Стихи Ингвара Донскова. Поэты по субботам

Автор: 22.12.2012 Обновлено: 06.09.2021 14:13
Ингвар Донсков – поэт, и по призванию, и по назначению. Кто назначал? – Бог, наверное. «Я, Ингвар, божий внук — Поэт!», – так Ингвар сам себя и понял. Прошлую свою жизнь, военную, оставил, хотя писать стихи начал именно в армии. Потом надолго замолчал, на целых двадцать лет при его пятидесяти сегодня. Но вернулся в полный поэтический голос: ясный, звучный, получающий своё заслуженное «браво!», а самое главное, – востребованный.
Стихи Ингвара Донскова. Поэты по субботам

Памяти недавних жертв

Это, наверно, стресс…
Точен ковбойский кольт…
Пуля — жужжащий бес…
Вновь — миллионы вольт…

Сердце — не на разрыв…
Видимо — есть запас…
Точечный микровзрыв…
Только — опять не в нас…

В ярости сброшен щит…
Снова — на волоске…
Чувствуешь, как дрожит
Боль на твоём виске?

Голые нервы — в хлам…
Сузится болью глаз…
Это — опять не нам…
Это — опять не в нас…

Под занавес…

Ещё не занавес? И, можно говорить?
А что сказать… Заснежены кулисы…
Расходятся актёры и актрисы…
А значит — нужно просто дальше жить?

Театр давно закрылся на ремонт…
И сторож партитурой топит печку…
Ну как же так?! Ну — хоть одно словечко!
Метель полощет «Все ушли на фронт»

Я, как обычно, к пьесе опоздал…
Рыдает мим у старенькой кулисы…
Пищат под сценой и скребутся крысы..
Я всё, что наболело — не сказал…

Весна придёт! Кричу я в тёмный зал…
Вы слышите? Придёт… я в это верю.
И распахнутся запертые двери…
Зажгите свечи! Это — не финал.

У Храма

Будут — другие… Но будет ли лучше, скажи?
Всё, что уходит — войдёт ли в стихи и легенды?
Хватит ли золота — выплатить бремя аренды?
И, не накроет ли пепел мои витражи?

Будет — инако… И всё по иному, поверь…
Нищенка плачет, присев на ступеньки у Храма…
Вот, на мгновенье почудилось, ты — моя мама…
Хлопнув, закрылась резная, богатая дверь.

Господи Боже, а нам испытанье за что?
Видно, за то, что никак не мешали раскладу…
Гамбурский счёт… и сдаётся, что всё-таки — надо…
Ветер холодный насквозь продувает пальто…

Тонкой соломинкой — дрожь сигареты в руке…
Выплюнуть боль… только боль никогда не сдаётся.
Ветер холодный над нищенкой старой смеётся…
Нужное слово горчит на моём языке…

Как просто…

Распахнуть окно — приблизить небо…
Полной грудью аромат вдохнуть…
О краях затосковать — где не был…
Или был — давно когда-нибудь…

Наконец понять — как вечно молод
Этот мир… а жизни — коротки…
И простить Вселенную — за холод
Лёгким жестом поднятой руки…

Маме

Приплывёт ли кораблик — эфирная, светлая грусть…
Вдоль по лунной дорожке колеблющейся амальгамы…
Поцелуй меня в лоб — я уже ничего не боюсь.
Поцелуй меня нежно — представлю, что ты моя мама.

Эмбрионовой позой — свернуться… и плакать навзрыд.
Ведь уже никогда не уткнуться в родные колени…
Ах, как слёзы горьки! Запоздалый, пылающий стыд…
А причиной всему — эти лунные блики и тени.

Никогда — наяву, под сияющей этой луной…
И лишь изредка — в снах, приплывающих прямо из детства…
Я брожу в этих снах — потерявший дорогу домой…
Нищий, проклятый принц, по навету лишённый наследства.

Продолжается жизнь… этот школьный, смешной экзирсис.
Вот бы переписать — взять у смерти вторую попытку…
Словно злой паучок — потихоньку спускается вниз
Бледный шарик луны, выпуская незримую нитку.

Душа

Уже и дня конкретного не помню —
Когда я потерялся, где и как…
Когда открыл я этот мир огромный —
Найдя себя — как новенький пятак.

Зажмёшь в кулак и сказочным богатством
Поманит запылённый пятачок…
В своей душе, как в необъятном царстве —
Отыщешь ли дорогу, дурачок?

Не знал я , что заглядывать в потёмки
Опасно для неопытных детей…
И я пошёл — без света, без котомки —
Бродить в стране загадочных теней.

Осталось детство за далёкой далью…
Что впереди — не знаю я, увы…
И только горечь пополам с печалью
От некрасиво прожитой судьбы.

Дороги не нашёл я и доныне:
Я опытнее стал — но не мудрей…
И сорок лет брожу я по пустыне
Как некогда — библейский Моисей.

Две дороги

Неужели Я, который
Встал из пепла,
Встал из праха…
Неужели Я, который
Вспомнил — как меня зовут —
Неужели я не в силах,
Наплевать на притяженье
И в ночное небо крикнуть —
Здравствуй, брат мой,
Млечный Путь!

Я ведь тоже — как дорога,
Что боится лязга стали
И встречает без боязни
Теплоту бегущих ног…

Так, наверное, и будет…
И сольются где-то в небе —
Я — тропинка к чьим-то душам
И широкий Млечный Путь…

https://www.stihi.ru/avtor/lkzxtuj

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА