– EPOCH TIMES –

Китай нуждается в настоящих, а не надуманных реформах

pic
Тан Байцяо осенью 2011 г. Фото предоставлено автором

Тан Байцяо осенью 2011 г. Фото предоставлено авторомТан Байцяо осенью 2011 г. Фото предоставлено авторомСкоро должен состояться XVIII съезд Всекитайского собрания народных представителей, который определит будущее коммунистической партии Китая (КПК). Весь мир пристально наблюдает за сменой власти. Как следующее лидеры КПК будут решать многочисленные социальные проблемы, стоящие перед Китаем в настоящее время?

Недавно китайские и зарубежные СМИ обсуждали тему перемен, говоря, что после XVIII съезда КПК может провести политическую реформу. Даже давние критики КПК не могли удержаться от похвал в адрес «давно назревшей» политической реформы. Похвалы были такими бурными, как будто КПК уже начала эту политическую реформу.

Политические реформы — не новая тема в Китае. Данный вопрос обсуждался бесчисленное количество раз со времен Дэн Сяопина до Цзян Цземиня, а затем Ху Цзиньтао, от Чжао Цзыяна до Чжу Жунцзы и Вэнь Цзябао.

Каждый раз заявление о политических реформах даёт надежду, но в конечном итоге всё это оказывается лишь пустыми ожиданиями.

После событий 4 июня КПК громогласно призывает к политическим реформам каждый год, однако ни разу не осуществляла их.

Лишь за один только прошедший год во время различных публичных мероприятий Вэнь Цзябао затрагивал тему политических реформ более 50 раз, но ни разу не предпринял реальных шагов. Через месяц Вэнь Цзябао уходит в отставку. Забавно, не так ли?

Несмотря на это, некоторые демократические активисты начинают плясать от радости сразу, как только услышат словосочетание «политическая реформа», не обращая внимания на то, правда это или нет.

Сегодня я хочу сорвать маску с этой «политической реформы», чтобы помочь людям распрощаться с их ложными надеждами на перемены под руководством КПК.

КПК даёт чёткое определение политической реформе: улучшение ситуации в рамках действующей политической структуры, изменение нецелесообразных моментов в теперешней структуре, чтобы сделать её оптимальнее. Здесь есть одна ключевая фраза «в рамках действующей политической структуры».

Если пристальнее изучить формулировку политической реформы, которую использует КПК, то это даст лучшее понимание. Первая цель реформы — усовершенствовать социализм. Вторая — усилить власть компартии и её навыки к управлению. Последняя цель выдаёт суровую правду о политической реформе — «поддержание социальной стабильности». Выражаясь понятным языком, это означает политическую стабильность, полученную в результате подавления народа.

Конечно, если следующее поколение политиков, возглавляющих КПК, пообещаeт вернуть населению политические права настолько быстро, насколько это возможно, это действительно будет заслуживать одобрения. В противном случае нужно продолжать разоблачать их преступления, дать людям возможность ясно осознать их порочную природу, поддерживать демократические реформы и убрать их с исторической сцены.

Хотя этот путь полон страданий и препятствий, он уже наполовину пройден. Люди до нас уже пожертвовали многим, включая свои жизни.

Для следующего поколения лидеров КПК единственный оставшейся выбор — возвратить политическую власть народу.

Будут ли они активно содействовать передаче политической власти народу, либо будут продолжать поддерживать диктатуру до тех пор, пока народ их не свергнет, остаётся открытым вопросом. Добровольная передача гражданам политических прав облегчит участь Китая. Если они обдумают это и добьются понимания в этом вопросе, они поймут, что надо делать.

Призыв к переменам будет исходить от разных групп населения, а сопротивление реформам — от лиц, извлекающих материальную выгоду из теперешней системы. Это может оказаться удивительно похоже на политическую систему, введённую перед падением династии Цин.

Если же лидеры КПК смогут возвратить гражданам их политические права, международное сообщество будет приветствовать это, люди с корыстными интересами не смогут больше создавать хаос. Другими словами, передача политической власти народу намного проще, чем так называемая политическая реформа.

Самим руководителям КПК это также принесёт больше пользы, чем вреда, потому что обществу не придётся платить ту дорогую цену, которой обычно достаются революционные изменения.

Однако если они продолжать упрямо держаться за однопартийную диктатуру, то это не даст никаких положительных результатов, вне зависимости от того, насколько усердно они будут пытаться подлатать существующую систему и насколько красиво говорить о политических реформах. Они не смогут справиться с различными назревающими в Китае социальными конфликтами и не смогут адаптироваться к изменениям в современном мире. В результате они как маньчжурская династия будут обречены и подвергнутся осуждению историей.

Инициативы по отказу от диктатуры и возврат политической власти народу не только предоставят шанс стране, это также окажется шансом для руководителей КПК.

Следующее поколение руководителей КПК должно серьёзно поразмыслить над этой проблемой. Они должны тщательно обдумать это, сделать мудрый выбор и не жить с сожалением об упущенной возможности.

Тан Байцяо был лидером студенческого движения 1989 г. и был заключён в тюрьму после событий на Тянь-Ань-Мэнь 4 июня. В 1992 г. уехал из Китая в США, где возглавлял пост генерального секретаря «Комитета 4 июня» и президента Федерации в поддержку мира и демократии в Китае. В настоящее время проживает в Нью-Йорке. Он ректор Университета демократии, а также работает специальным комментатором на радио «Свободная Азия» и телевидении New Tang Dynasty. Он автор двух книг: «Два моих Китая» и «Гимны поражения», а также сотен политических статей.

Примечание редакции: Когда бывший начальник полиции Чунцина Ван Лицзюнь, опасаясь за свою жизнь, сбежал в американское консульство в Чэнду 6 февраля, он привёл в движение внутрипартийную борьбу, которая не прекращается до сих пор. Закулисные сражения вызваны разным отношением чиновников к преследованию Фалуньгун.

«Фракция окровавленных рук», которую создал и поддерживал бывший глава КПК Цзян Цзэминь, делает всё, чтобы продолжать репрессии, стремясь таким образом избежать ответственности за свои преступления. В то же время многие чиновники не хотят больше принимать участие в преследовании. Происходящие события ставят чиновников и народ Китая, а также и людей во всём мире перед выбором: поддержать или выступить против преследования Фалуньгун. История запомнит выбор каждого человека.

Версия на английском

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ -

ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Вас также может заинтересовать:

  • Студенты Гонконга не хотят сотрудничать с «Единым фронтом» китайского режима
  • Император Тайцзун династии Тан — самый почитаемый император Китая
  • Президент Обама принял письмо из рук последовательницы Фалуньгун
  • Китайские власти разрешили стрелять в тех, кто попытается захватить партийные учреждения
  • В путеводителе по музею «Гугун» нашли больше 100 ошибок
  • Комментарии:
  • Популярное
    pic
    pic
    pic
    pic
    pic
    Рекомендуем