Лян Юй, виртуоз игры на пипе, древнем китайском инструменте. (Shen Yun Performing Arts)  | Epoch Times Россия
Лян Юй, виртуоз игры на пипе, древнем китайском инструменте. (Shen Yun Performing Arts)

Духовный смысл музыки

Виртуоз Лян Юй о выборе справедливости через искусство
Автор: 28.03.2022 Обновлено: 28.03.2022 09:45
На сцене в танце разыгрывалась эмоциональная история, действие которой происходит в материковом Китае. У молодой пары, практикующей духовную практику Фалунь Дафа, только что родился первенец. Это должна была быть счастливая история, но вскоре пару похитили и подвергли пыткам, а их новорождённый остался сиротой.

Эта начальная сцена привела Лян, виртуозно играющую на китайской лютне, в жуткое напряжение.

«У меня в жизни был подобный опыт. Я стала свидетелем ареста моей мамы», — рассказала Лян в видео, размещённом на новом веб-сайте Shen Yun Performing Arts, Shen Yun Creations.

Преследование за веру

«Я отчётливо помню этот день осенью 1999 года. Я и мама, в компании нескольких соседских женщин, пошли в местный парк, чтобы вместе медитировать», — вспоминает Лян.

Они занимались Фалуньгун , практикой духовной медитации, которая учит принципам истины, доброты и терпения. В начале 1990-х годов Фалунь Дафа быстро распространялся, и за десять лет в материковом Китае насчитывалось около 100 миллионов практикующих.

«Когда они выполняли второе упражнение, я увидела, что к нам приближается несколько машин. Тогда я дёрнула маму за руку и сказала, что думаю, что её сейчас арестуют. Я сильно испугалась, — объяснила Лян. — Всё произошло на моих глазах. Подошли эти люди, а потом стали всех растаскивать по фургонам».

В 1999 году лидер компартии Китая Цзян Цзэминь приказал уничтожить Фалунь Дафа, также известную как Фалуньгун. Практикующих арестовывали, отправляли в исправительно-трудовые лагеря и центры перевоспитания. Многие арестованные были замучены до смерти.

Лян была совсем маленькой, и полицейские её не арестовали.

В конце концов, мать Лян освободили, но в течение следующих двух лет её ещё четыре раза сажали в тюрьму за веру.

Как верующий человек, живущий при партийном режиме, мать Лян хотела, чтобы у её дочери было лучшее будущее. Много лет она поддерживала талант Лян в игре на пипе, и очень хотела, чтобы дочь попала в хороший ансамбль.

И однажды, мама сказала Лян, что Shen Yun принял её заявление. По воле судьбы крупная арткомпания, основанная в Америке, нуждалась в высококвалифицированных музыкантах, играющих на традиционных китайских инструментах, таких как пипа.

Родители приехали в аэропорт, чтобы проводить Лян. Она знала, что увидятся они не скоро. Они мало говорили, и старались «насмотреться» на друг друга впрок.

«Эта поездка в Америку казалась мне прыжком в другой мир. А после того, как я познакомилась с творческой составляющей ансамбля, мне было сложно преодолеть некоторый ступор. Ведь Shen Yun непосредственно показывают преследование Фалуньгун», — объяснила Лян.

Одновременно со ступором, Лян чувствовала, что её предназначение присоединиться к компании, и с помощью своего таланта рассказывать миру правду о преследовании верующих людей компартией Китая

Эта деятельность снова подвергла её семью риску.

«У компартии есть множество способов терроризировать людей и усложнять их жизнь, поэтому я сильно беспокоилась за безопасность родителей и чувствовала, что никогда больше не увижу их. Пока не прекратится преследование, я не смогу вернуться», — отметила Лян.

В тот момент она получила уроки из традиционной китайской культуры.

«Многие известные люди в истории, когда собирались что-то сделать, никогда не задумывались об успехе и провале. Они смотрели на это с нравственной точки зрения, — уточнила она.- Если это было морально оправдано, они брались за него. Если же шло вразрез с их совестью и нравственностью, даже если имело выгоду, они этого не делали. Я всегда вспоминаю об этом, когда думаю о преследовании».

Несмотря на её печальный опыт в Китае, Лян сказала, что он углубил её понимание искусства и способность интерпретировать музыку.

Роль артиста

Именно мать Лян проложила ей путь к музыке. Когда она была маленькой, мать привела её в магазин музыкальных инструментов и попросила выбрать то, что Лян понравится. Девочка закрыла глаза, покружилась, остановилась и указала на инструмент грушевидной формы, и она выбрала его.

«Я сказала маме, что если она не позволит мне научиться на нём играть, то я никогда не буду учиться», — пояснила Лян.

В средней школе она участвовала в национальных конкурсах. Часто становилась победительницей в старших классах и колледже. В то время музыка для Лян, как и для многих молодых профессионалов, вращалась вокруг конкурсов. Это было похоже на спорт.

«Мы соревновались в беглости, технике и сложности», — сказала она.

С тех пор, как она присоединилась к Shen Yun, её взгляды изменились.

«Великое искусство и великая музыка не должны оцениваться только по этим стандартам. Есть поговорка: «Горы не высокие, но они знамениты, если там живут бессмертные. Водоёмы не глубокие, но если в них есть дух, то там живут драконы», — объяснила Лян. — Что-то вдохновляет не техникой, а душевным внутренним смыслом».

«Это я поняла постепенно после того, как присоединилась к Shen Yun, — сказала она. — Когда играешь, стараясь обыграть конкурентов, то музыка тоже звучит неспокойно. Но если я сохраняю спокойное и безмятежное сердце, то, как бы оно ни было сыграно, всё равно будет звучать приятно».

После присоединения к труппе классического китайского танца Лян изменилась и повзрослела, как артистка и личность. Она связывает это с традиционной культурой и универсальными ценностями Shen Yun.

Главная миссия

Слоган компании в этом году многие назвали смелым: «Китай до коммунизма». Миссия компании с момента её создания заключалась в том, чтобы возродить 5000-летнюю китайскую цивилизацию. Каждый год Shen Yun показывает зрителям через музыку и танцы красоту того, что когда-то называлось Поднебесной. Древний Китай был глубоко духовным, и на протяжении пяти тысячелетий, основываясь на гармонии неба, земли и человечества. Возможно, это смелое начинание.

«Я искренне верю, что Shen Yun — уникальная группа артистов», — сказала Лян.

«Всё, что делает Shen Yun, настойчивость, влияние и наследие Shen Yun, а также истории, которые он рассказывает, составляют сущность традиционной китайской культуры. Это самая красивая часть культуры».

Лян узнала много нового о своём наследии

«В танцах Shen Yun я открыла для себя многие ценности традиционной культуры: уважение к Небесам и к богам, сострадание, целостность, уважение, мудрость, надёжность, верность, сыновнее почтение, честность, честь, мужество, — сказала она. — У древних есть поговорка: «Я хочу жить и быть праведным». Когда человек не может иметь того или другого, он должен оставить жизнь ради праведности».

«Мой опыт взросления и опыт практикующих Фалуньгун показали мне много примеров борьбы за правое дело, — уточнила Лян. — Как и миссия Shen Yun, как и действия моей мамы в прошлом, всё это вдохновило меня оставаться непоколебимой в вере и праведности».

В 2018 году Лян и её семья воссоединились в Северной Америке, но преследование со стороны компартии продолжается.

На каждом спектакле, когда поднимается занавес, Лян, глядя на зрителей, помнит причину, почему она это делает.

«Сколько бы мне не пришлось выстрадать, вынести, я готова это делать, — сказала она. — Я знаю, что это того стоит».

The Epoch Times  является почётным спонсором Shen Yun Performing Arts. Мы освещаем реакцию публики с момента основания компании Shen Yun в 2006 году.

 

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА