Встречи на фестивале кузнечного ремесла «Гефест» в Иркутске

логотип Epoch times
Встречи на  фестивале кузнечного ремесла «Гефест»  в Иркутске

В Иркутске прошёл Международный ежегодный фестиваль кузнечного ремесла «Гефест». В нём участвовали мастера этой редкой профессии из разных городов России, а также из-за рубежа. Наш корреспондент побеседовал с участниками фестиваля.

На площади имени Кирова у здания Администрации города, где были установлены 10 горнов и наковален, гости фестиваля могли видеть участников непосредственно за работой. Каждый кузнец изготавливал фрагмент для общей скульптуры «Птицы счастья». Металлическая скульптура представляет собой изящную мифическую птицу с павлиньими перьями. На постаменте закреплено кольцо, на котором и поместили работы, изготовленные кузнецами-участниками фестиваля.

Удивительно, что в наше время сохранились ещё приверженцы этого старинного ремесла. В сознании русских людей кузнец ассоциируется с образом большого, сильного и доброго человека. Чтобы поближе узнать, что же это за люди — современные кузнецы, мы поговорили с некоторыми из них.

Мы подошли к одному из кузнецов, работающему над своей деталью «Птицы счастья», величественному, спокойному человеку, и познакомились с ним. Это был Сливка Виктор Алексеевич, кузнец из небольшого сибирского города Ангарска. На вопросы, нужно ли ещё в наше время это мастерство, зачем в наше время современных технологий нужно ещё вручную делать то, что можно в считанные минуты отлить на производстве, Виктор Алексеевич ответил: «Конечно, нужно. Ведь кузнечное дело — это творчество, в котором мастер выражает самого себя, в которое вкладывает своё видение мира, вещей, своё понимание красоты. Мы делаем функционально красивые вещи. Это и лестницы, и рамы, и балконы, и более мелкие вещи. И во всё это мастер вкладывает свою душу. Заказов, может быть, и не так много, но они всегда есть, и без дела мы не сидим».

Значит, это нужно и самим кузнецам, так как это их дело, их ремесло. Это то, что они умеют и через что могут проявить себя в этом мире, то, что они могут оставить после себя. Но это нужно также и людям, которые могут оценить красоту, художественную идею, имеют вкус и поэтому хотели бы иметь вещь ручной работы.

Работа кузнечных дел мастера — это творческий процесс, процесс погружения в глубину своей души. Изготовленные вещи обязательно несут в себе энергию своего творца. Тогда хотелось бы, чтобы мастер был позитивным человеком. На наш вопрос: правдив ли сформированный в сознании русских людей образ кузнеца, как человека сильного и доброго, Виктор Алексеевич ответил, что это так и есть. «Лично я не встречал среди кузнецов мерзавцев или «плохишей». Обычно, это хорошие люди с чистым, открытым сердцем», — сказал он.

И мы ему поверили. Ведь примером этому был он сам. С искренним восхищением, добрым сердцем, без малейшей тени зависти или соперничества говорил он о таланте своих коллег, мастеров кузнечного дела.

Виктор Алексеевич рассказал нам и о женщинах-кузнецах. Да, есть такие! Например, в Самаре живёт Ольга Стенно — бывшая балерина. Однажды она зашла в кузницу, была очарована происходящим там волшебством и осталась там работать. «Её работы просто замечательны, — говорит Виктор Алексеевич. — Есть ещё замечательная женщина-кузнец-оружейник — Маша Архангельская. Её прекрасные тонкие работы считают за честь иметь все известные музеи мира», — говорит наш собеседник.

«Не люблю, когда делают что-то колючее, уродливое, жёсткое. Если нет в душе огня чистого и светлого, чтобы не сжигать, не уничтожать, а созидать, то и не стоит этим заниматься», — такие слова может сказать только человек высокой нравственности, и только такому человеку под силу стать настоящим мастером.

Наше внимание привлёк кузнец из Ульяновска Романов Александр. Когда мы поинтересовались его мнением об общепринятом образе кузнеца, он быстро ответил, что это заслуга огня и горячего металла. Да, наверное, он прав, ведь известно, что открытый огонь очищает, не зря же у всех древних народов были обряды, связанные с огнём. Огонь и металл, по мнению Александра, живые. В процессе творчества огонь, металл и человек становятся едины, глубоко чувствуют друг друга и творят совместно. Видимо, не зря говорят, что всё в этом мире живое.

Александр рассказал нам о самом сокровенном — о творческом процессе. «Если кузнец опытный, знает, как обращаться с металлом, то металл сам помогает ему. В руках такого кузнеца металл сам знает, куда ему гнуться, он как бы предвидит, что от него ждёт мастер. В таком случае всё идёт легко, всё получается легко», — говорит Александр.

«А когда кузнец работает без души, или он новичок, ещё не знающий все тайны ремесла, металл у него получается «замученный», металл не понимает, что от него требуется. Он как бы говорит кузнецу: “Ты скажи, что нужно, и я сделаю, помогу”», — продолжил мастер из Ульяновска.

Такое ощущение в процессе своей работы может иметь только настоящий мастер, который за видимым способен чувствовать невидимое.

Вот такие наши русские мастера-кузнецы!

Мы побеседовали и с мастерами из других стран.

Пьер Дюпон приехал из Франции. Это крупный колоритный мужчина, свободно говорящий на английском (оказывается, Пьер из семьи дипломатов). Он рассказал, что во Франции отношение к кузнецу несколько иное, чем в России. По его наблюдениям, когда русские люди встречают кузнеца, они с уважением и восхищением говорят: «О! Ты – кузнец! Здорово!». Во Франции же говорят: «Ты всё ещё занимаешься этим».

Во Франции, по словам Пьера, почти нет кузнецов в чистом виде. Они, в своём большинстве, работают и с деревом, и со стеклом, и с железом. Пьер имеет свою кузнечную студию, учит там ребятишек, которые с удовольствием бегут к нему после уроков. «Чтобы не занимались ничем плохим», — говорит наш собеседник. Жизненное кредо французского мастера и его окружения состоит в том, чтобы сохранить чистоту своей души и делать своё дело с любовью. Тогда не о чем будет жалеть в будущем.

Пьер рассказал всем, что подобные фестивали проходят в Нормандии — там собираются кузнецы со всего мира. Он очень рад началу такой традиции в России.

Мы подошли к человеку с очень приятной улыбкой. Это был Стиг Микаэль, который приехал из Швеции. Он согласен с тем, что мастера-кузнецы в основном добродушные люди. «Молот — тяжёл, но в душе кузнеца не должно быть тяжести», — сказал Стиг. В будущем он хотел бы поразмышлять о соответствии уровня мастерства человека и его нравственности. А вообще, ему очень понравились русские мастера, понравилось, как они работают. Ему это очень интересно.

Сам он сначала был резчиком по дереву. Однажды ему понадобился новый инструмент, и он пошёл в кузницу заказать его. Пока наблюдал, как инструмент изготавливают, влюбился в кузнечное дело и с удовольствием стал этим заниматься.

Нам очень хотелось поговорить с молодым скромным кузнецом из Монголии, но, к сожалению, не было переводчика, поэтому мы только сфотографировали его. Его имя Баасандордж, он стоял, держа в руках брусничный пирог, который кто-то дал ему, и смотрел по сторонам.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ -

ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Вас также может заинтересовать:

  • Самый богатый француз из-за повышения налогов сменит гражданство
  • Авиабилеты во Владивостоке могут подешеветь
  • Мосгорсуд отказал Ксении Собчак в возвращении денег
  • Именем Сергея Капицы назвали остров Курильской гряды
  • Генеральная прокуратура готовит законопроект о нематериальной взятке
  • Комментарии:
    Рекомендуем