Луч надежды в конфуцианском книжном клубе


Первоначально Чжу Ин начала создание своего документального фильма о конфуцианском книжном клубе в Китае, смотря на него глазами циника. «Китай: от Картье до Конфуция» открывается тёмными городскими сценами Китая и зловещей музыкой, напоминающей больше фильм ужасов, чем документальный фильм.

Скрин-шот киноафиши документального фильма «Китай: от Картье до Конфуция». Фото: theepochtimes.com

Скрин-шот киноафиши документального фильма «Китай: от Картье до Конфуция». Фото: theepochtimes.com

В течение трёх лет она работала над фильмом, и обнаружила надежду в гостиной преподавателя, который организовал небольшую группу студентов университета Fudan (Фудань), чтобы читать книги по древней китайской философии каждую пятницу вечером.

Чжу, заведующая кафедрой культуры СМИ в колледже Статен-Айленда и ведущий специалист по китайскому кино и исследованиям СМИ, попала в книжный клуб, когда она исследовала всплеск национализма среди китайской молодёжи на материке.

Поскольку разрыв в доходах в Китае беспрецедентно растёт под управлением китайской коммунистической партии (КПК), погрязшей в коррупции, группа молодых людей обратилась за ответами к конфуцианству.

Как интеллектуал, достигшая совершеннолетия во время 1970-х годов, Чжу прожила большую часть свой жизни с мнением, что конфуцианство — шаг назад, что оно — враг модернизации.

«Я выросла в другую эпоху… Для меня было очень интересным открытием читать оригинальные тексты», — сказала Чжу на показе её фильма в азиатско-американском исследовательском институте 8 марта этого года.

«Понятие доброжелательного правителя могло бы что-то сказать об этом, — добавила она. — Давайте не будем торопиться выносить суждение… Я занимаюсь этим видом поиска для получения ответов».

Сюжет фильма вращается вокруг группы студентов, которые посещают университет Шанхая Fudan, один из самых старых и престижных университетов в Китае.

Некоторые из сюжетов документального фильма — о молодых людях из села, которые добрались до Шанхая благодаря собственным заслугам, а не деньгам. Все же после поступления в университет они обнаружили, что так долго ожидаемая городская жизнь была холодной и пустой.

«Мы можем иметь больше денег и открытости, но китайский народ чувствует себя потерянным, — сказал студент доктору философии в фильме. — Мы упускаем что-то».

«Нет ничего духовного, на что можно было бы положиться», — добавил другой студент.

Подлинность

Чжу сказала, что она была заинтригована этим книжным клубом из-за вопросов, которые он поднял — почему возрождается конфуцианство в этом частном объединении? И организовано ли это государством, или это усилие широких народных масс?

«Я не думаю, что в конфуцианских институтах во всём мире изучают конфуцианские тексты», — сказал Рассел Леонг, директор азиатско-американского Центра Исследований UCLA.

Вероятнее всего, книжный клуб существует благодаря настойчивости студентов в чтении древних китайских текстов.

Студенты в книжном клубе специализировались в сравнительном литературоведении, западной философии и социологии. Никто не специализировался в китайской философии, и многие имели очень мало опыта чтения древних китайских текстов.

«Трудно прочитать китайские конфуцианские тексты. Я не могла понять, на это ушло много времени», — сказала Чжу.

«Это был очень волнующий личный опыт для меня. Они искренне искали ответы на скопление социальных бед, беспокоящих сегодня Китай. Их упорство взволновало меня. Я поехала в Китай, ощущая цинизм, но я покидала Китай, чувствуя восхищение этими студентами, — сказала она. —Можно сказать на основании мимолетных впечатлений и отдельных интервью, что, кажется, есть динамическое движение широких масс, которое действительно противостоит этой подавляющей разнице в доходах».

«Марксизм и древние китайские философские тексты противоречат друг другу. КПК не подчёркивает, что правительство должно быть хорошим, когда они обучают своих чиновников, в то время как конфуцианская философия делает упор на этом, — сказал студент в документальном фильме. — Конфуцианство придаёт значение правосудию: правительство не должно перегружать китайцев так, как сейчас; экономическое развитие не должно выгонять столько людей из их домов».

«Чтения недостаточно, люди должны применять его на практике», — сказал другой студент.

«Я вижу, что сельские жители так поступают. Хотя они не могут читать, они относятся друг к другу с любовью, сыновним благочестием и состраданием. Это вещи из конфуцианских текстов, а не от КПК. Это побуждает нас переоценивать наши ценности».

«Нет Сократов»

В фильме показан клип лекции о западной философии в Китае, она открылась Книгой I «Республика» Платона.

В Книге I Сократ и Фрасимах спорят над определением правосудия. Фрасимах высмеивает Сократа и утверждает, что аргументы Сократа наивны, так как Фрасимах полагает, что как раз его поведение способствует выгоде других людей, но не человека, который поступает справедливо.

Преподаватель говорил о том, что первоначальная реакция студентов на это чтение из-за их образования и богатой жизни в Китае будет такой, которая совпадает с видением Фрасимаха.

Если бы все жили согласно философии Сократа, то мир был бы в удручающем состоянии, где страны не были бы в состоянии осуществлять экономический прогресс, сказал преподаватель.

«Но истинная трагедия состоит в том, что сегодня в мире существует много Фрасимахов, но нет Сократов, чтобы их опровергнуть», — добавил он.

«Люди противостоят действительности и ищут решения», — говорит Чжу. — Этот поворот к конфуцианству отражает нарастающее беспокойство и страх перед утратой китайским обществом морального основания».

Версия на английском


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Китайские диссиденты обратились к Бараку Обаме
  • Из Китая массово уезжают талантливые люди
  • В Китае полицейские похитили четверых сторонников Фалуньгун
  • Борцы за свободу слова в Китае получили награды в США
  • В Китае 120 человек погибли в результате пожара на птицефабрике

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top