Венсан Дельевен из Лувра. (Radiant Life — Сияющая жизнь)
 | Epoch Times Россия
Венсан Дельевен из Лувра. (Radiant Life — Сияющая жизнь)

Нежность и неразгаданная тайна

Леонардо да Винчи «Богородица с младенцем и святой Анной»
Автор: 09.04.2022 Обновлено: 09.04.2022 10:59
Главный куратор итальянской живописи XVI века в Лувре Венсан Дельевен имел возможность наблюдать за реставрацией картины Леонардо да Винчи «Богородица с младенцем и святой Анной».

Он рассказал нам, почему это его любимое произведение эпохи Возрождения.

Композиция «Богородица с младенцем и святой Анной» очень символична. Леонардо да Винчи потратил почти 20 лет на её создание. С 1500 года до своей смерти в 1519 году он не переставал совершенствовать каждую деталь и трансформировать свои идеи.

Для него каждая часть картины была принципиальной, потому что он хотел изобразить нечто особенное — тот самый момент, когда Богородица согласилась отпустить Иисуса навстречу своей судьбе. Это раскрывает нечто очень тонкое: движение, между моментом, когда Христос возвращается в объятия Девы, и моментом, когда она отпускает его навстречу судьбе.

Что является основополагающим для Леонардо, так это выражение чувств, и особенно идеальное соответствие между движением тела и движением ума. Герои композиции: святая Анна, Дева Мария и Младенец — все они главные. У каждого есть особенная роль.

Мы видим, что Иисус берёт в руки агнца, символ приближающейся смерти, жертвенное животное. Он поворачивается и с некоторым озорством улыбается. Кажется, что он играет с животным, но на самом деле он оглядывается на мать и бабушку, чтобы узнать, понимают ли они истинное значение этого жеста, этой игры, которая была объявлением о его смерти. Он улыбается, чтобы в каком-то смысле, успокоить их.

На этот момент есть две разные реакции. Святая Анна, как бабушка, уже знает. Она знает, что эта смерть необходима для искупления человечества, и поэтому решает не вмешиваться. Она выглядит пассивной, но её широкая улыбка показывает, что она знает, что это судьба, безусловно, трагическая, но в то же время прекрасная.

С другой стороны, самое двусмысленное выражение, самое тонкое — и самое трогательное — это выражение Девы Марии, которая представлена в момент конфликта своего физического и духовного естества. И это то, что да Винчи помещает в центр своей композиции. Она находится в особом положении между желанием удержать своего сына, отделить его от ягненка и тем самым сохранить ему жизнь.

И в то же время на её лице улыбка, в которой, как мы догадываемся, есть немного меланхолии. Этим выражается её принятие. Она принимает эту судьбу, и она собирается отпустить его на его будущую смерть. Итак, это что-то очень тонкое, и именно это делает «Святую Анну» великим шедевром в выражении человеческих чувств, а также в выражении движения.

Перед нами мир, в котором есть всё: сладость, радость, меланхолия, движения, частично противоречащие друг другу, но, тем не менее, разрешающиеся в конце в довольно радостной атмосфере. А пейзаж — сам по себе персонаж.

Это прекрасное и научное изображение природы. И в этом пейзаже есть элементы, которые одновременно являются чрезвычайно спокойными, обнадёживающими и отдаленными.

Прекрасное чувство перспективы приглашает нас посмотреть на вещи со стороны. И когда мы приближаемся к картине, то видим большой каскад воды, совершенно необыкновенный, который показывает, что это путешествие Христа будет усеяно подводными камнями, в частности, его смертью.

Татьяна Попова обозреватель и журналистка The Epoch Times, специализирующаяся на материалах о мире культуры и искусства

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА