Японская ткачиха Соноко Сасаки сматывает шёлковую нить в пряжу, чтобы сделать сырой шёлк, используя традиционную технику ткачества цумуги-ори. «Соноко Сасаки, из «Мастерская чудес, 2020», — фотограф Ринко Каваучи. (Rinko Kawauchi/Michelangelo Foundation)
 | Epoch Times Россия
Японская ткачиха Соноко Сасаки сматывает шёлковую нить в пряжу, чтобы сделать сырой шёлк, используя традиционную технику ткачества цумуги-ори. «Соноко Сасаки, из «Мастерская чудес, 2020», — фотограф Ринко Каваучи. (Rinko Kawauchi/Michelangelo Foundation)

Бережное отношение к японским традициям, «живому национальному достоянию»

Японские национальные традиции бережно передаются новым поколениям
Автор: 24.07.2022 Обновлено: 24.07.2022 10:16
Японский фотограф Ринко Каваучи запечатлел спокойную и вечную сцену, когда ткачиха Соноко Саския, стоя на коленях, из шёлковой нити сматывает пряжу на прялке.

Традиционное кимоно и прялка Соноко восходят к прошлому, но сегодня она делает шёлк-сырец, известный как «эпонжи».

Соноко использует традиционные методы: делает красители из листьев и трав для окрашивания пряжи, а затем применяет технику ткачества цумуги-ори, в которой для изготовления ткани используются сброшенные коконы тутового шелкопряда.

Соноко — одна из 12 японских мастеров, которых Ринко сфотографировала за работой в своих мастерских для серии фотографий «Мастерская чудес, 2020». 12 ремесленников являются живым национальным достоянием, которым присуждена японским правительством после Второй мировой войны пожизненная награда за защиту и сохранение традиций страны. Всего получателей награды 116, каждый из которых получает ежегодную стипендию, и ремесленники могут попасть в список только посмертно.

Знакомство с традиционным японским мастерством

Фотографии Ринко подчёркивают богатые древние традиции Японии. На её проницательных снимках за работой запечатлены ткачи, керамисты, красильщики тканей, производители кимоно, краснодеревщики и кукольники.

На одной фотографии художник по бамбуку Нобору Фудзинума сидит на корточках, держась за бамбуковое растение. Он похож на доктора, измеряющего пульс пациента. Только Нобору не слушает сердцебиение, а осматривает диаметр, кривизну и расстояние между бамбуковыми растениями, ищет подходящее растение для каждого создаваемого им предмета. Он просматривает сотни бамбуковых растений, прежде чем найдёт подходящее для плетения или оплетения предмета, используя технику династии Тан VIII в. (китайская).

Ринко также сфотографировала Комао Хаяси, производителя кукол тосо, который использует технику XVII в. Он вырезает туловище куклы из древесины павловнии, лёгкого твёрдого дерева с высоким отношением прочности к весу, чем пробковое дерево. Затем смешивает опилки павловнии с разными пшеничными крахмалами, чтобы создать тосо, среду для лепки, которая затвердевает при высыхании.

Комао формирует тело куклы, нанося слои тосо на деревянное туловище. Когда он высохнет, Комао вырезает черты лица куклы на тосо. Он использует бумагу васи и порошок из морских ракушек, называемый «гофун», чтобы имитировать кожу, а затем одевает куклу в ткань или в бумагу васи.

Согласно «Справочнику по оценке японских традиционных ремёсел», куклы на протяжении веков являются частью японской культуры. В японском шедевре начала XI века «Повести о Гэндзи» рассказывается о детях, играющих в куклы. Кукольное производство процветало в Японии в период Эдо (1603–1867), и каждый аспект японской культуры отражён в куклах.

Куклы тосо Комао берут свои позы, жесты и выражение лица из традиционных японских исполнительских искусств, таких как театр Но, из кёмай, танца в киотском стиле, основанный в киотском дворе и кёгэн, комической интерлюдии, используемых между актами театральных постановок Но, и это лишь некоторые из них.

Посетители Венеции, Италия, рассматривают фотографии Ринко на выставке «Мастерская чудес» в Кипарисовом монастыре в стиле Ренессанс Фонда Джорджио Чини. Предметы, сделанные 12 японскими мастерами, также представлены на соседней выставке «Сад 12 камней», которую курируют Наото Фукасава и Токуго Учида.

Работы включают в себя кимоно, лакированную арфу, бамбуковую корзину для цветов, посуду Бидзэн и Имбэ, привезённую из японской префектуры Окаяма (ранее Бидзэн) и являющуюся одним из шести древних гончарных стилей страны, а также деревянные шкатулки интарсии (коробки с деревянными вставками) и другие материалы, такие как слоновая кость и перламутр.

Посетители выставки получают беспрецедентное представление о том, как бережно относятся к старинным японским ремёслам и, надеюсь, сохранятся их на века.

Обе выставки являются частью «Homo Faber Event 2022». Занимая почти акр территории Фонда Джорджио Чини в Сан-Джорджо-Маджоре, «Homo Faber» принимает у себя в этом году 15 выставок, посвящённых европейскому мастерству и живым национальным японским сокровищам. Мероприятие, организованное базирующейся в Женеве некоммерческой организацией «Фонд творчества и мастерства Микеланджело», до 30 мая представит лучшие образцы европейского мастерства в Венеции.

Лоррейн Феррье пишет об изобразительном искусстве и ремесленничестве для газеты The Epoch Times. В центре её внимания — мастера Северной Америки и Европы, которые наполняют свои произведения красотой и традиционными ценностями. Особое внимание автор уделяет редким и исчезающим видам искусства.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА