Китай: одна страна — много голосов

логотип Epoch times
Китайская полиция расчищает путь для участников антияпонской демонстрации 18 сентября в Чэнду, провинция Сычуань, на юго-западе Китая. Многие из этих протестов были организованы властями. Фото: Goh Chai Hin/AFP/GettyImages

Всё, что в последнее время происходило в Китае, от Олимпийских игр до антияпонских протестов, хорошо организовано и создаёт иллюзию, что все китайцы имеют общее мировоззрение.
Китайская полиция расчищает путь для участников антияпонской демонстрации 18 сентября в Чэнду, провинция Сычуань, на юго-западе Китая. Многие из этих протестов были организованы властями. Фото: Goh Chai Hin/AFP/GettyImagesКитайская полиция расчищает путь для участников антияпонской демонстрации 18 сентября в Чэнду, провинция Сычуань, на юго-западе Китая. Многие из этих протестов были организованы властями. Фото: Goh Chai Hin/AFP/GettyImages

«Один мир, одна мечта» — под таким лозунгом проходила четыре года назад Пекинская Олимпиада. Мировая аудитория пришла в восторг от китайского представления на открытии Олимпийских игр, которое началось с цитаты Конфуция о радости по поводу приезда друзей издалека. Теперь звуки, доносящиеся из Китая и захватывающие наше внимание, не являются энергичным боем барабанов, но сердитым бормотаньем об урегулировании долгов.

Стоит сравнить недавние уличные акции в Китае, вызванные продолжающимся спором Японии и Китая о контроле над кусочками земли, известными как острова Сенкаку, с зачаровывающей церемонией открытия Пекинских игр. Эти два спектакля являют поразительный контраст и интригующие параллели.

Контрасты

Начнём с контрастов. Шоу 2008 года, поставленное режиссёром Чжан Имоу, проводилось в одном месте и не включало намёков на японское вторжение или прямых ссылок на председателя Мао. Сегодняшние демонстранты, идущие по улицам Китая, несут портреты Мао и постоянно упоминают прошлые злодеяния, совершённые японскими солдатами.

Коммунистическая партия Китая (КПК), стремящаяся напомнить населению, что она когда-то боролось против империализма, а теперь защищает страну от иностранного господства, руководит антияпонскими протестами. В некоторых случаях, особенно в столице, согласно журналистке Луизе Лим из NPR, правительство непосредственно организовывало демонстрации и отправляло госслужащих, включая полицию в штатском, для присоединения к шествиям.

Не все протесты проходили по плану КПК. В некоторых городах демонстранты отступили от официальных сценариев, выступив против коррупции, призывая к реформам или сокрушаясь о Китае, испытывающем недостаток в сильном лидере, подобному Мао.

Правительство считает антияпонские протесты полезными, но озабочено тем, что они могут выйти из-под контроля.

Международная реакция на представления 2008 и 2012 годов была разной. Иностранные комментаторы раскритиковали фальшивые элементы прошлого шоу, такие как красивый голос выступавшей девочки, принадлежащий другой, и строгое послушание, как в Северной Корее. В целом, тем не менее, критики нашли больше хорошего, чем плохого, выражая оценку Китаю, представленному на Олимпиаде как уважающему традиции, но стремящемуся продвинуться и подружиться. Уличные демонстрации этого года, напротив, были резко осуждены мировой общественностью.

Сравнения

Одна параллель касается желания лидеров Китая убедить народ в том, что конфликты в обществе и среди партийных фракций являются частью прошлого. Церемония открытия Игр подчеркнула тему гармонии в стране, где все сотрудничают для общих целей.

Нынешние протесты аналогично поддерживают позицию «мы против них» относительно Японии, помогая отвлекать внимание от скандала с Бо Силаем и от тёмной стороны деятельности партийных чиновников и внутрипартийной борьбы.

Другая связь — тенденция многих иностранных наблюдателей недооценивать многообразие населения Китая. Когда увлекательные или ужасные представления привлекают всеобщее внимание, комментаторы слишком часто попадают в ловушку, забывая о том, как выборочный обзор этих событий влияет на мнение многочисленной группы людей. Игры 2008 года вызвали массу комментариев, в которых преувеличивалась степень однородности населения Китая. Антияпонские протесты делают то же самое.

Произведение Чжана 2008 года вызвало много обобщений о «китайцах», включая утверждение, что все в Китае восхищаются Конфуцием и уважают традиции. Этот ход мыслей также сформировал резкую позицию, изложенную в книгах «Когда Китай правит миром» и «По Китаю» Генри Киссинджера, изданных после Игр. Не принимаются во внимание настойчиво сопротивляющиеся этнические группы, такие как тибетцы и уйгуры и некоторые смелые диссиденты.

Хотя китайцы восхищаются Конфуцием, многие предпочитают Даосских мудрецов, часто посещают Буддистские храмы, или всегда были или недавно стали христианами. Да, у некоторых китайцев есть почтительное отношение к отдалённому прошлому, но многие не могут не заботиться о событиях, которые произошли прежде, чем они родились, уже не говоря о нескольких тысячелетиях назад.

Китайцы не стояли на одной позиции даже по поводу церемонии открытия. Многим она понравилась, но, как Джереми Барме отметил в то время в «Китайском ритме», некоторые интеллектуалы маркировали трактовку прошлого Китая, как разочаровывающую: одно томительное ожидание «пиршества» из восхитительных исторических кусочков, только для того, чтобы получить мешанину «тушёное мясо с овощами». В своей заметке в The Diplomat Сьюзен Броунелл подчёркивает, что в Китае любое шоу уподобляется косному северокорейскому зрелищу, контролируемому государством.

Так же, как недавние антияпонские волнения, начинает вызывать беспокойство комментарий на странице обзорных статей New York Times политолога Питера Грейса, который упомянул, что «большая часть китайцев» ощущает, что «японцы — демоны».

Да, слово «демон», используемое для обозначения японцев, иногда используется в Китае, и власти идут на всё, чтобы поддерживать память о насилии в Нанкине и других действиях японских агрессоров. Многие могут быть потрясены тем, что солдаты Японии сделали когда-то в Китае, не считая при этом, что все японцы демоны.

Недавние протесты вовлекли определённую часть населения каждого китайского города, люди к ним присоединяются по разным причинам: из-за инстинктивной ненависти, просто делая свою работу, испытывая определенный гнев из-за действий Токио по спорным островам или испытывая рвение участвовать в протестах любого вида.

Однако некоторые китайцы критически настроены по отношению к антияпонским протестам. Среди них романист, гонщик и блоггер Хань Хань. Он опубликовал сильное эссе в 2010 г. о неискренности организованных антияпонских протестов того года. Недавно он написал продолжение, высмеивающее заблуждение, что разрушение «Тойот» доказывает патриотизм. Каждый из его постов прочитали примерно миллион человек, и он не единственный популярный писатель, высмеивающий протесты.

Недавняя статья Хелен Гао в Atlantic.com описывает показательный опрос онлайн. Китайских читателей спросили этим летом, какое гражданство они предпочтут для ребёнка, родившегося на спорных островах. Комментарии к опросу показывают, что ответчики отдали предпочтение патриотизму, а не возможности для их потомков иметь свободу самовыражения, чистый воздух и безопасную еду. В то же время многие ответили, что хотели бы, чтобы этот воображаемый ребёнок был гражданином КНР, но более привилегированным, чем его предки, выросшие тайваньцами или японцами.

Мы можем узнавать о Китае по зрелищам. Если оно организовано или просто разрешено правительством, оно предоставляет возможность проникнуть в суть взглядов лидеров. Если люди решают присоединиться, мы получаем подсказки об их убеждениях и чувствах. Равным образом разоблачительными, тем не менее, являются дебаты, происходящие в комнатах общежитий и чайных, на перекрестках улиц и онлайн, которые являются всесторонними и подрывают понятие, провозглашённое коммунистической партией и некоторыми иностранными комментаторами, что почти все китайцы имеют единое мировоззрение.

Джеффри Уоссерстром — автор книги «Китай в 21-м столетии: всё, что требуется знать», и соавтор книги «Китайские характеры: профили быстро меняющихся жизней на быстро меняющейся Земле». С разрешения YaleGlobal Онлайн. Copyright © 2012, Йельский центр исследования глобализации Йельского университета.

Версия на английском

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ -

ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Вас также может заинтересовать:

  • Коррупционерами в Китае становятся со школьной скамьи
  • Преступления и наказание двух высокопоставленных китайских чиновников
  • Китай. Сотни крестьян требуют освободить из заключения сторонницу Фалуньгун
  • Ароматные булочки боло — традиционная тайваньская выпечка
  • Цементовоз ушёл под землю в китайском городе Сиань
  • Комментарии:
    Рекомендуем