Ювелир Алекс Солджер: Очень приятно создавать что-то новое, вкладывать своё мастерство и душу


Alex Soldier — псевдоним талантливого мастера-дизайнера ювелирных украшений Алексея Солдатова из Нью-Йорка, призванием которого является искусство малых форм: миниатюрная скульптура и ювелирные украшения.
На церемонии награждения премией имени принцессы Грейс, июль 2011 года. Эндрюс и Алекс Солджер. Фото предоставлено Алексом СолджеромНажмите на фото, что бы открыть галерею!
Логотип Алекса Солджера. Фото предоставлено Алексом Солджером«Зелёный кулон на цепочке». Алекс Солджер. Фото предоставлено Алексом Солджером«Рудольф Нуриев», скульптурная миниатюра. Алекс Солджер.Фото предоставлено Алексом Солджером«Отдыхающий Нуриев», скульптурная миниатюра. Алекс Солджер.Фото предоставлено Алексом СолджеромПресс-кит. Алекс Солджер.Фото предоставлено Алексом Солджером«Рубиновый цветок». Алекс Солджер. Фото предоставлено Алексом Солджером

Работы Алекса можно увидеть в эксклюзивной сети магазинов Neiman Marcus & Saks 5 Ave., а его скульптурные работы украшают дома таких известных людей, как Тонино Гуэрро, Андрей Вознесенский, Константин Райкин, Вагит Алекперов и др.

В 2009 году он создал гранд-приз для Американского фонда имени принцессы Грейс, которым были награждены талантливые артисты балета, театра и кино из разных стран. Алекс является одним из спонсоров Фестивалей Российских документальных и художественных фильмов в Нью-Йорке. В последнем номере журнала Gоthаm автор статьи называет его волшебником, создающим невозможное. Его украшения продаются на аукционах Кристи и Сотби, выставляются во время «Недели моды» в Нью-Йорке.

О том, как он добился признания, как шёл к высотам своего мастерства Алекс рассказал в интервью корреспонденту газеты «Великая Эпоха», которое состоялось в его мастерской, расположенной в самом центре Манхеттена.

— Алекс, расскажите, как Вы сумели поставить своё дело в Америке и в чём секрет Вашего успеха?

А.С.: Когда приезжаешь в чужую страну и никого здесь не знаешь, начинать приходится не просто с нуля, но с отрицательного баланса. Только за счёт коммуникабельности, упорного труда можно чего-нибудь добиться. Когда говорят что здесь всё просто, были бы деньги — уверяю вас, это далеко не так.

Недаром в народе говорят, что миграция хуже землетрясения, наводнения или потопа. Это очень серьёзное испытание для любого человека. Тем более, если ты выходец из Советского Союза, можно понять, как было сложно начинать. — А что заставило Вас покинуть страну? Из Вашей биографии можно узнать, что у вас была хорошая работа, позиция руководителя, разве Вы не могли реализовать свои таланты у себя дома?

А.С.: Позиции были, но возможностей не было. Там на производстве я уже дошёл до потолка своего предела. Затем настали перестроечные времена, мы уже работали с итальянскими компаниями, художников отправляли туда на стажировку. Мы же работали по старинке, у нас не было современного оборудования, нормальных условий для работы, квалифицированных знаний, в тех условиях организовать что- либо было очень сложно.

— С чего Вы начинали здесь?

А.С.: Я приехал по приглашению одной американской компании в качестве разработчика новых ювелирных украшений. Проработав недолго, понял, что становится неинтересно, и решил попробовать свои силы в самой престижной американской компании «Тиффани». На первом же собеседовании руководство компании предложило мне работу. Именно это предложение укрепило во мне уверенность в своих способностях, и я принял решение открыть собственную компанию.

— Чем Вы сумели поразить эту взыскательную публику, ведь ювелирное дело одно из самых древних ремёсел, казалось бы, что ещё нового можно придумать?

А.С.: Это действительно древнейшее искусство, с появлением первого человека женщины стремились украшать себя. Казалось бы, всё давным-давно придумано, особенно сейчас, когда наблюдается технический рывок, и надо было создавать что-то новое, креативное.

У большинства компаний, работающих по производству ювелирных изделий, имеется определённый тренд. Я пошёл по другому пути и стал делать не просто ювелирные украшения, старался сделать из драгоценных камней и металлов некие образы. Например, стал делать украшения, которые существуют в природе.

Но за счёт известных, традиционных техник этого не добиться, и я стал находить новые отделки, текстуры, добивался того, чтобы украшение состояло из гармоничной композиции, выглядело художественным и законченным.

Я понял, что в этом деле нужно быть не только хорошим художником, но и хорошим конструктором, многие вещи, которые я делаю, технически очень сложные. Вначале рождается идея, потом её развиваешь, находишь конструктивное решение. Когда техническая сторона решена, идёт художественная часть работы — какие цвета использовать, текстурирование, чтобы вещь смотрелась как единое целое.

— Есть ли в мире ещё такие мастера, которые работали бы как скульптор и ювелир, совмещая несколько направлений в своём творчестве? Ведь обычно в ювелирном производстве дизайнеры и художники работают отдельно?

А.С.: Я не отслеживаю мировые тенденции, но, похоже, других аналогов не наблюдается. Когда я работал на ювелирном заводе в Перми, у меня в отделе сидел художник, который только рисовал, другой делал модель, третий её тиражировал. Главной моей задачей было связать модель мейкера и художника, здесь всегда терялось что-то.

Моё преимущество в том, что я могу сделать самую сложную модель, придумать и образ, и дизайн. У меня есть мастерская, чтобы развивать производство. Наши изделия под маркой ALEX SOLDIER продаются в самых больших торговых сетях Америки, в них есть доля коллективного труда.

Кроме выпуска изделий, которые продаются в магазинах, мы выполняем и спецзаказы, которые делаются индивидуально.

***

Миниатюрная скульптура Рудольфа Нуриева собрана из отдельно выполненных элементов, собранных вместе. Шёлковые шаровары создают воздушность ткани, они развиваются в динамике движения танцующего, энергия исходит от напряженных мышц шеи, рук, плеча. Если мастер работает с человеческим телом, он этого человека одевает в прямом смысле слова.

На другой скульптуре представлена фигура Нуриева, отдыхающего на репетиции. Здесь также мастерски переданы расслабленные плечи, опущенные кисти, тело наслаждается отдыхом. Если вглядеться, можно разглядеть мельчайшие узоры на связанных гетрах, текстура рубашки мягкая, пояс, которым стянута его талия, бриллиантовые тапочки — всё выглядит очень натурально. Лицо Нуриева на миниатюрной скульптуре выглядит точной его копией, брови и волосы выполнены из платины, рубашка из золота, а вращающийся стульчик со всеми вензелями и завитушками можно отвинтить и поднять уровень, как у настоящего.

— Можете назвать самого именитого заказчика?

А.С.: Заказчиков много, но с некоторыми работаешь опосредовано, не напрямую, а через совет директоров или доверенное лицо. Мне повезло, я общался со многими выдающимися людьми, некоторых из них, к большому сожалению, уже нет с нами. Среди них есть люди, связанные не только с бизнесом, но и с искусством.

***

В 2009 году Алекс создал гранд-приз для Американского фонда имени принцессы Грейс, которым были награждены талантливые артисты балета, театра и кино из разных стран мира.

Премия «Танцующий эльф» олицетворяет все грани творчества — и художников, и танцоров, и музыкантов. За идею была взята работа скульптора-монументалиста Эрнста Неизвестного. После того как ему показали работу Алекса, он сказал: «Я никогда не думал, что монументальное искусство может быть так прекрасно в миниатюре». Золотой Эльф состоит более чем из 36 деталей, сделанных из золота, платины, серебра, сапфира. Их можно разобрать на детали и собрать снова. Но секрет, как это сделано, известен только автору.

— Когда выполняется заказ, так ли важно делать всё, что хочет человек, исходя из его вкуса и предпочтения?

А.С.: Если это спецзаказ для конкретного человека, конечно, собирается определённая информация, принимается во внимание предрасположенность, предпочтения. Если это юбилей, украшения делаются под определённого человека. Мы стараемся не навязывать свои решения, надо чтобы ему это нравилось, но надо сделать так, чтобы это понравилось не только ему, но и всем окружающим.

Сложность выполнения индивидуальных заказов состоит в том, что заказчик ещё не решил, в каком стиле и цветовой гамме он бы хотел видеть окончательный вариант заказа. Вот тогда приходится на ходу придумывать и создавать несколько эскизных зарисовок, прежде чем приступить к работе. Таким клиентам я всегда помогаю найти свою индивидуальность. В результате они с благодарностью носят украшения нашей компании и получают большое количество комплиментов, что очень важно для утверждения самооценки человека. Мои клиенты даже утверждают, что мои украшения разговаривают с ними и улучшают настроение. Однажды клиент заказал своей жене украшение и утверждает, что именно после этого у них родился долгожданный ребёнок.

***

Эта бабочка сделана по видеоме Вознесенского, посвящённой Набокову. (Видеома—этопроизведение, сочетающее в себе поэзию и живопись). Поэт был дружен с семьей Кеннеди, Жаклин понравилась эта видеома, и она попросила её продать во время визита в Москву. Вознесенскому стало неловко, он сказал, что это просто бумага и картон, он может только подарить, но не продать её, когда закончится выставка. Вручить подарок не успел, Жаклин уже уехала, и когда он привёз бабочку в Америку, то попал на её похороны.

Услышав эту трогательную историю, Алекс решил дать бабочке вторую жизнь. Бабочка у Алекса, как и вся жизнь Набокова, разделена на две части: на синем крыле с левой стороны мелкими вензелями написано имя Набокова на русском, а с правой стороны — только английскими буквами.

Золотое подкрылышко олицетворяет его второе восхождение за границей в золотой век, а серое — в серебряный, который пришёлся на период его жизни в Советском Союзе. Центральная витиеватая спираль слева читается как «Набоков» по-русски, слева —Nabokov по-английски.

Спираль — это линия жизни Набокова, такая же тяжёлая, трудная, изгибы передают взлёты и падения творческой личности. Тонкие усики заканчиваются буквой N, а лапки — буквой Н из русского алфавита — в России он встал на ноги и в Россию всегда стремился.

По словам автора, чёрная слеза под левым крылом олицетворяет радугу воспоминаний — детство, отрочество, юность, которые всегда вспоминаются с радостью. А чёрная — потому что он вынужден был покинуть родину. Синий топаз под другим крылом олицетворяет слёзы надежды, ведь после выхода романа «Лолита» Набоков стал персоной нонграта.

Тянущиеся тонкие серебряные нити — это траектория полёта бабочки. Оптическое стекло, на котором держится конструкция — это листы бумаги, на которой творил Набоков, нижний растрескавшийся, сухой кусок в композиции — это земля, с одной стороны безжизненная, с задней стороны скреплённая тяжёлой скрепкой.

Из-под земли и листов бумаги серебряной линией, обозначающей траекторию полёта, бабочка словно выпархивает сквозь землю и устремляется ввысь. Так мастер изобразил бабочку — душу Набокова. «Если неаккуратно снять пыльцу с бабочки, можно погубить её жизнь», — говорит ювелир. Скульптура Бабочки не статична, все крылышки её шевелятся. Андрей Вознесенский видел эту бабочку в Дни русского кино в Америке, она была выставлена в фойе кинотеатра. Он был поражён, родоначальник идеи тогда сказал, что «у бабочки родилась вторая жизнь».

— Вы работаете только с ценными металлами?

А.С.: Для меня неважно, с каким металлом работать, хоть с алюминием. Я выбираю золото, потому что оно не окисляется, не подвержено атмосферному влиянию, достаточно пластичное и у него приятно выраженный цвет. Изделия из золота довольно дорогое, и люди, покупая, к примеру, обручальное кольцо, хотят, чтобы оно не стиралось, сохранялось бы вечно, как залог вечной любви.

Сейчас мы начали выпускать серебряную линию и столкнулись с такой проблемой, что когда серебро покрывается специальным слоем, чтобы оно не окислялось, многие покупатели сомневаются в его долговечности, говорят, что покрытие может стереться со временем. Все эти вещи надо учитывать.

— Алекс, чтобы стать мастером своего дела, надо ещё родиться в нужном месте?

А.С.: Я думаю что да, думаю, что это заложено в предыдущих поколениях. Мой отец был очень талантливым конструктором, много лет проработал на заводе в Перми. Он был изобретателем и рационализатором, придумывал очень сложные вещи, а мама работала в сфере общественного питания. Мамы уже нет с нами, но я каждый год езжу к отцу на Урал, навещаю его. — Какой Вам видится Россия теперь? Сильно ли она изменилась с тех пор как Вы уехали?

А.С.: Конечно двадцать лет тому назад трудно было предположить что-либо. А сейчас строятся дороги, здания, много шикарных магазинов, супермаркетов, много товаров со всего мира, уже нет никакого дефицита ни в чём.

Только вот психология у людей тоже стала другой. Я не вижу у людей желания творить, трудиться каждый день, развивать своё дело, выращивать что-то своё, конкурировать между собой. Нет стремления к новаторству, что двигало бы страну вперёд. Как бы нет условий для людей, для малого бизнеса, а ведь тащит страну именно частный сектор.

Люди стали жить богаче, ездить на хороших машинах, есть достижения в науке и спорте, но не всегда правильно распоряжаются своим талантом. Талант составляет только 5% успеха, а 95% — это труд, а его-то как раз и нет. — Вы не боитесь плагиата? Сейчас любое изделие можно подделать, особенно если марка известная, раскрученная.

А.С.: Вряд ли, многие изделия очень сложные для копирования. Наши вещи видные, знаковые, это будет нелегко сделать. Хотя попытки были, хотели даже отобрать наше имя, были такие случаи в Китае и Корее, отбиваемся, скупаем.

— Насколько доступны ваши ювелирные работы, могут ли её купить рядовые покупатели?

А.С.: Наша продукция реализуется по всей Америке. Можно купить украшения и за 300 долларов и за 150 тысяч в зависимости от ваших возможностей. Каждая вещь рассчитана для определённой категории людей, пусть дешёвое изделие, но всегда оригинальное, во всём есть доля художественного труда.

— Вас можно назвать счастливым человеком?

А.С.: Возможность заниматься любимым делом — самое большое счастье для меня, тем более, что и жена и дочь вовлечены в семейный бизнес. Очень приятно создавать что-то новое, вкладывать своё мастерство и душу, и в результате получаешь искреннюю радость и благодарность. И с Россией связи не теряю, у нас в мастерской работают русские, я думаю, что это большого стоит.

— Спасибо, а что бы Вы пожелали россиянам?

А.С.: Россиянам желаю иметь больше уверенности в завтрашнем дне. Для этого надо работать, надо создать условия для работы, чтобы поддерживать работающего человека, чтобы вся нация работала, создавала что-то новое. Если это создастся, то россиян будут ассоциировать с производством, с искусством, со спортом, с лучшими достижениями в науке, а не с полуфабрикатами в виде сырой нефти и газа. — Большое спасибо за беседу, желаем Вам больших творческих успехов и новых удивительных работ.

___________________________

Уникальная коллекция бронзовых подсвечников, напоминающих скульптуру человека, собрана компанией «Артвиво». Любители оригинального дизайна, оценившие идею автора, могут украсить своё жильё подобным аксессуаром или подарить подсвечник друзьям, любящим красивые произведения искусства.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • «Владимир Мономах» готовится выйти в море
  • А был ли выбор у иркутского губернатора?
  • В продажу поступили пачки сигарет с «устрашающими» картинками
  • Полиция остановила кардеров у сбербанка
  • На Южном Урале нашли невручённые советские ордена и медали

  • Выбор редактора »

  • История коммунизма

  • Top