Борис Кустодиев в 1903 году. Общественное достояние | Epoch Times Россия
Борис Кустодиев в 1903 году. Общественное достояние

Борис Кустодиев: творчество как приглашение на праздник жизни

Творчество художника хорошо знали и любили в дореволюционной России. Ценили и в Европе
Автор: 03.03.2022 Обновлено: 03.03.2022 11:39
Его картины — настоящий «праздник русской жизни». Иностранцы, побывавшие на его выставках в начале XX века, говорили, что после знакомства с его картинами хочется русской снежной зимы, хочется сесть в сани, запряжённые в тройку, укутаться в соболью шубу, обнять дородную красавицу и помчаться в какой-нибудь трактир есть блины с икрой.

Но перед блинами обязательно выпить рюмку водки. А на заснеженных улицах пусть гуляют нарядные люди. Ведь такая у вас, русских, Масленица? А разве нам, русским, глядя на его картины сегодня, не хочется такого же праздника? И разве мы не согласимся с современником художника, утончённым эстетом Александром Бенуа, который сказал об этом живописце в 1911 году:

«Счастливый, щедрый, праздничный талант».

Тогда никто не мог знать, что пройдёт немного лет и страшная болезнь превратит этого талантливого человека в инвалида. Его обезболивающим лекарством будет работа. А картины его никогда не выдадут страданий. Его реальная жизнь будет сосредоточена в одной комнате, а мир его живописи навсегда останется огромным и праздничным. Знаменитый Фёдр Шаляпин, чей портрет когда-то написал этот художник, сказал о нём:

«Много я знал в жизни интересных, талантливых и хороших людей, но если я когда-нибудь видел в человеке действительно высокий дух, так это в Кустодиеве…»

Борис Михайлович Кустодиев родился в марте 1878 года. Его отец был профессором истории литературы и философии. Он преподавал логику в духовной семинарии. В семье профессора было четверо детей. Михаил Кустодиев умер, когда будущему художнику не было и двух лет. Вдова, чтобы прокормить детей, занялась вышиванием на заказ и игрой на рояле по праздникам в богатых семьях.

Сын Борис учился в местной церковно-приходской школе, а затем в гимназии. Когда Борису было девять лет, в Астрахань приехала выставка Товарищества передвижников. Каждый раз Бориса приходилось силой уводить от полотен Сурикова, Васнецова, Поленова, Шишкина. Заметив у мальчика способности к рисованию, его дядя стал оплачивать частные уроки, которые брал Борис у выпускника Петербургской Академии художеств.

Способностей, знаний, навыков и умения Бориса Кустодиева было достаточно, чтобы в 1896 году поступить в Высшее художественное училище при Императорской академии художеств. Уже на втором курсе Борис Кустодиев стал учеником Ильи Репина. В это время Репин работал над огромным живописным полотном «Торжественное заседание Государственного совета» (1901–1903 гг. Русский музей, Петербург). Мастер доверил молодому художнику писание трети портретов на этой «многолюдной» картине. Казалось бы, получив такую «путёвку в жизнь», быть Борису Кустодиеву хорошим портретистом. Однако для своей конкурсной работы художник выбирает жанровую тему «На базаре».

Осенью 1900 года молодой художник выехал вместе с сокурсником по Академии художеств в Костромскую губернию на поиски натуры. Эту осень он запомнил на всю жизнь. В старинном дворянском поместье Высоково произошла судьбоносная встреча Бориса Кустодиева и Юлией Прошинской, его единственной любовью и женой. Молодому восторженному художнику всё в этой девушке казалось необыкновенным. Рождённая в польской семье, она, как и он, рано потеряла отца. Мать, оставшаяся без средств с пятью детьми, решила, что маленькой Юлии будет лучше в семье богатых родственников. Юлия училась в Смольном институте и служила в Петербурге машинисткой, то есть, в соответствии с модой тех времён, была девушкой благородной, образованной и самостоятельной — сама зарабатывала себе на жизнь. Борису 22 года, а Юлии 20 лет. Они говорят и не могут наговориться.

Уже через три дня молодой художник решил писать портрет этой необыкновенной девушки. Юлия отшучивается, что позировать — это очень утомительное дело. Спасти её может только её терпение. Как покажет будущая жизнь, терпение и душевные силы этой женщины смогут убедить инвалида мужа, что жить стоит ради творчества и преодолевать жестокие боли легче с кистью в руке. А пока художник нарисовал свою двадцатилетнюю подругу и подарил ей рисунок. Это был не просто портрет, это было признание в любви:

«Я переживаю теперь самую лучшую пору моей жизни — пишу картину и чувствую, что я люблю, и что меня любят».

Они обвенчались в Петербурге в январе 1903 года. Борис Кустодиев ещё не раз в своей жизни писал портреты любимой жены. Во время той поездки в Костромскую губернию, где художник встретил свою судьбу, он смог привезти достаточно эскизов для задуманного полотна «На базаре». За эту картину он получил академическую золотую медаль, звание художника и право на поездку за границу на казённый счёт. Ещё до окончания курса Кустодиев принял участие в международных выставках молодых талантов в Петербурге и Мюнхене и получил большую золотую медаль Международной ассоциации художников. И этот год оказался очень счастливым: венчание, успехи на художественном поприще, рождение сына Кирилла, поездки за границу. В декабре 1903 года была предпринят уже семейный вояж.

Вместе с женой и двухмесячным сыном художник отправился в путешествие по Франции, Германии, Италии, Испании. Художник изучал в музеях наследие западноевропейских мастеров, копировал знаменитые полотна. Это были учёба и работа. А вдохновляло его семейное счастье. Именно в это время написана новая картина «Утро»: молодая мать купает сына-младенца. От картины и сегодня волнами исходит любовь к миру, к женщине-матери, к ребёнку — к жизни. Эта картина — песнь не только материнству, но и отцовству. Ведь писал её счастливый отец и муж.

Через полгода Кустодиевы вернулись в Россию. Поселились в Костромской губернии у друзей художника, потом купили немного земли и стали строить собственный дом. Кустодиев с огромным удовольствием занимался многими строительными делами, плотничал, вырезал наличники на окна. В 1905 году у супругов родилась дочь Ирина.

Юлия и Борис являли собой удивительную пару в художественной среде. Напомним, они жили во времена Серебряного века, который наряду с прекрасными творениями искусства дал горький урожай исковерканных судеб людей искусства. В те времена не в моде были традиционные семейные отношения, не в моде было материнство и отцовство. Пожалуй, Кустодиевы — единственные супруги среди семей писателей, поэтов, актёров и художников своего времени, кто был счастлив в собственной семье.

Кустодиевым было так хорошо жить на свете вместе, что друзья-художники подарили им пародию на картину «Утро»: в ванночке еле помещаются двенадцать малышей, а мать не знает, что с ними делать. Из письма Кустодиева к жене:

«Ведь такое счастье, что ты любишь меня, у нас есть на что жить, мы здоровы, я даже боюсь за него…»

В первые годы нового века стал вырабатываться специфический «кустодиевский почерк». Особый взгляд на русскую деревню отчётливо сказался в полотне «Ярмарка» (1906), где прихотливо сочетаются приёмы народного искусства и увлечение стилистикой модерна. Темпера «Ярмарка», создана по заказу Экспедиции заготовления государственных бумаг как картина-лубок для запланированной серии «Народных изданий». В этом произведении, похожем на искусную аппликацию, автор достиг такой остроты характеристик и жизненности целого, о которых некогда только грезил, работая над дипломной работой «На базаре».

Что же всё-таки преобладает в творческом методе Кустодиева, реализм или фантазия? Чтобы ответить на этот вопрос, надо знать русскую провинцию такой, какой она была во времена Кустодиева, и тогда станет ясно, что изображаемое художником вовсе не пригрезилось ему, оно реально существует (или недавно существовало), ещё живёт в памяти старожилов, в истории города. Волга, её суда, пристани, пароходства, торговые площади, жизнь приволжского торгового люда — от мелочных торговок до солидных торговых фирм — всё изображено со знанием дела, показано очевидцем, современником, человеком, выросшим на великой русской реке, художником-аналитиком и поэтом одновременно.

Как художник Борис Кустодиев сформировался в русле русской демократической культуры. Большое влияние на его творчество имело творчество писателей-реалистов XIX века и живописи передвижников. В его картинах зритель с первого взгляда сможет узнать типичные русские черты. И всё же это не та Русь, которая предстаёт перед нами на картинах художников-передвижников. Борис Кустодиев открыл другую сторону России. В его полотнах нет показа тяжести народной жизни. На его картинах представлена радостная, идеализированная Русь, где царят звонкие краски и яркие узоры, и во всём ощущается материальный достаток.

«Масленица» (1916) — картина, воплотившая всю красоту и многоцветье русской жизни. Созданная по воображению и памяти, она поражает удивительной стереоскопичностью, панорамным охватом пространства и почти ювелирной проработкой деталей, что порождает чарующую двойственность восприятия — как проносящегося вдали видения и, одновременно, драгоценной крышки лаковой шкатулки. Для воплощения красочности праздника мастер находит форму, близкую народному искусству.

В этой околдованной чарами инея и заходящего солнца стране всё пронизано движением: мчатся тройки, мелькают пятна ярких красок, переливается множеством оттенков снег. Энергия движения и радость жизни словно стремятся расколдовать холодное царство зимы. Закатные лучи, растворяясь в морозном мареве, приобретают эмалевое свечение.

Художнику одинаково дороги шатры церквей и шатры каруселей. Для него это — олицетворение единой стихии народной жизни, наиболее ярко выразившейся в праздновании масленицы. Эта картина принесла Борису Кустодиеву широкую всероссийскую известность. С ним хотят познакомиться Максим Горький и Фёдор Шаляпин. Всемирно известный русский певец заказывает Кустодиеву свой портрет. Этот портрет, созданный тяжело больным Кустодиевым, считается вершиной творчества художника. Кустодиев старался сделать портрет живым и праздничным.

В портрете представлен первый план, за которым далеко внизу развёртывается огромное пространство. На усыпанных снегом холмах идёт гуляние. Видно множество мелких фигурок, мчащиеся сани, возле каруселей толпится праздничный народ. И на самом переднем фоне возвышается величественная фигура Фёдора Ивановича в распахнутой шубе.

Первые признаки болезни Борис Михайлович почувствовал в 1909 году. В 1911 году в Швейцарии было проведено несколько операций: опухоль спинного мозга. Художник несколько месяцев был прикован к постели в швейцарской частной клинике. Он писал жене:

«Прислала ты письмо, которое растревожило мои старые раны, — все эти вечно старые и вечно новые вопросы, которые и меня самого мучают не меньше тебя. Ты вот пишешь про чувство одиночества, и я вполне это понимаю — оно у меня ещё усиливается: сознанием, что я нездоров, что всё, чем другие живут, для меня почти уже невозможно… В жизни, которая катится так быстро рядом и где нужно себя всего отдать, участвовать я уже не могу — нет сил. И ещё больше это сознание усиливается, когда я думаю о связанных со мной жизнях — твоей и детей. И если бы я был один — мне было бы легче переносить это чувство инвалидности».

Она отвечала ему:

«Ты слепой, если когда-нибудь сомневаешься в моей крепкой и прочной привязанности к тебе…».

В 1916 году опять была операция. Теперь в Петербурге. Биограф Кустодиева пишет, что когда тот лежал с располосованной спиной, хирург сообщил жене художника, что необходимо пресечь нерв на позвонке. Надо выбирать, что оставить живым — руки или ноги?

«Руки! — чуть ли не в полный голос закричала Юлия Евстафьевна. — Он же умрёт без рук! Художнику без рук нельзя…».

Так в тридцать восемь лет он стал инвалидом. Друзья смастерили специальное кресло-каталку:

«Он подкатывал к своим полотнам и отъезжал от них, точно вызывая на поединок… грядущую смерть…».

Он сопротивлялся болезни, создавая особенный праздничный мир. Он сотворил некую сказочную страну — место прекрасной жизни и веселья русского народа.

Основными обитателями этой страны художник изобразил грузных купцов в меховых шапках и шубах, поддёвках и цилиндрах, нарядных купчих. Однако Кустодиев не только иронизирует над купеческим бытом, но и любуется его патриархальностью.

Работа над знаменитой «Купчихой» была начата в 1913 году. Образ купчихи впечатляет яркостью и статностью. Приветливо свежее и румяное лицо купчихи. Уложенные короной тугие косы увенчивают гордую голову.

Рада красавица гостям. Брови её слегка приподняты, блестят карие глаза. Женщина величава и прелестна. Казалось бы, ещё миг, и она степенно шагнёт и поклонится навстречу гостям. И станет тогда видна серебряная стёжка пробора, блеснут рубиновые серьги, сверкнёт огнём большая серебряная брошь, зашуршат тяжёлые складки шёлкового платья. Кажется, что опустит она степенно руку, чуть не касаясь кружевным платком земли, и прозвучит любезное сердцу «Добро пожаловать!». Недаром Фёдор Шаляпин говорил о картинах Кустодиева:

«…его яркая Россия, звенящая бубенцами и масленой… его балаганы, купцы и купчихи, его сдобные красавицы, ухари и молодцы — вообще все эти типично русские фигуры, созданные им по воспоминаниям детства, сообщают зрителю необыкновенное чувство радости. Только неимоверная любовь к России могла одарить художника… такою аппетитною сочностью краски в неутомимом его изображении русских людей».

Творчество Бориса Кустодиева хорошо знали и любили в дореволюционной России. Ценили его творчество и в Европе. Только три русских живописца удостоились чести разместить свои прижизненные автопортреты в знаменитой итальянской галерее Уффици: Орест Кипренский, Иван Айвазовский и Борис Кустодиев. В 1910 г. к нему с этой просьбой обратился министр народного просвещения Италии Луиджи Кредаро:

«Мы желаем пополнить нашу галерею произведением ныне живущего большого художника».

Так что за границей Кустодиева не просто знали. И, разумеется, после революции предлагали уехать. Дескать, что вам делить с этими большевиками, которые не понимают искусства. По воспоминаниям дочери, реакция Кустодиева была яростной:

«Папа даже побледнел от возмущения. „Я русский, и, как бы трудно нам всем здесь сейчас ни было, я никогда не покину свою Родину!“».

Умер Борис Кустодиев в мае 1927 года. Похоронен на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры.

Лариса Михайлова — филолог-преподаватель русского языка и литературы. Опыт работы — 40 лет. Окончила факультет русской филологии Самаркандского государственного университета. Специализация — журналистика. Публикуется в СМИ с 2005 г. С 2015 г. сотрудничает с The Epoch Times.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА