Стихи Татьяны Осинцевой. Поэты по субботам

логотип Epoch times
Стихи Татьяны Осинцевой. Поэты по субботам

Осинцева Татьяна Павловна живёт в Екатеринбурге. Профессий она освоила много: гироскопические приборы, история и теория искусств, культурология, религиоведение, художественное и социальное проектирование, аналитика социологических, политических и межнациональных процессов, экспертиза музейных проектов, архитектурные и средовые исследования, журналистика, драматургия.

Поэзию Татьяна называет «состоянием души», духовным иммунитетом от всяческой душевной болезни. Литературу считает частью полноценного образа жизни любого народа. Русская литература — русский характер:

«Смею утверждать, что состояние русского характера — это ДУША БОЛИТ. Именно простонародное. Прижать руку к груди: — Чего ты? — Душа болит. О детях ли, о стране, о мире, о жизни… Это ведь — забота. Это «береги себя», то есть скрытое признание в любви...»

Своим кредо Татьяна считает стихотворение "Мандельштам"

МАНДЕЛЬШТАМ

Круговая печаль Круговая свобода, За которой другой, Неизведанный круг, Круговая граница Из множества дуг: Карта звездных путей На руке небосвода.

Круговое молчание В сотнях речей, В днях рождений И датах, когда всё простить, Мы стремимся друг в друге Себя совместить, Чтобы поровну было И дней и ночей.

Круговая печаль, Круговая разлука, Круговое пространство На тысячу вёрст, Вся страна как погост Против неба и звёзд, Пересылка свердловская Адского круга.

И подстрочная тайна Как доля легла, Круговая земля: Сто углов, сто потерь, Вертикального взлёта Последняя дверь, И стрельцом уже послана Неба стрела.

В этой слёзной, морозной И ржавой дали Ад закружит, забьёт Раздробит – не уйти, Но стихи - откровенье На Божьем Пути Звёздный крик Кругового терпенья Земли. либо Мы в той ещё, Одной на всех стране, Мы плавились в котле её Бездонном, И чем мы жили, Чувствуя огромность, Когда-то пел народ. Та песнь во мне. И кто мы здесь, Где наша половина, Какие жилы рек, отроги гор, И мы уже давно не стройный хор, И поезд мчится, Мчится поезд мимо. И, как и встарь, простора не объять, Но смотрит он таким безумным взглядом, И род идёт на род и от досады Готов тебя всегда не понимать. Как страшно не любить В такой стране, Не ждать, не обнимать, не чуять правду, И желчь, и уксус, белена в отраву… И перекрёстки вечные в огне. Как страшно, что не петь, Никто не слышит, Не перекликнуться на ветреном яру. Неопалима купина – Сердечный друг, А Родина ещё живая. Дышит. ...

*** Ни поездов, ни самолётов. И нам уже не опоздать, Нет расписанья, сдан билет.

Ни поездов, ни самолётов, Не надо ждать иль догонять. Всё это - мой автопортрет.

Все эти грешные помарки, Закат кирпичным сургучом, Играй же, дудочка, играй!

Снега почтовые под маркой, Но жив родник, «открыт ключом», Зима ведёт по краю в рай.

И на каких-то старых санках Из самых светлых детских снов… Мороз и солнце голытьбы,

Со мной опять летят подранки Тех самолётов, поездов, Бенгальские огни Судьбы.

*** В ожидании весны, Между внутренним и внешним, Постепенным снегом пешим До вибрации струны...

До иголок и до слёз Воют маленькие волки, Самой длинной ночи толки Ждут рождественских стрекоз.

Воробьиная родня - Искра Божия не плачет, И не делает заначек Для священного огня.

Ну, а мы – волчок к волчку, Только верное сердечко: Всей-то речи – пульсом речка, Ветер выстрелом в строку.

*** В самые тёмные окна года, Ночи многоочиты… Звёздного купола нежные своды Холодом острым сшиты.

Вся-то надежда, что хватит силы, Солнцеворот – не лишний, Чтобы ожить и открыть на синем Вешним прибоем – вишни.

С нами-то Бог, не замёрзли - живы, Охры и кобальт - грани. Лишь с октября до лазурной ивы Цвет полевой – ранен…

Сарабандовый рэп

На тему молчания есть Сарабанда Баха, Эхо шагов, обледеневшая ли Рубаха, Скользящая по поверхности вод Плаха Для не умеющих плавать, лакать и Плакать...

Размер тебе дан: иди да иди, сарабан…

А нужен только Один этой sacra Банде, Только он: на сердце скерцо, в глазах – Анданте, И сон про смертельное горло Бельканто, На тему молчания три четверти Сарабанда.

Размер тебе дан: и любовь одна, сарабан…

Молчание – не немота, а Переизбыток, Моление на стыке рождественских Божиих ликов, Чем дышит морозный узор на стекле? – Открытьем. Иди же собором зимы от любви до любви Без пыток.

Размер тебе дан: сарабан-да-да-сарабан…

*** Снег падает строка к строке Своим возвышенным покоем, Сам по себе, как жизнь без боя, Вода у севера в руке.

Я вместе с ним и помню тож Свои далёкие картины И помню стёжки и старИны, Щипцы для времени и нож.

И что ни двор, то закуток, Самозабвение, как прочерк На пустыре из звёздных точек - На детство прыгнувший зверок.

…А снег идёт. Целинный след… Летит безумственный и чудный, Бессмертный в миге, неподсудный, О, снег судьбы! Ты чист и слеп.

*** В поле путь – не маршрут, - Бездорожья рожки, Дай, осенний приют, Огонька рогожке, Дай промозглой дыре Свежести арбуза, Невечерней поре Голоса Карузо, Воробьиную сеть На прозрачном клёне - Как платочек надеть С озорством в поклоне. Перёлетами в рай Караваны птичьи, Как сияет Синай В своём духе личном, Как свивают без сна Стаи голосами, Клин за клином волна: Журавли с дроздами, … Где проложен тот путь Или та дорога, Что лететь, как вздохнуть На руках у Бога?

Прости

Прости меня. Всех мокрых крыш броня, И частокол рифмованных заборов, И полусфера неба на просторах, Где зябко кособочится стерня.

Прости меня. Такая благодать: Рябиновое огненное братство, И струнный дух соснового богатства, И ничего не надо понимать.

Там семена, их сокровенен рой, И траты дивных сполохов осины, А мы лишь пара Облаков на сини, И, Боже правый, мы летим домой…

Прости меня. Не пробую забыть, Но и свернуть с дороги не пытаюсь, А просто потаённо улыбаюсь, Что выпало так сильно полюбить.

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ -

ПОДЕЛИТЕСЬ С ДРУЗЬЯМИ!

Вас также может заинтересовать:

  • Петербургский депутат Милонов подал иск на Леди Гагу
  • «Мужчина нарасхват»: когда всё не вовремя и невпопад
  • Скончалась артистка Наталья Кустинская
  • Вновь начал свою работу Международный фестиваль «Сталкер»
  • Обнаружена самая ранняя сказка Андерсена
  • Комментарии:
    Рекомендуем