Фото: любезно предоставлено SopelStudioInc | Epoch Times Россия
Фото: любезно предоставлено SopelStudioInc

Канадский скульптор по нефриту Лайл Сопел создаёт шедевры для коллекционеров по всему миру

Мастер-скульптор превращает грубые валуны драгоценных камней в изобразительное искусство
Автор: 19.11.2022 Обновлено: 20.11.2022 10:55

В своей студии в тихом пригороде Ванкувера Лайл Сопел может найти себя среди какофонии пронзительного шума, отдаваясь редкому виду искусства.

Скульптор превращает грубые валуны драгоценных камней в изобразительное искусство, выражающее «глубокое чувство и эмоциональную историю».

«Это помогает ощутить присутствие Бога», — говорит он.

Аккуратное рабочее пространство скульптора свидетельствует о методичном мышлении: карандашные наброски, прототипы из глины и неровные валуны разных форм, размеров и цветов, ожидающие своей участи.

Для неспециалиста плиты нефрита, тигрового глаза и небесно-голубого лазурита кажутся просто кусками камня. Но для опытного художника по драгоценным камням, чьи работы хранятся в коллекциях королевских семей, глав государств и знаменитых ценителей искусства, эти камни вот-вот обретут собственную жизнь.

«Мне нравится вдохновляться камнем, это мой любимый подход», — говорит художник, беря в руки кусок тёмно-зелёного минерала и любуясь им с любовью настоящего мастера. Его воображение чудесным образом видит в неровных камнях львиную голову, пушистого дятла или даже самого Будду.

«Я могу наполнить нефрит любыми чувствами. Это часть меня», — говорит Сопел, сравнивая камень с пустым сосудом, твёрдым и полупрозрачным, который ждёт, когда мастер наполнит его эмоциями и содержанием.

Он создаеёт дух летящей птицы, изображает душу лосося и передаёт радость греческой царицы-богини Амфитриты, мчащейся через бушующий океан на своей колеснице, сделанной из мрамора, золота и сверкающего белого кварца.

Любовь Сопела к миру природы развилась ещё в детстве, когда он гонялся за лягушками и исследовал леса своего родного города Ричмонда в Британской Колумбии. Однако его приход в мир искусства не был предопределён его родителями. Возможно, именно европейское происхождение вдохновило Сопела на поездку в Европу в возрасте 19 лет, пробудив в нём творческое призвание.

«Я посетил все крупные музеи, увидел работы Леонардо да Винчи, познакомился со скульпторами эпохи Возрождения, такими как Микеланджело, с реализмом Донателло», — говорит Сопель.

По возвращении на Западное побережье он поступил в колледж Лангара факультет изобразительного искусства с намерением стать преподавателем керамики.

«Мне нравилось лепить горшки — это было очень тактильно».

«Это было божественное вмешательство, — рассказывает Сопель. — Я поднял голову и через окно соседнего класса увидел, что там происходит».

«Они занимались скульптурой… лепили женщину из глины, и я понял, что попал не в тот класс. Я хотел быть именно там. Я поменял все свои классы, стал заниматься скульптурой и сразу перешёл в эту среду».

В середине 70-х годов молодой, стремящийся в мир искусства Сопел окончил школу. В то же время в северной части Британской Колумбии только что обнаружили нефрит, «как во время золотой лихорадки; это было огромное открытие», вспоминает Сопел.

«Идея работы с нефритом бурно обсуждалась в мире искусства».

Его наняли в небольшую горнодобывающую компанию, и дали кусок нефрита, считавшегося в древней китайской культуре камнем небес, и сказали:

«Давайте посмотрим, что вы можете с этим сделать».

Сопел улыбается, вспоминая, как впервые взял нефрит в руки:

«Это действительно загадка. Из самого грубого, бесформенного предмета, который только можно себе представить, он превращается в сверкающий, полупрозрачный чудо-камень. Теперь нефрит — это часть меня, это как продолжение моей руки».

В течение трёх лет он работал с частным инвестором, который финансировал его расходы, пока он оттачивал своё мастерство, разрабатывал инструменты для достижения того, что другие считали невозможным, и провёл свою первую официальную выставку, на которой все 90 его скульптур были проданы одному коллекционеру.

С этого момента его известность набирала обороты он стал ведущим художником в павильоне Канады на Всемирной выставке 1984 года, а затем открыл студии на острове Ванкувер, в Северном Ванкувере, а сегодня и в нижней части материковой части Ванкувера.

Не имея наставников, только черпая что-то из фотографий российского художника-ювелира конца XIX века Карла Фаберже, Сопель учился изобретать инструменты и методы, даже изучал архитектуру, чтобы выполнить высокое поручение – спроектировать и создать самого большого нефритового Будду в Северной Америке.

«Я должен был оставаться непоколебимым и найти ту неподвижность внутри моего существа, в которой я мог бы стать единым целым с камнем. Парадокс заключался в том, что я мог быть одновременно напряжённо активным и молчаливым свидетелем процесса».

У каждого художника есть своя большая мечта, и для Сопела это «огромная нефритовая скульптура в центре Ванкувера, привлекающая посетителей и являющаяся символом города».

По его замыслу, скульптура будет иметь форму диска, вдохновленного китайским артефактом «би» (исторически нефритовый диск би указывал на высокие моральные качества владельца), с отверстием в центре в качестве линзы для наблюдения гор и моря.

С помощью этой скульптуры он стремится пробудить в людях связь с духовным и природным миром.

«Мы стоим на земле, но это будет окно, через которое можно заглянуть на небеса».

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА