Братья Третьяковы. Павел (слева) и Сергей (справа)
Фото: infonotes.ru | Epoch Times Россия
Братья Третьяковы. Павел (слева) и Сергей (справа) Фото: infonotes.ru

Бесценный дар братьев Третьяковых

Московская Третьяковка — один из самых знаменитых музеев мира
Автор: 27.01.2022 Обновлено: 27.01.2022 18:45
В 2022 году исполнится 130 лет со дня передачи Павлом Михайловичем Третьяковым в дар городу Москве богатейшей коллекции произведений отечественного изобразительного искусства. Частное собрание П. М. Третьякова, радовавшее истинных любителей искусства с начала 1870 годов, когда в комнатах собственного дома предпринимателя появились первые зрители, обрело новый статус.

Таким образом, 130 лет назад в Москве появилась ещё одна достопримечательность — Московская городская художественная галерея, к названию которой, по требованию граждан города, были прибавлены слова «братьев П. и С. М. Третьяковых». Сегодня московская Третьяковка — один из самых знаменитых музеев мира. У нас есть повод поговорить о семье Третьяковых, вспомнить с удивлением и благодарностью людей, чьи деяния навсегда вошли в анналы истории русского искусства и российского бизнеса.

Старый купеческий род Третьяковых из Малоярославца. В Москве Третьяковы появились в конце XVIII века. Небогатый купец Захар Елисеевич Третьяков купил в Замоскворечье домик с мезонином и занялся бизнесом — торговлей холстом и кружевами. Было у купца семеро детей. Сыновья продолжили торговое дело отца после его смерти. Сын Михаил Захарович, умный и оборотистый, удачно женился на купеческой дочке и взял за неё хорошее приданое. Молодой семье Бог даровал детей. В 1832 году 15 декабря, в день Святого Павла, родился у них первенец. По имени святого и дано ему было имя при крещении. Через год с небольшим родился второй сын — Сергей. А затем пошли дочки. Всего в семье было одиннадцать детей.

Михаил Захарович Третьяков был человеком незаурядным. Он был умён в разговоре, ещё умнее в делах торговых, а ещё умнее, что называется, по жизни.

В 1835 году в типографии Московского университета вышла книжечка «Цветы нравственности», собранные из лучших писателей к назиданию юношества Михаилом Захаровичем Третьяковым.

Бесценный дар братьев Третьяковых

Вот некоторые цитаты из этой книги:

«Что такое Отечество? Страна, где мы родились; колыбель, в которой мы взлелеяны, воздух, которым мы дышали; земля, где лежат кости отцов наших и куда мы сами ляжем…

Любить Отечество и ему служить есть непременный долг каждого человека.

Никто не может быть счастлив вне своего Отечества, где сердце его научилось разуметь людей. Никаким народом нельзя заменять сограждан.

Истинное величие народов основано не на богатстве, а на возвышенности духа, способного к великим предприятиям, и на твёрдости характера, готового ко всем пожертвованиям.

Народ, не имеющий сих качеств, не может достигнуть высокой славы и могущества».

Напомним, что это мысли не политического деятеля, не писателя, не журналиста, а небогатого московского купца.

Автор «Цветов нравственности» приложил немало усилий, чтобы приведённые в систему мысли о жизни, о долге, о труде нашли отклик в сердцах современников. Ещё более Михаил Третьяков старался, чтобы этими мыслями было проникнуто воспитание сыновей в его семье — Павла и Сергея. Возможно, эта книга использовалась в годы обучения сыновей грамоте в роли прописи.

По тому, что оставили братья Третьяковы своему Отечеству, мы можем судить о том, что мысли и мечты своего отца они не только хорошо усвоили, но и осуществили. Поэтому, вспоминая с благодарностью братьев Третьяковых, нельзя не вспомнить имя их отца, русского купца Михаила Захаровича Третьякова.

Молодые москвичи Павел и Сергей Третьяковы учились торговать. Например, Павел с 15 лет вёл всю бухгалтерию бизнеса отца. Считать он умел хорошо. В свободное же время братья Третьяковы увлекались театром и собиранием антиквариата. Их интересовали редкие книги, иконы, картины, гравюры. Третьяковы с юных лет не жалели заработанных денег на покупку произведений искусства. У каждого образовался свой круг интересов. Павел любил всё русское, а Сергей — западноевропейское. Братья были дружны. Не только родство сближало этих людей, но и общее дело, и духовные запросы.

Когда пришло время, молодые Третьяковы женились. Семьи получились хорошие, крепкие. Отцы семейств с успехом вели бизнес, занимались воспитанием детей в православных традициях и продолжали собирать свои коллекции.

Нужно сказать, что многие московские купцы издавна собирали старинные иконы и книги. Какая-то тяга к сохранению родного прошлого руководила ими. А дворяне всегда гордились своими коллекциями западноевропейской живописи. Русская школа тогда только давала себя знать, и знатные меценаты не спешили с её признанием, украшая свои дворцы полотнами европейских мастеров. В 1850-е годы мысль о создании общественной галереи русского искусства уже была близка многим, в первопрестольной усиленно заговорили о необходимости создания национальной галереи. Попытки образования музея русской живописи предпринимались не раз, но ограничивались они возможностью посещения частных галерей.

В 1851 году архитектор Московской дворцовой конторы Е. Д. Тюрин предпринял свою попытку основать публичную галерею на основе собственного собрания картин. Их у него было около четырёхсот. Это было большое событие в Москве. Газеты писали:

«Созерцая картины г. Тюрина, не знаешь, чему более дивиться: огромному ли их количеству…или необъятному труду и терпению, с каким они собраны, или, наконец, тому благородному самоотверженному чувству, которое постоянно двигало душою почтенного знатока-труженика…».

Несомненно, Павел и Сергей Третьяковы были свидетелями этого события в культурной жизни Москвы. Они также знали, что Е. Д. Тюрин открыл по воскресным дням свободный доступ в свою галерею всем желающим. Много шума наделало обращение Тюрина к обществу «О пользе открытия в Москве общественной картинной галереи»:

«По мнению нашему, понятие об искусствах так же необходимо, как и всеобщая грамотность».

Затея Тюрина не удалась, но идея, высказанная им, не давала покоя москвичам.

Между тем бизнес Третьяковых процветал. В середине 1850 годов они приобрели фабрики в Костроме, и именно к этому времени относится покупка Павлом Третьяковым двух картин русской школы, которые легли в основание будущего музея. Это картина художника В. Г. Худякова «Стычка с финляндскими контрабандистами» и вторая — полотно Н. Г. Шильдера «Искушение».

Коллекционирование картин требовало немалых денег, но с чем сравнить те чувства, переполнявшие сердце при появлении в доме новых живописных полотен.

Круг знакомств среди русских художников у Павла Михайловича постоянно расширялся. Двери его дома всегда были открыты для них. Приезжали и знакомые, и незнакомые. Привозили свои картины. Собирались по вечерам, чтобы поговорить о живописи. Каждая новая покупка несказанно радовала Третьякова. Он часто до позднего вечера оставался в комнате один на один с картиной. А рано утром заходил за ней, чтобы разместить на особом месте.

Он считал, что ночью во сне и приходит настоящее впечатление от живописного полотна. Он глубоко был убеждён, что картины нельзя вешать просто на свободное место. Картина с картиной часто не уживается, как человек с человеком. У Павла Третьякова, по мнению многих, было какое-то особое чутьё на живописное воспроизведение человека и природы. Он стал бывать в мастерских и студиях, заказывать картины. Благодаря художникам, Третьяков познакомился со знаменитыми писателями-современниками: И. С. Тургеневым, Ф. М. Достоевским, Л. Н. Толстым. Теснились и теснились старые картины в доме Третьякова, уступая место новым приобретениям.

Торговые дела Третьяковых требовали, чтобы Павел Михайлович в 28-летнем возрасте нотариально заверил «завещательное письмо». И вот что он завещал: капитал, полученный от отца, разделить между братом Сергеем и сёстрами.

«Капитал же в 150 тысяч рублей я завещаю на устройство в Москве художественного музеума или общественной картинной галереи и прошу… непременно исполнить просьбу мою».

Он просил наследников советоваться с людьми опытными, понимающими и любящими искусство и, что особенно важно, живущими по православию и любящими Отчизну.

Особо он обращался к брату Сергею как единомышленнику в сфере собирания картин:

«Прошу вникнуть в смысл желания моего, не осмеять его и понять… для меня, истинно и пламенно любящего живопись, не может быть лучшего желания, как положить начало общественного, всем доступного хранилища изящных искусств, принесущего многим пользу, всем удовольствие».

В формальном документе двадцативосьмилетний человек высказал всё, чем жил последнее время. Бог дал Павлу Михайловичу годы жизни, чтобы он сам осуществил задуманное.

Коллекция русской живописи продолжала расти: помимо покупавшихся регулярно картин в собрание поступали заказные портреты, а также выбранные Третьяковым картины с выставок. К 1872 году собрание картин насчитывало более полутора сотен. Коллекция Третьякова была уже хорошо известна в России. Желающих познакомиться с частной галереей было много. Двери были открыты для всех. Особенно уважаемых знакомых гостей Третьяков сам знакомил со своим собранием.

Незнакомых людей встречала жена Павла Михайловича Вера Николаевна, она водила гостей по комнатам дома и рассказывала о картинах и их авторах. Жилого дома уже явно не хватало для разросшейся коллекции, и было решено делать пристройку именно для галереи. В 1874 году здание галереи было отстроено, и началась самая интересная для Третьякова работа — размещение картин. Картины были развешаны на двух этажах галереи, и многочисленные посетители могли познакомиться с коллекцией, уже не тревожа хозяев.

В 1892 году в Москву из Петербурга пришла весть о смерти Сергея Михайловича Третьякова. В духовном завещании было следующее:

«… брат мой, Павел Михайлович Третьяков выразил мне своё намерение пожертвовать городу Москве свою художественную коллекцию…».

Высказывая своё согласие с решением старшего брата, Третьяков-младший завещал: «взять для присоединения к своей коллекции, дабы в ней были образцы произведений и иностранных художников, всё то, что он найдёт нужным, с тем, чтобы взятые им художественные произведения получили то же назначение, какое он даст своей коллекции».

Глубоко переживая кончину любимого брата и единомышленника, Павел Михайлович сосредоточился на исполнении его последней воли. В письме художественному критику Стасову Третьяков писал:

«Коллекцию брата моего я могу, в силу завещания взять в свою, и я её, разумеется, возьму и впоследствии помещу отдельно, но в этом же доме; она так и останется, к ней не прибавится ни одной иностранной картины, моё же русское собрание, надеюсь, — если буду жив — будет пополняться. Брат, кроме картин, передаваемых в моё собрание, завещал городу: половину, принадлежащую ему, дома и капитал, на проценты с которого приобретать русские живописные или скульптурные произведения.

Чтобы сделать возможным утверждение завещания, я должен буду теперь же передать в дар городу мою часть дома и собрание русской живописи…с условием пожизненного пользования квартирой и заведования учреждением. Сведений о себе я Вам не дам, так как очень не люблю, когда обо мне что-нибудь печатается».

Через месяц с небольшим после кончины брата Павел Михайлович отправил в городскую Думу Москвы заявление о передаче собрания картин братьев Третьяковых вместе с домом родному городу. Павел Михайлович писал:

«Озабочиваясь, с одной стороны, скорейшим выполнением воли моего любезнейшего брата, а с другой — желая способствовать устройству в дорогом для меня городе полезных учреждений, содействовать процветанию искусств в России и вместе с тем сохранить на вечное время собранную мною коллекцию, ныне же приношу в дар Московской городской думе всю мою картинную галерею со всеми художественными произведениями…»

Открытие галереи в новом статусе — «Городская художественная галерея Павла и Сергея Михайловичей Третьяковых» — состоялось 15 августа 1893 года.

На торжестве присутствовал император Александр Третий.

«Моя идея была, с самых юных лет, наживать для того, чтобы нажитое от общества вернулось бы также обществу (народу) в каких-либо полезных учреждениях; мысль эта не покидала меня во всю жизнь», — писал Павел Михайлович любимой дочери в марте 1983 года.

И вот эта главная идея жизни Третьякова осуществилась. До конца жизни галерея оставалась для мецената радостью, вдохновением и предметом забот и попечений. Умер Павел Михайлович Третьяков 4 декабря 1898 года. Последними его словами были: «Берегите галерею».

Как сложилась судьба Третьяковской галереи после смерти её основателей, как живёт она сейчас — отдельный интересный разговор.

В заключение хочется добавить, что Государственная Третьяковская галерея анонсирует открытие нового музея в Москве — «Дома Павла и Сергея Третьяковых». Это событие состоится 29 января 2022 года. Предполагается сделать музей местом встреч современных благотворителей.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА