Фрагмент иллюстрации Артура Рэкхема «Старый Скретч наконец-то получил свое?», 1915 г. (Public Domain)  | Epoch Times Россия
Фрагмент иллюстрации Артура Рэкхема «Старый Скретч наконец-то получил свое?», 1915 г. (Public Domain)

Оковы жадности

«Рождественская песнь» Диккенса или как преодолеть дьявольскую жадность
Автор: 26.02.2022 Обновлено: 26.02.2022 14:31
Все мы встречали жадных людей, которым кажется, что им всегда не хватает денег или власти, даже когда у них этого много. Некоторых из нас может преследовать желание иметь больше: больше денег, больше времени, больше привязанности, больше славы и так далее.

Иногда трудно вспомнить, что мы приходим в этот мир ни с чем и уходим ни с чем. Возможно, «Рождественская песнь» Чарльза Диккенса и иллюстрация Артура Рэкхема могут напомнить нам о важности преодоления жадности.

Чарльз Диккенс «Рождественская песнь»

В святочном рассказе Чарльза Диккенса «Рождественская песнь» главный герой Эбенезер Скрудж известен своей жестокостью и жадностью. Даже в честь Рождества он отказывается поделиться своим богатством не только с благотворительной организацией, но и со своим племянником. Традиционно он холоден и скуп.

Согласно истории, в канун Рождества, когда Скрудж сидит один в своей холодной квартире, его посещает призрак его умершего делового партнера Джейкоба Марли. В загробном мире Марли теперь несет наказание за свою жадность и вынужден скитаться по земле, отягощенный тяжелыми цепями. Он хочет помочь Скруджу избежать той же участи и говорит Скруджу, что его посетят три призрака.

Первым к Скруджу приходит Призрак прошлого Рождества. Призрак напоминает ему о его скромном происхождении и показывает его прошлое, когда он был школьником и подмастерьем. Призрак также показывает, что разрыв помолвки Скруджа с любовью всей его жизни, Белль, произошел из-за его непреодолимой жадности к деньгам. Скруджу становится стыдно за себя.

Затем прибывает Призрак рождественского подарка и ведет Скруджа через Лондон, чтобы он мог увидеть, как все остальные встречают Рождество. Скрудж видит бедственное положением своего клерка, Боба Крэтчита. Семья Крэтчитов ест на Рождество скудную пищу, а младший сын, крошка Тим, страдает от тяжелой болезни. Призрак также приводит Скруджа в дом его племянника, чтобы он увидел, как его семья празднует Рождество без него, и Скруджа переполняют эмоции.

Наконец, Призрак грядущего Рождества показывает, показывает Скруджу загадочную смерть человека. Скрудж подслушивает, как люди жалуются на жадность и гнев мертвеца. Два бизнесмена обсуждают мертвого скрягу, и один из них говорит: «Старый Скретч наконец-то получил свое?». «Старый Скрэтч» — это псевдоним дьявола. Скруджа отвозят на кладбище, где он видит, что умер именно он.

Потрясенный Скрудж умоляет о прощении. Он не хочет умирать и не хочет, чтобы его помнили как жадного и бессердечного старого бизнесмена. Он клянется изменить свои поступки, многое отдавать и относиться к людям с добротой.

Он внезапно просыпается в день Рождества. Наполненный радостным рождественским духом, он обеспечивает семью Крэтчитов едой, а также посещает дом своего племянника. До конца своей жизни он демонстрирует доброту и милосердие в дни Рождества по всему Лондону.

Старый Скретч

Артур Рэкхем английский художник XIX века, признанный мастер книжной иллюстрации. С детства знакомый многим по чудесным картинкам в книжках про Алису и Питера Пена. В 1915 году он иллюстрировал книгу Чарльза Диккенса «Рождественская песнь». В одной из своих иллюстраций под названием «Старый Скретч наконец-то получил свое?» Рэкхем изображает сцену из видения, открывшегося Скруджу от Призрака грядущего Рождества.

Над композицией возвышаются две большие фигуры: Скрудж и Дьявол. Фигура слева — Скрудж. Он с ужасом смотрит на стоящего перед ним Дьявола. Даже его костюм сморщился от страха и дрожит в присутствии дьявола. Он также крепко сжимает два денежных мешка, по одному в каждой руке.

Дьявол слегка наклоняется к Скруджу, и манит его пальцем. В руке он держит инструмент, похожий на крюк, который он использует для захвата своих жертв. Он изображен наполовину животным, а его хвост обвивается вокруг запястья, как будто даже он сам находится в плену своих злых желаний.

В ногах у Скруджа и Дьявола изображены два бизнесмена, которые разговаривают на шуточных похоронах Скруджа. Они одеты в длинные пальто и шляпы. Они общаются и пожимают друг другу руку. Исходя из названия иллюстрации, мы можем предположить, что один из них говорит другому: «Старый Скретч наконец-то получил свое?».

Дьявольская жадность

Рассказ Диккенса и иллюстрация Рэкхема могут дать нам представление о природе дьявола и жадности. Как уже говорилось ранее, «Старый Скрэтч» (или Старая царапина, мистер Царапина, мистер Скрэтч) разговорное прозвище Дьявола. Таким образом, мы понимаем, что обсуждая покойника, оба бизнесмена говорят о том, что дьявол получил в собственность душу Скруджа.

Однако фраза бизнесмена и название картины говорят о том, что дьявол не может забрать любое, а только свое. То есть, дьявол может забрать только тех, кто похож на него. А что делает Скруджа похожим на дьявола? Конечно же, это жадность.

Жадность и страх часто коррелируют друг с другом, ведь жадный человек часто боится потерять или не иметь чего-то в достаточном количестве. Их страх побуждает получать и накапливать больше и больше. Так они и становятся жадными. На первый взгляд, кажется, что Скрудж боится дьявола, и это действительно так. Но при ближайшем рассмотрении можно подумать, что он боится отдать мешки с деньгами, которые так крепко держит в руках.

Даже перед лицом смерти и угрозы дьявольских мучений Скрудж не может расстаться со своими деньгами. Его тело дрожит, когда он отворачивается от мешков с деньгами, в то время как дьявол приближается к нему. Эта непреодолимая и всепоглощающая жадность делает Скруджа самого похожим на дьявола.

Дьявол тоже жаден. В христианской традиции Дьявол был жаден до власти, из-за чего был изгнан с небес. В аду Дьявол жаден до душ и использует свой инструмент, похожий на крюк, для заключения в тюрьму тех, кто разделяет его жадность. Даже хвост дьявола, словно обладающий собственным разумом, обвивается вокруг его запястья, как кандалы узника. Как будто хвост, самая низкая и животная часть существа, преисполненного жадности, распознает жадность и стремится заковать ее.

Так может быть, это не дьявол преследует и забирает к себе таких, как он, а сама жадность ограничивает и заковывает тех, кто ей поддается?

В Рождество к нам вряд ли придут призраки, чтобы помочь нам справиться с жадностью и преодолеть ее. Так как же мы можем освободиться от ее оков? Опыт Скруджа напомнил ему о необходимости быть добрым, щедрым и внимательным к окружающим его людям. Может быть, в это Рождество и в последующие годы мы, вспоминая Скруджа, будем стараться избегать его ошибок?

Видели ли вы когда-нибудь произведение искусства, которое казалось вам прекрасным, но вы не знали, что оно означает? В нашей серии «Постигая суть: что традиционное искусство предлагает сердцу» мы интерпретируем классическое изобразительное искусство таким образом, что оно может быть нравственно значимым для нас сегодня. Пытаемся увидеть, как исторические творения могут вдохновить нашу врожденную доброту.

Эрик Бесс — художник, докторант Института докторских исследований в области визуальных искусств (IDSVA).

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА