«47 ронинов»: важнее жизни — умереть с честью

The Epoch Times25.09.2015 Обновлено: 06.09.2021 14:26
169 Ronini 3 - «47 ронинов»: важнее жизни — умереть с честью
«47 ронинов». Актёры Ко Шибасаки, Хироюки Санада, Киану Ривз, Таданобу Асано, Ринко Кикути и режиссёр Карл Ринш на пресс-конференции фильма «47 ронинов» в Токио, Япония. Фото: TORU YAMANAKA/AFP/Getty Images
«47 ронинов» — российская
премьера фильма состоится 1 января 2014 года.«Когда побеждает
несправедливость, в мире нарушается гармония». Ронины — бывшие самураи, которые
подвели своего повелителя и лишились его, решают восстановить эту гармонию.
Зачем им нужен презренный полукровка Кай? У противника тысяча воинов, а Кай
один стоит сотни из них…

Повелитель провинции Ако —
Асано со своими самураями нашёл Кая ещё ребёнком, когда тот лежал без сознания
в лесу, ожидая скорой смерти. Кай вырос во владениях Асано, всеми презираем и
гоним. У него лишь один, но настоящий друг — дочь Асано — Мика.

Властолюбивый и жестокий повелитель
соседней провинции Кира жаждет перенять правление привинцией Ако, а для отого
следует убрать с пути Асано. Но Кира со своей наложницей-колдуньей готов пролить
реки крови и оставить за собой горы трупов, лишь бы обрести нераздельную
власть.

Во время официальной встречи
повелителей провинций, с помощью магии Кира добивается того, что Асано предан
смерти, а сам он по истечении траура сможет взять в жёны его дочь Мику.

Самураи Асано, лишившись своего господина, с позором изгнаны из провинции, они стали изгоями — ронинами. Идёт
время, но ронины не смирились. Они готовы идти на смерть, чтобы отомстить за
трагическую гибель Асано и восстановить справедливость.

Кай готов к ним присоединиться
из-за любви к той, что сумела разглядеть в нём нечто больше, чем другие. И если
в этой жизни им не суждено быть вместе, то он будет молиться о том, чтобы
встретить её в будущей. «Я буду искать тебя в тысяче мирах», — «Я буду ждать
тебя в каждом из них…»

Очень, ну очень ждали выхода на
экраны новой ленты режиссёра — дебютанта в полнометражном жанре Карла Ринша «47
ронинов». Одно можно сказать точно — дождались.

Больше всего в фильме хромает
постановочная часть. Создатели картины, похоже, так и не определились, что
конкретно они хотят рассказать зрителям — древнюю японскую легенду об отважных
ронинах, или историю любви полукровки и дочери знатного господина,
приговорившей влюблённых на скитания по бесконечным будущим жизням в поисках и ожидании
друг друга.

Замахнулись вроде бы на что-то
фундаментальное, а получилось нечто скорее для молодёжной аудитории с эффектно
поставленными боями и отличными спецэффектами.

Киану Ривз в роли полукровки
Кая… Из-за череды технических изощрений в
фильме не так много эмоционально глубоких сцен, но Ривз играет всей
своей сущностью. И когда в душе его звучит «я буду искать тебя в тысяче мирах»,
сомнений нет — именно так его герой и поступит. Все, кто пойдёт на фильм из-за
звезды «Матрицы», не прогадают.

Единственный, кто в киноленте
действительно похож на самурая, это исполнитель роли Гойши — Хироюки Санада.
Благодаря ему местами картина действительно воспринимается как древняя японская
легенда.

В роли Мики — японская актриса
Ко Шибасаки. Её Мика нежная и красивая, но сценаристы порой заставляют её вести
себя излишне несдержанно, словно она простолюдинка, а не потомок древнего рода.

Захотели сделать фильм о
древней японской культуре, но не обращают внимание на мелочи: юная, непорочная
девушка из знатного рода тайком посещает изгоя в его хижине в лесу. Я конечно
не знаю, на что способны влюблённые японские девушки, но по-моему это в
принципе невозможно. Самурай присваивает себе лавры победы недостойного
человека, который к тому же спас ему жизнь. Даже не слишком хорошо
осведомлённому о кодексе чести самураев ясно: для самурая подобный поступок — позор хуже
смерти.

В результате получилась
довольно странная ориэнтальная «каша» с привкусом Голливуда, в которой образ
наложницы Киры позаимствован из истории древнего Китая: наложница императора
Джоу Ван династии Шан была одержима духом лисы, как и конкубина Киры. Японские
аристократы, в свою очередь, на официальной встрече ведут себя как на клубной
вечеринке, так что от древней японской культуры остался только харакири.

Не углубляясь в японское
культурное наследие, создатели киноленты преподносят зрителю лишь поверхностный
тип поведения людей, больше похожий на «око за око, зуб за зуб», что никак не
совместимо с тонкой духовной идеологией древних японцев.

Японская культура —
слишком глубокая философская система, чтобы осветить её в двухчасовом фильме и
создать у зрителя более менее ясное представление о ней. В этом смысле более
удачной попыткой можно считать произведение 2003 года «Последний самурай» с
Томом Крузом в главной роли.

Вот, если бы сценаристы создали
нечто не претендующее на принадлежность к конкретной этнической культуре, а
объявили это миром фантазии… но тогда героям киноленты по ходу сюжета
следовало бы понять, что месть никогда не приносит удовлетворения.

В результате долгих ожиданий
зрители получили фильм, не рекомендуемый для просмотра в праздничную пору. Ну,
если только в том случае, когда праздничное веселье и мишура вам сильно приелись,
и захотелось немного погрустить и немного поскучать в тёмном кинозале.

 

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА