Поэзия последнего периода династии Хань


В период династии Хань (205 год до н. э. – 220 год н. э.) произошло дальнейшее развитие китайской поэзии от подлинно народного творчества древней «Книги песен» и «Чуских строф» к жанру, напоминающему оды, хотя ранние ханьские поэты испытывали большое влияние творчества Цюй Юаня и поэтов его школы, как, впрочем, и поэты более поздних эпох.

Цао Цао. Иллюстрация: Чжицзин Чэнь/Великая эпоха (The Epoch Times)

Цао Цао. Иллюстрация: Чжицзин Чэнь/Великая эпоха (The Epoch Times)

В конце ханьского периода появился новый поэтический жанр — жанр пятисловных стихов, потому что в стихотворной строке вместо четырёх слов-иероглифов стало пять. Пятое слово-иероглиф придало стиху большую гибкость, выразительность, позволило языку поэзии приблизиться к разговорной речи. Этот жанр получил развитие в произведениях цзяньаньских поэтов и прежде всего поэтов из дома Цао (Цао Цао, Цао Пи, Цао Чжи), а также в творчестве поэтической плеяды «Семь мужей цзяньанского периода» (196–216 гг. н. э.).

Цзяньаньский период так назван по девизу «Цзяньань» (196–219 гг. н.э.), обозначивший годы правления последнего ханьского императора Сянь-ди. К поэтам группы «Семи мужей» относятся Кун Юн (153–208 гг. н. э.), Чэнь Линь (?–217 г. н.э.), Ван Цань (177–217 гг. н. э.) и другие, создавшие подлинные шедевры пятисловных стихов. До нас дошло около трёхсот произведений цзяньаньских поэтов.

Ван Цань, или Чжунсюань, происходил из знатного рода. Из-за междоусобных войн, приведших к падению династиии Хань, Ван Цань долго жил на чужбине на юге, у подножия горы Сяньшань, в уезде Сянъян провинции Хунань. Поэтому не случайно, что главная тема его творчества — бедствия и страдания, причиняемые войной простому народу, а также тоска по дому, любовь к родине и надежда на возвращение домой. Особенно известен его поэтический цикл «Семь печалей», а также поэма «Песнь храму». До нашего времени дошли лишь 26 его стихотворений, в которых пятисложный стих получил своё дальнейшее развитие.

В творчестве поэтов из семьи Цао пятисловный стих достигает совершенства. Поэты семьи Цао — это знаменитый политический деятель и талантливый полководец последнего периода династии Хань Цао Цао (155–220 гг. н. э.) и двое его сыновей Цао Пэй (187–226 гг. н. э.) и Цао Чжи (193–232 гг. н. э.).

В историю Цао Цао вошёл как жестокий, твёрдый, но довольно справедливый правитель при последнем императоре ханьской династии, которого подданные боялись при жизни и, кажется, до конца не оценили после смерти, но зато в его стихах проявляется его страстная, беспокойная и сильная натура, а также видно сострадание к воинам, которых он отправлял сражаться, и с которыми сам делил все тяготы похода и тоску по родному дому.

Цао Пэй, старший сын Цао Цао, после смерти отца (220 год) захватил трон последнего императора династии Хань и основал недолговечную династию Вэй. С этого момента начался период Троецарствия в Китае. Помимо талантливых стихов, Цао Пэй создал теорию поэзии, а его младший брат Цао Чжи был крупнейшим и талантливейшим поэтом своего времени.

Ван Цань «Семь печалей». Отрывки, перевод А. Старостина

В Чанъани правый путь забыли, Чанъань — добыча ссор и смут. Явились вновь шакалы, тигры и снова зло с собой несут…

Но я уехал… Как всё пусто, как мрачно всё за воротами. Там вся широкая равнина покрыта белыми костями.

Вот женщина идёт дорогой: она худа и голодна. В траву увядшую ребёнка кладёт дрожащими руками…

…Вот я на юге, проезжаю уже Балинскими холмами И, обернувшись вдаль, к Чанъани, смотрю печальными глазами.

Я думаю о том невольно, чья плоть здесь похоронена, А душу разрывают стоны, и скорбь мне сердце жжёт, как пламя.

Цао Цао «Гляжу на лазурное море». Перевод В. Журавлева

С гранитной скалы, что стоит на просторе, С восторгом смотрю на лазурное море. Колышутся волны, бегут чередою, И остров отвесный встаёт над водою. Повсюду деревья, повсюду растенья, Кустарники в пышном осеннем цветенье. Здесь ветер свистит. И огромные волны, Вздымаясь, бурлят и легки и упорны. Здесь солнце и месяц чредою проходят, Как будто из самого моря выходят. Здесь звёзды, мерцая, глядят из долины, Как будто выходят из тёмной пучины. Здесь я сочиняю, чтоб чувства и страсти Излить в этой песне волненья и счастье.

Цао Цао «Не знаем пути». Перевод В. Журавлёва

Падает белый туман на желтеющий луг, Диких гусей караван улетает на юг. Гуси летят и кричат, замолкая вдали, Гуси на юг улетают за тысячи ли. Гуси питаются рисом на юге зимой, И возвращаются снова весною домой. Сухая трава, закрутившись, по полю летит. Её подгоняют лишь ветры да буря в пути. Катится в поле растенье… Куда? — всё равно. К корню родному вернуться ему не дано. Как же солдатам в походах на сёдлах трястись долгие годы? Не лучше ли им разойтись? Конь боевой мой с седлом не расстанется, нет! В панцирь и латы я круглые сутки одет. Старость подходит, и смерть нас целует в уста. Скоро ли мы возвратимся в родные места? Звери на скалах бегут, чуть заслышавши гон, В водах своих пребывает священный дракон, Лисы в час смерти ложатся к норе головой. Можем ли мы позабыть край возлюбленный свой?


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Изделия из нефрита из китайской провинции Хэнань
  • В День защиты детей китайцы протестуют против сексуального насилия над детьми
  • В Пекине полиция тайно кремировала тело сторонника Фалуньгун
  • В Китае арестовали девочку, пролившую воду на машину чиновника
  • Китайских младенцев обучают деловому администрированию


  • Top