Подниматься в глубину

логотип Epoch times
Подниматься в глубину

Это название рассказа, не стиха. Хотя и рассказом его не назовёшь, скорее, очередной попыткой с помощью слова навести порядок в житии-бытии. Порядок наводить там приходится каждый божий день. Каждый божий день уникален, а сам процесс наведения порядка в нём становится на вес золота.

У Мамы – три дочки: Лизе пятнадцать, Лике четырнадцать, Леночке скоро двенадцать. Мама до подхода к вратам переходного возраста дочерей чувствовала себя вполне комфортно. Самым тяжёлым, пожалуй, было приручать детей класть вещи на свои места.

Каждый божий день стены и утварь маленькой квартиры на четвёртом этаже слышали: «Ну, сколько можно говорить одно и то же!?» Слышали уставший, почти обречённый вопрос-восклицание Мамы только стены и утварь. Девочки продолжали беспечно заниматься любимыми делами, изредка делая Маме неожиданные подарки, убирая свои вещи, вытирая пыль, складывая грязную посуду в старенькую, посеревшую кухонную раковину.

По мере приближения к вратам подросткового возраста количество вещей у девочек интенсивно увеличивалось, приобретая женский шарм и аромат. У девчонок появилось новое оправдание – некуда класть, которое было предельно относительным. Мама приняла позицию «пусть!», что означало «поймут сами». Позиция оказалась совершенно верной. Пробуждение потомственной аккуратности, природно-женское стремление к уюту и не только это, не заставило себя долго ждать.

Как-то девочки, одна за другой, не сговариваясь, протиснулись в мамину крошечную комнату и уселись на её кровать. Выходной день протекал размеренно. Мама в пятый раз прочитывала один и тот же абзац сложного текста, пытаясь осознать его смысл. Ей было крайне важно оцень глубину написанного, чтобы не утонуть в ней. Параллельно она думала о своём личном, которое в последнее время проделывало сальто в самом туманном пространстве под названием «человеческие отношения».

Усевшись, девочки мгновенно принялись промывать друг дружке и самим себе «косточки», подбрасывая весьма колкие выражения. Маме пришлось оставить свои мыслительные сальто и сказать: «В этой комнате говорим только о достоинствах, о недостатках молчим!»

Девочки, на удивление, сразу её услышали. Лика только что-то буркнула. И тут началась беседа, которую вполне можно назвать «на вес золота», обрамить её в записанное слово и отправить на хранение в сейф.

– Мне нравятся мои ноги, – произнесла Лиза, сидевшая рядом с Мамой в пижаме. Именно Лизины ноги досадно ранили мамин художественный взгляд своей, мягко выражаясь, чрезмерной полнотой. Лиза – красавица, спору нет, а ноги!… Мама обрадовалась недавнему Лизиному переходу на длинные широкие юбки, безукоризненно тонкая талия девушки статно заиграла. Мама чуть не выронила: «Нет, Лизочка, ножки должны быть потоньше», но вовремя опомнилась – «о недостатках сегодня молчим!»

– А я красивая сверху до пояса, – спокойно оценила особенно влюблённая в себя изящная Лика, – а вот ноги у меня не удались.

Мама еле сдержала свой эстетический порыв, чтоб не встать на защиту Ликиных изысканной формы ножек. Но Мама сейчас зритель, и сидит не на своей кровати в домашнем платье со скрещенными в полулотос ногами, а в роскошном партере зрительного зала фамильного Драматического театра в чёрном вечернем платье, отмахивая лишние эмоции старинным китайским веером. На сцене сегодня не Мама, а её дети. Как редко такое бывает!

– А я себе нравлюсь вся. Пусть говорят, что я толстая, мне всё равно. Я себя люблю такой, какая есть! – немного застенчиво, теребя старенькое покрывало на маминой кровати, призналась Лена.

– Браво, Леночка, браво, мои самые красивые девочки на свете! – это Мамина реплика с аплодисментами из зала и не только она… Мамины замученные закомплексованные мысли аплодировали в туманном пространстве под названием «человеческие отношения» гораздо громче, освобождаясь. А сколько их было? Не счесть! Годами Мама болезненно переживала любую критику: как на неё взглянули, что о ней сказали, понравилась она или нет кому-то. Она плохо спала, убегала от самой себя в музыку, науку, живопись, в любви ничего не могла понять. Оказывается, она не знала, что нужно, прежде всего, полюбить саму себя, вернее, принять себя такой, какая есть, со всеми недостатками и достоинствами.

Девчонок своих любить себя Мама не приучала, она просто любила их. Она пыталась их приучить к порядку, внешнему, который, конечно, со временем должен был пустить корни в глубины характера. Мама плохо справлялась с поставленной задачей, хорошо, что со временем приняла позицию «пусть!». И ещё Мама всегда была начеку, когда проявлялась злоба, останавливала или переключала внимание детей. Не всегда получалось так удачно, как сегодня.

А девочки, оказывается, сами приобретали очень ценную вещь. Они учились любить и принимать себя такими, какие есть. Кто же их этому учил? Наверное, тот, кто и Маму учит делать сальто в туманном пространстве под названием «человеческие отношения», только с другой стороны. Но путь, всё же, остаётся один – подниматься в глубину.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ -

ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Вас также может заинтересовать:

  • Смотреть фильмы онлайн
  • Наша крыша
  • Правила безопасности при знакомствах в Интернете
  • Выбираем столешницу для кухни
  • Применение санирующих штукатурок
  • Комментарии:
  • Рекомендуем