают операцию и ставят аппарат, который служит ему до 5-6 лет. Это оплачивается государством. После этого государство снимает с себя полномочия, и родители, по закону, должны покупать ребёнку аппарат, который стоит 500 тыс. руб.

А если этот ребёнок из детского дома или малоимущей семьи? Мы считаем, что дети-сироты и инвалиды по слуху должны всю жизнь получать аппарат от государства бесплатно, а не вынуждать родителей платить какой-то коммерческой фирме сумасшедшие деньги.

Родители пришли к нам, и мы предложили им подготовить обращение, заявить об этом открыто, поставить ультиматум и создать гражданскую организацию. Но они побоялись написать даже обращение. У нас многие имеют высшее образование, но совсем не знают, что такое гражданская и общественная организация. Не верят, что это поможет.

– Много ли жалоб поступает в сферах ЖКХ и судебной системы?

Е.А.: Мы не в первый раз проводим исследования в сфере ЖКХ, к нам поступает много жалоб, особенно после того, как сфера ЖКХ была приватизирована. Правила диктует чиновник и говорит населению: «Вот вам управляющая компания». А кто стоит за ней, кто её учредил? Чаще всего, это местный чиновник. Местный князёк понимает, что оставлять сферу ЖКХ кому-то другому — глупо, вот власти и берут этот бизнес под контроль, устраивают систему «корпоративного покрова».

Общество привыкло, что государство берёт на себя функции управления в сфере ЖКХ, а ЖКХ фактически пытается переложить ответственность на плечи людей.

Возьмем, к примеру, дом, не подлежащий ремонту. Вместо того чтобы переселить людей в другие дома и создать систему управления через ТСЖ, жильцам предлагают управляющие компании, чтобы сделать ремонт. И никто не даст гарантии, что эти компании сделают ремонт хорошо.

Как-то раз мой коллега пожаловался, что в конце декабря весь дом остался без света и горячей воды. Я говорю, ребята, а почему вы сидите и молчите? Куда вы обращались? Мне отвечают, что собираемся сменить управляющего, но никак не можем собраться. Я им предлагаю, давайте соберём журналистов, пригласим управляющего, мэра Москвы. Отвечают — нет, мы не хотим портить отношения с управляющей компанией.

Люди сами готовы отдавать свои права, не задумываясь, насколько высок уровень терпимости. Народ у нас готов терпеть и голод, и холод, и Сталина. Вопрос в осознании своего права.

Что касается коррупции в судах, мы освещали этот вопрос в отчёте за 2009 год. Писали о тарифах судебных решений, о том, как выносятся приговоры, как принимаются решения судов, а воз и ныне там.

Спустя три месяца после публикации отчёта Дмитрий Медведев, вместо того чтобы провести расследование того списка, который Беловицкая озвучивала по факту сообщения о коррупции, вместо того чтобы уволить судей за нарушение кодекса этики, президент продлевает сроки работы судей, а Беловицкую привлекают к уголовной ответственности.

– Есть ли чистые от коррупции сферы в экономике страны?

Е.А.: Всем известно, что рыба гниёт с головы. Начнём с выборов. Это политический казус, когда используется административный ресурс, когда воруют бюджетные средства и тратят их на одну политическую силу — это политическая коррупция. Я сам ходил 4 марта на выборы и видел, кто были те чиновники из администрации президента, оперативники, которые собрались на Манежной площади.

В низах ситуация складывается следующим образом. Когда существует посыл сверху, почему бы не воровать? Почему бы не побеспредельничать, почему не получить удовольствие, когда у тебя есть власть? ТСЖ, о котором я говорил, это и есть самый низ. Есть ещё СНТ (садово-некоммерческое товарищество) — государство в государстве, в котором действуют свои механизмы управления.

Почему садоводы не могут навести порядок? Садоводы имеют право голосовать, снимать председателя. Это вопрос к людям. Люди должны понимать, что за них проблему никто решать не будет. Они сами должны требовать от власти чистоты.

Но многие не понимают, что у них есть на это право. Приходит к председателю сельсовета представитель СНТ или ТСЖ в надежде на то, что «царь» сверху спустит решение. Был случай совсем смешной: в позапрошлом году приезжал предприниматель из Ростовской области с жалобой на то, что у него закрыли бизнес.

Спрашиваем, а как? Рассказывает, как в посёлок пришли чиновники, зачитали бумажку о том, что рабочие этого предприятия должны все уволиться и перейти на строительство какой-то трассы. Все, как один, подписались, в итоге кирпичный завод закрыли.

Те, кто открыто выступает, получают по шее, садятся. Так в стране появилось большое количество предпринимателей, которые проходят по таким же схемам. Страшно тому, кто делает первый шаг, потому что так дадут, что мало не покажется. Что касается мест, чистых от коррупции…. Мы проанализировали практически все сферы, не могу вспомнить…

– Как связаны коррупционные проявления в Приморье с подготовкой к саммиту?

Е.А.: В основном коррупция развернулась вокруг строительства, говорят о 500 млрд рублей, выделенных на подготовку к АТЭС-2012. Если участок под строительство был куплен за 6-7 млн долларов США, то в течение месяца он перепродается уже за 35-36 млн долларов.

Я не националист и ко всем людям отношусь одинаково, однако не перестаю удивляться, почему при строительстве госдач в Приморском крае наши чиновники используют рабочую силу не из России и даже не из Средней Азии, а рабочих иностранных государств? К началу саммита бешеными темпами красят, строят «потемкинские деревни», чтобы показать представителям мирового сообщества, а как те разъедутся – всё развалится.

Приморский край занимает первое место по количеству жалоб на применение пыток. Об этом много писали в СМИ, туда выезжал представитель Уполномоченного по правам человека Лукина по нашему заявлению, а воз и ныне там. Никаких реакций со стороны властей по пресечению пыток принято не было, никого из сотрудников УВД так и не привлекли к ответственности.

– Как к вашей деятельности относятся чиновники?

Е.А.: Они пытаются вступать с нами в полемику, реакция есть. Там, где люди проявляют активность, всё заканчивается положительно. Всё зависит от конкретной ситуации, от того, кто за этим стоит.

Всё ещё много жалоб, связанных с правом собственности, прослеживается сильное взаимодействие с коммерческой и предпринимательской деятельностью. Есть примеры в Подмосковье, Приморском крае, когда земельные участки можно свободно отнять, заплатив копейки, гораздо ниже рыночной стоимости, и в результате люди теряют собственность, которую они приобрели, допустим, 20 лет тому назад.

Обо всех случаях произвола не надо молчать, нужно требовать от власти реформирования судейского корпуса вплоть до роспуска судей высшего звена в арбитражных и Верховном судах. Только если мы сможем добиться независимости судебной системы, граждане смогут защитить свои права и имущество.

– Большое спасибо за интервью, желаю Вам успехов в борьбе с коррупцией.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ -

ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Вас также может заинтересовать:

  • Аксессуары от Dunhill
  • Весенняя коллекция одежды Дэвида Джонса на показе в Мельбурне
  • Джон Гальяно требует с Christian Dior 15 млн долларов
  • Успешный салон красоты
  • Сумки Louis Vuitton - легендарная классика
  • Комментарии:
  • Рекомендуем