Очередная судебная реформа в Китае защитит коррумпированных чиновников от смертной казни

логотип Epoch times
Провинциальный суд в провинции Аньхой, Китай. Фото: Lintao Zhang/Getty Images

Госсовет КНР недавно выпустил новый документ о судебной реформе, восхваляя «новые, более разумные правила применения смертной казни». Но проблемы в этой сфере никуда не делись.
Провинциальный суд в провинции Аньхой, Китай. Фото: Lintao Zhang/Getty ImagesПровинциальный суд в провинции Аньхой, Китай. Фото: Lintao Zhang/Getty Images

Сообщение, опубликованное 9 октября, не привлекло внимания китайских средств массовой информации, за исключением официального объявления в государственной China Daily.

Вряд ли стоить винить в этом китайские СМИ, потому что так называемые реформы обеспечивают снисхождение лишь государственным чиновникам, замешанным в коррупции, в то время как простых граждан по-прежнему будут казнить.

В документе лицемерно заявлено, что «смертная казнь имеет прямое отношение к праву гражданина на жизнь, поэтому она должна применяться разумным образом».

В нём также отмечаются прошлые «достижения»: контроль и постепенное сокращение применения смертной казни. Например, поправка к уголовному закону, принятая в 2011 году, отменила смертный приговор за 13 ненасильственных экономических преступлений, которые составляют 19,1% от всех казней. Документ также предусматривает, что смертная казнь не должна применяться к тем, кому исполнилось 75 лет на момент судебного разбирательства.

Эта реформа, в основном, коснётся высокопоставленных чиновников, которым предъявлены обвинения в коррупции, а не рядовых граждан. Высокие чиновники получают всё больше и больше снисхождения. В последние годы условный срок стал распространённым методом наказания коррумпированных чиновников.

Несмотря на то, что китайский коммунистический режим крайне медленно движется в направлении международных стандартов по другим правовым вопросам, он действовал очень быстро, чтобы отменить смертную казнь за коррупцию. Власти обосновали своё решение тем, что смертная казнь за коррупцию — это нормативная недоработка.

С 2001 по 2005 годы количество отказов в возбуждении дел на должностных лиц, которые обвинялись в «неисполнении обязанностей и нарушении прав граждан», увеличилось с 53% до 83%, как сообщалось в Information Times в 2006 году.

11 октября статья в News.ifeng, со ссылкой на источник в тюрьме, сообщала, что каждый год по крайней мере 20-30% заключённых получают досрочное освобождение, и почти все они являются бывшими высокопоставленными чиновниками.

В то время как китайское правительство демонстрирует всё большую терпимость к коррумпированным чиновникам, такая снисходительность редко применяется для обычных граждан. Одним из примеров является случай Ся Цзюньфэна, уличного торговца, который убил судебного пристава, когда группа приставов жестоко избивала его. Ся действовал в целях самообороны, и юридические эксперты считают, что он должен быть помилован, но он приговорён к смертной казни.

Трудовые лагеря

В новом документе ничего не сказано о том, что трудовые лагеря должны быть отменены.

Система воспитания через трудовые лагеря вновь подверглась критике в августе, когда Тан Хуэй, известная как «мама-петиционер», была приговорена к заключению в трудовом лагере за то, что потребовала более сурового наказания для лиц, обвиняемых в изнасиловании её 11-летней дочери, которую они ещё заставляли заниматься проституцией.

Дело Тан вызвало общенациональный призыв к отмене трудовых лагерей, однако новый документ не затрагивает этот вопрос. Когда Цзян Вэя, директора Бюро центральной инициативной группы по вопросам судебной реформы, дважды спросили о системе трудовых лагерей на пресс-конференции, он сказал лишь, что «система трудовых лагерей играет роль в поддержании общественного порядка». Он добавил, что в системе есть «нормативные проблемы» и соответствующие департаменты экспериментируют с проектами реформы.

Отсутствие реакции на негодование китайского народа в отношении системы трудовых лагерей является очень важным вопросом. Даже многие депутаты Всекитайского собрания народных представителей, которые являются официальными представителями народа, публично призывали к отмене этой системы.

Депутат конгресса и профессор права Университета Чунцина Чэнь Чжунлин однажды тоже предложил провести реформу, заявив, что «система трудовых лагерей должна быть изменена, а противоправные пункты закона необходимо откорректировать». Чэнь сказал, что система трудовых лагерей должна быть преобразована, но есть серьёзные разногласия относительно того, кто должен принять корректирующие решения.

«Независимость» судей

Ключ к реформе судебной системы лежит в её независимости, которая отсутствует в Китае. Коммунистическая партия Китая (КПК) использует судебную систему в качестве инструмента для поддержания своей диктатуры.

Китайская судебная система имеет несколько уровней с разделением законодательной компетенции, а все они находятся под руководством КПК. С виду кажется, что мощь законодательства находится в руках «верховных органов государственной власти»: Всекитайского собрания народных представителей и его Постоянного комитета. В то же время Государственный Совет имеет право издавать административные регламенты, которые являются такими же обязательными, как и законы. Провинции, автономные районы, города, такие как Пекин, Шанхай, Тяньцзинь и Чунцин и особые экономические зоны, такие как Шэньчжэнь, также имеют законодательное право.

Однако в действительности Национальный конгресс, а также провинциальные и муниципальные конгрессы, есть не что иное, как политические инструменты правящей компартии. Они должны исполнять указания КПК в отношении содержания и соответствия законодательства. Вот почему конгресс Китая называют «резиновым штампом съезда».

Начиная с 2000 года, партия предусмотрела, чтобы партийные секретари на соответствующих уровнях занимали руководящие должности в конгрессах провинциальных, муниципальных и автономных районов. КПК, контролируя законодательную, судебную и административную системы, обрекла китайское законодательство на то, чтобы отражать исключительно волю компартии. Председатель суда и главный судья назначаются органами компартии на основании их политической лояльности к КПК.

Пока партия стоит выше закона и контролирует законодательную, судебную и административную системы, любая так называемая судебная реформа является не более чем незначительной технической поправкой.

*****

Хэ Цинлянь — известная китайская писательница и экономист, в настоящее время проживает в США. Автор книг «Ловушки Китая» и «Туман Цензуры: Контроль СМИ в Китае» о манипуляциях и ограничениях прессы. Регулярно пишет на современные китайские социально-экономические темы.

Версия на английском

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ -

ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Вас также может заинтересовать:

  • Китайские демонстранты со слезами радости встречали западного журналиста
  • Тысячи крестьян на юге Китая требуют отставки коррумпированных чиновников
  • Китайцы благодарят The Epoch Times за предоставленную возможность выйти из компартии
  • Китайские чиновники будут платить за наводку о готовящемся самосожжении в Тибете
  • Атака на премьера КНР Вэнь Цзябао приближает конец Бо и его фракции
  • Комментарии:
    Рекомендуем