Пушкин, Александр Сергеевич (1799-1837).  Фото:  Пётр Соколов /ru.wikipedia.org (Общественное достояние)  | Epoch Times Россия
Пушкин, Александр Сергеевич (1799-1837).  Фото:  Пётр Соколов /ru.wikipedia.org (Общественное достояние) 

А. С. Пушкин — граф М. С. Воронцов. Попробуем быть непредвзятыми…

Главное: величие нравственное… Не будь эпиграммой, будь поэмой!
Автор: 17.10.2021 Обновлено: 18.10.2021 17:32
Строки современного поэта-одессита Виктора Дзюбы, вероятно, удивят людей, знающих со школьных лет знаменитую эпиграмму Александра Пушкина на градоначальника Одессы XIX века, «царского сатрапа», так сказать, графа, а потом и князя, Михаила Семёновича Воронцова. Давайте сравним:

А. Пушкин.
Полу-милорд, полу-купец,
Полу-мудрец, полу-невежда,
Полу-подлец, но есть надежда,
Что будет полным наконец.

В. Дзюба
Слово про Воронцова
Пора в былое заглянуть
И непредвзято молвить слово,
Чтоб современникам вернуть
Реальный образ Воронцова.
Толстой писал о том, что он
Был меценатом, хлебосолом,
И был талантлив и умён,
И европейски образован…
Его чины и ордена
Не за прогулки по салонам:
За раны у Бородина
И за победу под Краоном…
Не заслужил светлейший князь,
Чтобы молва словами злыми
Доныне втаптывала в грязь
Его достойнейшее имя.
Имел он Мужество и Честь,
И был Солдатом образцовым…
Он Воронцовым был и есть,
И вечно будет Воронцовым.

В 1817 году в Царскосельском лицее состоялся первый выпуск. Был большой праздник с напутственными и благодарственными речами, выпускники получили направления на службу. В стенах Лицея должна была быть сформирована новая элита, которая с честью бы представляла Российскую империю и внутри страны, и на международной арене. Выпускник Лицея восемнадцатилетний Александр Пушкин стал сотрудником Министерства иностранных дел.

Как хорошо было изучать биографию и творчество поэта в советской школе. Всё предельно ясно: Пушкин с детства почувствовал отвращение к царизму, и вся его короткая и славная биография легко укладывалась в понятие «борец с самодержавием и его сатрапами». Сейчас всё сложнее. В голову приходят такие мысли: каково было удивление императора Александра Первого, когда люди, отвечающие за безопасность государства, положили перед ним на стол эпиграммы, в которых зло и очень остроумно (не отнять) высмеивались министры, сам царь и политика государства. На вопрос

«Кто посмел?» ответили, вероятно: «Элита наша. Выпускник Лицея. Александр Пушкин. Семья, между прочим, приличная — к Ганнибалам восходит».

И что прикажете делать?

Надо сказать, что эпиграммы в те времена не публиковались, а изустно, благодаря своей лёгкой запоминаемости, распространялись в высшем свете, агитируя не хуже современных средств массовой информации. Поскольку подпись автора за таким произведением не стояла, оно было как бы анонимным. Но благодаря связям, а чаще всего легко узнаваемому авторскому стилю, все знали, кто сочинитель. Ещё одна деталь — в эпиграмме, тем более враждебной, не всегда назывался точно её адресат. Но его черты были прорисованы настолько метко и убедительно, что, опять же, все умные люди догадывались, кто это. Рано или поздно кто-то из светских остряков записывал текст эпиграммы — редко для передачи кому-то, чаще себе в дневник.

Наверно, царь, мягко говоря, был разочарован в качестве «идейно-патриотического» воспитания в стенах элитного учебного заведения. Наверно, были приняты какие-то меры. А автор эпиграмм из столичного Министерства был отправлен нести службу на юг. В советском литературоведении этот факт биографии поэта назовут «южная ссылка».

Сначала это был Кишинёв, город в те времена глубоко провинциальный, и это было очень скучно. Ни тебе порядочных театров, ни ресторанов. Поэтому новый сотрудник Александр Пушкин, пожаловавшись в письмах всем своим друзьям на невозможность жизни, ждал случая перевестись в Одессу.

Высокопоставленные друзья рекомендовали молодого поэта, наказанного столь жестоко за сущую безделицу, генерал-губернатору Новороссии Михаилу Семёновичу Воронцову. Граф Воронцов был человеком прогрессивных взглядов, хорошо разбирался и в политике, и в экономике, и в литературе. Имя Пушкина, автора романтических поэм, было ему, конечно, знакомо.

Таким образом, Пушкин получил перевод по службе из скучного Кишинёва в вполне буржуазную Одессу. Александр Сергеевич стал чиновником канцелярии Михаила Семёновича. В письмах друзьям поэт жаловался, что начальник его, Воронцов, упорно видит в своём подчинённом только коллежского асессора, а у Пушкина насчёт себя было совсем другое мнение.

Иными словами, почти сразу между Воронцовым и Пушкиным возник «производственный конфликт». «Служить» в обычном значении этого слова молодой поэт не мог и не хотел. Задания не выполнял — отшучивался. В светской же жизни 23-трёхлетний «ссыльный» участвовал охотно.

Очень быстро стал «душой общества», развлекая своих друзей откровенным ухаживанием за женой своего непосредственного начальника, сорокалетнего графа Михаила Семёновича, примерного семьянина. Это продолжалось недолго. Воронцов отправил в Петербург докладную с просьбой избавить его канцелярию от нового сотрудника.

Причины, к чести генерал-губернатора, не объяснялись. Дальнейшее известно: Пушкин попал под домашний арест в Михайловское, а в Одессе в устном и рукописном виде получила распространение анонимная эпиграмма:

Полу-милорд, полу-купец,
Полу-мудрец, полу-невежда…

Естественно, все всё поняли. Понял и граф Михаил Семёнович. И каково ему было?

Нам сегодня явно недостаточно этой эпиграммы, чтобы вспомнить, кого же Пушкин так «припечатал навеки»?

Личность М. С. Воронцова уникальна. Он родился в Петербурге, но детство провёл в Лондоне, так как его отец был российским послом в Англии. Юный граф Воронцов получил прекрасное домашнее образование и выбрал карьеру военного.

Михаил Семёнович в начале ХIХ в. поступил в действующую армию, где сумел заслужить высокую репутацию храброго, умного офицера, что способствовало его быстрому продвижению по службе. Отличившись в многочисленных военных кампаниях как личным мужеством, так и умелыми организаторскими способностями, Михаил Воронцов в генеральском чине командовал сводной гренадерской дивизией на одном из самых ответственных участков в знаменитом Бородинском сражении, где получил тяжёлое ранение.

В 1815–1818 гг. генерал Воронцов командовал русским оккупационным корпусом во Франции. В этот период особо ярко проявились самые лучшие человеческие качества Михаила Семёновича. Дело в том, что в русской армии традиционно смотрели на солдат как на бессловесный скот.

Воронцов не только строжайше запретил любые телесные наказания и зуботычины в своём корпусе, но и осуществил целую программу по развитию грамотности среди солдат по так называемой ланкастерской методике. В корпусной типографии в 1817 и 1818 гг. были напечатаны «Краткая метода взаимного обучения для первоначальной школы русских солдат, приспособленная равно и для детей», а также «Собрание стихотворений» для чтения в солдатских школах отдельного Российского корпуса во Франции.

Следует отметить, что впоследствии по данной методике научились читать и писать сотни одесских детей. Стоит ли удивляться после этого тому, что в процентном отношении количество грамотных в Одессе, да и в других городах южных провинций значительно превышало остальные регионы империи.

При Воронцове Одесса стала третьим городом империи по количеству жителей, но по свободе и удобству жизни, как свидетельствовали многие современники, лучшим городом страны.

Огромная фамильная библиотека Воронцовых, подаренная впоследствии Одесскому университету, ныне предмет зависти лучших библиотек мира, а также самый большой частный архив по европейской и отечественной истории XVIII–XIХ вв., подняли планку интеллектуальной жизни Одессы, что видно уже из научных изданий Одесского императорского общества истории и древностей, первым почётным президентом которого стал с 1839 года М. С. Воронцов.

Мощение улиц, создание первоклассного по европейским стандартам архитектурного ансамбля центра города, устройство порта и маяка, открытие гимназий, школ, института Благородных девиц, института Восточных языков, первого открытого музея и второй в России публичной библиотеки и многие другие деяния, составившие честь и славу Одессы, самым непосредственным образом были связаны с поразительной по своей энергии и разносторонности созидательной деятельностью светлейшего князя, уму, таланту и образованности которого столь многим обязана отечественная история.

P. S. Василий Андреевич Жуковский — самый близкий друг и наставник Александра Пушкина, много раз помогал поэту в самые трудные моменты жизни. Помогал делом и советом. Вот что он писал:

«…знаю, что ты рождён великим поэтом и мог бы быть честью и драгоценностью России. Но я ненавижу всё, что ты написал возмутительного для порядка и нравственности. Наши отроки… познакомились с твоими буйными, одетыми прелестью поэзии мыслями. Ты уже многим нанёс вред неисцелимый. Талант ничто. Главное: величие нравственное… Не будь эпиграммой, будь поэмой!»

P. P. S.

«Как мир меняется, и как я с ним меняюсь. Лишь именем одним я называюсь…»

Это о Пушкине и о нас, конечно. Александр Сергеевич нам во сто раз дороже и ближе, когда мы знаем, что и он в молодости делал ошибки. Зрелый Пушкин — это не только гениальный поэт, но и человек, осознавший своё назначение, стремившийся своим творчеством сделать мир лучше:

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал…

 

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА