Cтихи Марины Меламед. Поэты по субботам


Сказать о Марине Меламед, что она бард, режиссёр, гитарист, кукольник, педагог, прозаик, певица, арт-терапист, значит, сказать совсем чуть-чуть, горсточку. Сказать, что она достойная дочь своих замечательных родителей – добавить к горсточке, получится горсть. А сказать, что она по природе своей поэтически-организованная душа, летающая певчая птица – почти приблизиться к тому самому образу кудрявой повелительницы Духа-Воздуха – Ариелы Меламед.

Маринино второе имя – Ариела. Оно потребовало жизни не так давно и настойчиво. Стихи Ариелы Меламед, с безупречно тонкой иронией над неизбежной и вечной печалью, представлены сегодня, 22 июня, в самый длинный день года – День Света.

Поэт Марина Меламед. Фото с сайта  guide-israel.ruПоэт Марина Меламед. Фото с сайта guide-israel.ru

Пора прощаться

Пора прощаться, но зачем-то все здоровались, Слова зачёркивали прежние слова… Среда, базар. Такси. В блокноте новый лист. Кружится мир или кружится голова… О чём печаль? Базар шумит как море Чёрное, Звезда вечерняя и дел невпроворот. И разлетается картошечка печёная В другой возможный от сюжета поворот.

А выходя за грани мира ненаглядного, На пять минут, чуть-чуть, «забыться и заснуть»– Мы оставляем пыль и тишину парадного, Салат, гарнир и остальную жизни суть… Вернёшься утром, проявить к судьбе внимание, – И в мироздании как будто бы покой… Ты забываешь лета нежные названия, Не угадать уже, кто тут кому на кой…

* * * Покуда ночка длится… Б. Окуджава Я обещаю вам присниться, Сказать, что всё уже в порядке, Что расцветают флоксы в Ницце И помидор растёт на грядке.

Мы не расстанемся вовеки, Покуда сны идут пунктиром, Мы, как французы или греки, Гуляем морем или миром…

О мой сеньор! О, донна Анна! На сей рассохшейся гондоле И на земном воздушном шаре Забудем о сиротской доле.

В конце концов, владеет миром Лишь тот, кто радости подвержен, Тогда не будет он повержен Ни сном, ни выстрелом, ни пиром.

Он будет сдержан от природы, Которая всегда летает, И ветер бабочкой болтает О чём – не ведают народы.

Так вот: покуда ночка длится Или, возможно, на рассвете – Я обещаю вам присниться,

А Вы мне что-нибудь ответьте…

***

Я расскажу тебе про то, как тут проходят дни и ночи, как мне всегда бывает очень, но где-то даже по плечу, а ты молчишь — и я молчу, сегодня что-то с небосводом, а может — с неводом и годом, не описать, но не грущу, я просто в небо отпущу всё то, что кажется неважным и то, что прожито отважно, да хоть бы розою бумажной, но всё вчера, а что сегодня – не угадать, не просчитать, куда идут мои сандалии, что там в дали, что будет далее… (хотя и дали — где-то тут, за вечной пальмою растут). Не рассказать, прости, приятель, слов безответственных искатель, сюжет просыпался сквозь пальцы, но что-то светит сквозь окно. И снова странно и чудно.

Календарь майа (цолькин) основан на учении о том, что человек – это волна в пространстве

Цолькин-блюз

Н. Черняховской

Сегодня жёлтая луна полночной данью, Смотри – летит себе волна по мирозданью.

А начинается волна нездешним ветром, Хоть укрывается потом беспечным фетром, Так, словно бродят где-то фетровые шляпы – И мирозданье к ним протягивает лапы…

Волна летит, как птица-тройка, наудачу, А мирозданье пересчитывает сдачу – В одном созвездии напишут в книге судеб, Что человек суду земному неподсуден,

Что начинается планета с колыбели, С того, какую колыбельную напели, В другом – расскажут о космическом гражданстве, О том, что каждый человек – волна в пространстве.

Мы перечитываем жизни постепенно, Когда учитываем, что они нетленны… Они взлетают, словно бабочка в полёте И остаются навсегда в рисунке плоти.

Но, если всё-таки по-честному признаться, Всегда уходит то, чему нельзя остаться – Хоть на картине, хоть в альбомном постоянстве – Всё потому, что человек – волна в пространстве.

* * *

А живу я нынче как-то по-птичьи, Всё лечу куда-то к юго-востоку, (Не забыть бы завернуть к водостоку – Там вода была когда-то в наличьи) Небо – вот оно, как было, осталось, Даже, кажется, тут звёзды пониже. И собака мне по-прежнему ближе, И в романтику опять заигралась…

Ну и ладно, ну и пусть бы собака, А ещё найти бы парочку зёрен, Кот, пожалуй, по-иному проворен, (Тут на птицу намечалась атака) То есть, кот, как вышел от водостока, Намечал себе собаку и птицу, Но собака улетела высоко, Да и птицу не поймать, хоть синицу.

Мы теряемся в высоком пространстве, Зажигая маяки, где придётся. Тут ещё не пересохли колодцы – Сохраняется пока постоянство.


Если Вам понравилась статья, не забудьте поделиться в соцсетях

Вас также может заинтересовать:

  • Заканчиваются съёмки нового фильма Аллы Суриковой
  • Звёзды, рождённые под знаком Рак
  • Искусство веера. Рождение музея в городе музеев
  • 35-й Московский международный кинофестиваль открывается в Москве
  • Старый сад


  • Top