Алекса́ндр Серге́евич Пу́шкин (26 мая [6 июня] 1799, Москва — 29 января [10 февраля] 1837, Санкт-Петербург) — русский поэт, драматург и прозаик, заложивший основы русского реалистического направления, литературный критик и теоретик литературы, историк, публицист, журналист; один из самых авторитетных литературных деятелей первой трети XIX века. Фото: culture.ru | Epoch Times Россия
Алекса́ндр Серге́евич Пу́шкин (26 мая [6 июня] 1799, Москва — 29 января [10 февраля] 1837, Санкт-Петербург) — русский поэт, драматург и прозаик, заложивший основы русского реалистического направления, литературный критик и теоретик литературы, историк, публицист, журналист; один из самых авторитетных литературных деятелей первой трети XIX века. Фото: culture.ru

А. С. Пушкин: суеверие поэта или поиск смысла

«Пушкин, я думаю, был иногда и в некоторых отношениях суеверен…» — Владимир Даль
Автор: 08.02.2022 Обновлено: 08.02.2022 19:31
Как сумел наш Александр Сергеевич пройти свой короткий жизненный путь, трансформируясь из «француза», который сожалеет, что с таким умом и талантом родился в России и планирует уехать на Запад, в автора исследований в области русской истории и литературы, не утративших значения и сегодня, в создателя современного русского литературного языка?

Почему Пушкин, образованнейший по европейским канонам человек, был суеверным мистиком? Казалось бы, что два этих вопроса абсолютно из разных жизненных сфер. Однако это не так.

Жизненный путь этого человека, как и любого из нас, развивался по определённой логике. Верующие люди называют эту логику «промысел Божий». Они рассуждают так: Пушкину Господь дал великий дар Слова. Пушкин в отрочестве и молодости использовал этот дар не по назначению.

Господь, любя его, остановил. Изъял его из привычного образа жизни, изолировал от тлетворного общения с ненужными людьми. А потом даровал ему встречу с «русским миром» в лице крепостной крестьянки, которая открыла для него неведомое: русскую народную культуру. Эта «остановка в пути», которую советские историки и литературоведы называли ссылкой в Михайловское, на самом деле, рубеж, на котором произошло чудо: дворянин-космополит переродился в русского   национального героя.  Наш Пушкин исполнил своё великое предназначение: он и поныне — «наше всё».

Так почему Пушкин, ни разу не побывавший в жизни во Франции, был на заре своей жизни «настоящим французом»? Всему причиной или виной, как хотите, русское традиционное дворянское воспитание. Помните, какое сопротивление оказывали бояре Петру Первому, прорубившему «окно в Европу» и так рьяно взявшемуся за европеизацию страны в XVIII веке? Как брили бороды, вводили ассамблеи, учили пить «кофий», заставляли боярских жён и дочерей оголять шеи и плечи, укладываясь в глубочайшие декольте. Сопротивление было сломлено, конечно. Европеизация произошла успешно.

Как всегда, это у нас в России случается, подкачало только чувство меры. И уже в начале XIX века Россия представляла из себя уникальную страну. Иностранцев поражало устройство Государства Российского. Класс дворян, класс крестьян — это-то понятно. Но как уживаются в одной стране две культуры и два языка — непонятно. Русские дворяне — совсем французы: говорят по-французски, одеваются по последней парижской моде, имеют в доме библиотеки французской литературы, повар на кухне — и то француз. Русского языка русские дворяне почти не знают — незачем. С русской народной культурой знакомятся только во младенчестве: крепостные няньки в дворянских домах — это традиция. Но в три года господское дитя уже передают в руки гувернёров-иностранцев.

Вот именно в таких традициях и воспитывался наш национальный гений. Дома всё проникнуто духом французской культуры. Есть прекрасная библиотека французских авторов. Это и философы-просветители, и историки, и поэты. В доме отца часто собирается мужская компания образованных острословов, которые пишут стихи на французском языке. Отрок Пушкин  с восторгом  внимает: он был очень восприимчивым мальчиком.

Протекция дяди-поэта помогла ему поступить в элитарное учебное заведение, которое курировал император — в Царскосельский лицей. Двенадцатилетний Александр сразу же отличился великолепным знанием и владением французского языка. Он имел обширные знания в области французской литературы, знал наизусть большое количество  стихотворений на французском языке. И даже поведение у него было «французское»  — лёгкий, подвижный, весёлый, но и злой на язык, и драчливый. Так и прозвали его товарищи «французом».

В Лицее были, конечно, уроки русской словесности. Изучали Сумарокова, Ломоносова, Державина. Но это так тяжеловесно и серьёзно. Ближе юному Пушкину французские игривые эпиграммы и любовные стишки. Да, он пишет и по-русски и даже имеет большой успех. Его конкурсное стихотворение «Воспоминание в Царском селе» было отмечено преподавателями и предложено вниманию почётных гостей Лицея  во главе с самим Державиным. Да, Державин предрёк ему место первого русского поэта в XIX веке. Но это вспомнилось лишь через десятилетия.

Пушкин после Лицея — сотрудник Коллегии иностранных дел. Но  это серьёзное учреждение не занимает никакого места в жизни восемнадцатилетнего повесы. Общение с друзьями, балы, рестораны, театры и много чего ещё интересного происходит в молодой жизни русского образованного дворянина Александра Пушкина.

«Он широко известен в узких кругах» как автор остроумных, а порой и фривольных, стихотворений на русском и французском языках. Стихотворения распространяются в списках, и золотая молодёжь Петербурга и Москвы с удовольствием цитирует либеральные взгляды Пушкина, выраженные в остроумнейших эпиграммах на правительство России, на церковь. Естественно, такой талант не мог быть незамеченным и в Третьем отделении: из столицы сотрудника Коллегии иностранных дел отправляют служить в провинцию. Это когда-то называлось «Южной ссылкой» поэта «за свободолюбие».

Но, как мы помним, ни Кишинёв, ни Одесса не изменили образ жизни и мыслей поэта. Даже, можно сказать, усугубили его либеральные наклонности. Начальники поэта по службе должны были наблюдать и сигнализировать. В результате Александр Пушкин оказался под домашним арестом в родовом Михайловском. Представляете, без друзей, без театра и ресторана. Интернета и телефона тогда не было, а то и это бы было нельзя. Переписка вся просматривается полицией. Александр Сергеевич был потрясён. Жизнь полностью потеряла смысл.

И всё-таки Александр Сергеевич встретил родственную душу. В селе Михайловском проживала на покое нянька Пушкиных, Арина Родионовна Яковлева. Она вырастила трёх барских детей: Александра, Ольгу и Льва Пушкиных. Господа всегда были ей довольны: хоть грамоты не знала, а умела ребёнка занять песнями, сказками, играми. Много она всего знала. И память отличная.

Барин и бывшая нянька встретились: «Ах, батюшка мой, Александр Сергеевич, как возмужал. Да красавец какой!». А дальше все знают со школьных лет, учили ведь наизусть «Зимний вечер»:

«Спой мне песню, как синица тихо за морем жила, спой мне песню, как девица за водой  поутру шла».

Сколько она знала и помнила, песен, пословиц и поговорок, обычаев и примет — успевай только записывать. Что поэт и делал. Он слушает русскую речь простой псковской женщины и поражается. Как прекрасен, гибок и богат русский язык. Какие смыслы, какие тонкости душевные можно им передать! Как прекрасны русские песни, как мудры и остроумны русские пословицы! Пушкин с Ариной Родионовной ходит на сельские свадьбы, на проводы в армию, на похороны. А вся жизнь, особенно большие события, у народа всегда были связаны с фольклором. Много нового для себя открыл Александр Сергеевич.

«Ссылка» в Михайловское завершилась чудесным образом. После подавления восстания декабристов Пушкин готовился к худшему: к аресту, суду и ссылке в Сибирь. Ведь в бумагах арестованных участников восстания достаточно было «вольнолюбивых» стихов поэта с призывами к свержению власти. Пушкин был доставлен в Петербург и удостоился аудиенции у императора Николая Первого. Беседа состоялась с глазу на глаз. О чём они говорили, не знает никто. Но результат известен всем: поэт теперь может жить, где пожелает, может публиковать свои стихи. Но не распространять их в рукописном виде.

Чтобы избежать недоразумений, всё, что готовится к печати, должно сначала лечь на стол царю. Кто-то считает это унизительным для поэта, но существует мнение, что личная цензура царя гарантировала поэту очень многое. Например, на тот случай, если кто-то сочинит и распространит в рукописном виде что-либо неприемлемое для государства или православной церкви от имени известного поэта Пушкина. А это, согласитесь, очень важно для личной безопасности и свободы. При личной цензуре царя такой талантливый и нужный стране человек будет сохранён для творчества.

О том, как расцветал талант поэта в последующие годы, написаны сотни томов.

Теперь он увлечён личностью Петра Первого. Поэт видит в нём великого преобразователя,  воина, труженика. Пушкин гордится, что его родной прадед, Абрам Петрович Ганнибал, был крестником царя, его сподвижником. Лестно и то, что предок славно и честно служил России. Пушкин восхищён Петровской эпохой. Историей наполняется такой знакомый Петербург: «Люблю тебя, Петра творенье…». Пушкин с огромным интересом изучает «Историю Государства Российского» Николая Карамзина.

В 1831 году через А. Х. Бенкендорфа Пушкин обращается к императору с просьбой разрешить ему работать с документами в государственном архиве. Он хочет написать историческое исследование Петровской эпохи. Из неблагонадёжного гражданина поэт превращается в почитателя и знатока российской истории, любителя и знатока русского народного творчества. Пушкин теперь не сожалеет, что родился в России. Он, который  в двадцать лет писал своему другу П. Я. Чаадаеву, что когда-нибудь «Россия вспрянет ото сна, и на обломках самовластья напишут наши имена», теперь пишет в письме ему:

«… я далеко не восторгаюсь всем, что вижу вокруг себя; как литератора — меня раздражает, как человек с предрассудками — я оскорблен, — но клянусь честью, что, ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество, или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам Бог её дал».

К тридцати годам Александр Сергеевич чудесным образом получил духовное наследство: русский язык, «преданья старины глубокой» и знания истории Государства Российского. То, как Пушкин распорядился  этим наследством, мы знаем: он передал его потомкам в виде прекрасных поэм, повестей, стихотворений, пьес: «Полтава», «Медный всадник»,  «Капитанская дочка», «Борис Годунов», — и замечательных сказок.

Теперь Пушкин — муж и отец. И ему не нужны «обломки самовластья»,  ему не нужен русский бунт, «бессмысленный и беспощадный».

Ну а теперь о суеверии Пушкина. О том, что Пушкин был мистически настроенным человеком, что верил гаданиям и приметам, что имел талисманы, сказано и написано много. Зёрна истины уже давно обросли мифами. Вот несколько из них. В ранней молодости Александр Пушкин с друзьями посетил знаменитую петербургскую гадалку, которая предупредила поэта о том, что 37-й год его жизни будет сложен. Если Пушкин перешагнёт этот жизненный рубеж, жизнь его будет успешной и длинной. Опасаться надо «белой головы», которая несёт смерть. Чья голова, не уточнялось. Биографию Пушкина мы знаем. Знаем и историю его дуэли с Дантесом и смертельном ранении. Миф? Зависит от вашего сознания и вашего желания верить.

Ещё история: Александр Пушкин и Наталья Гончарова венчаются. Гаснут несколько раз венчальные свечи. Падает кольцо. Было это? Как вам угодно. Если у Вас мистическое сознание, то всё так и было.

Ещё есть миф о Пушкине и зайце, который спас поэта. В декабре 1825 года, как раз накануне восстания в Петербурге, у Пушкина возникло непреодолимое желание покинуть Михайловское, нарушив тем самым все правила домашнего ареста, и явиться в Петербург.  Он уже выехал, но ему дорогу перебежал заяц. Заяц — это, как чёрная кошка. Александр Сергеевич заметил зайца — не остановился. Тогда через какое-то время ещё один заяц появился. Теперь уже точно — надо поворачивать. И не поехал Пушкин в Петербург, и без него произошло восстание. А когда позже, на аудиенции с императором, тот спросил поэта, где бы он был 14 декабря, Пушкин гордо ответил, что с друзьями на площади. Государь-император оценил его честность и прямоту и зауважал. Верите?

Есть ещё миф о перстне-талисмане. Елизавета Воронцова подарила Пушкину на прощанье перстень. Этим завершались их романтические отношения. Естественно, подарок был дорог. У Пушкина есть стихотворение «Талисман»:

«Храни меня, мой талисман. Храни меня во дни гоненья, во дни отчаянья, волненья. Ты в день печали был мне дан…»

Это факты биографии и творчества поэта. Но потом, говорят, Пушкин не снимал этого перстня никогда, а вот в день дуэли снял и забыл дома. И был смертельно ранен. Именно поэтому. Верите?

Разве Пушкин менее интересен без этих занимательных историй? Он так умён, образован, остроумен, позитивен, прозорлив. Мало его гениального творчества, читайте его  откровенные эмоциональные письма. А про «суеверия» лучше всего сказал человек, который был его другом.

«Пушкин, я думаю, был иногда и в некоторых отношениях суеверен; он говаривал о приметах, которые никогда его не обманывали, и, угадывая глубоким чувством какую-то таинственную, непостижимую для ума связь между разнородными предметами и явлениями, в коих, по-видимому, нет ничего общего, уважал тысячелетнее предание народа, доискивался и в нём смыслу, будучи убеждён, что смысл в нём есть и быть должен, если не всегда легко его разгадать».

Это Владимир Даль. Ключевые слова в этой цитате, на наш взгляд:

«… уважал тысячелетнее предание народа, доискивался и в нём смыслу, будучи убеждён, что смысл в нём есть…».

 

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА