Хор узников Терезина пел о Судном дне и жестокости нацистов, а нацисты даже не подозревали об этом. (Фото AC Bahn)
 | Epoch Times Россия
Хор узников Терезина пел о Судном дне и жестокости нацистов, а нацисты даже не подозревали об этом. (Фото AC Bahn)

Реквием непокорных

Пение на латыни не позволило немцам узнать суть Реквиема
Автор: 27.06.2022 Обновлено: 27.06.2022 12:21
В последние годы жизни мой отец присоединился к мужскому хору валлийских горняков, разделявших повседневные трудности и реальные опасности при добыче угля на глубине сотен метров под землёй.

Они собирались петь по вечерам и в выходные дни, повышая свои голоса в знак празднования общности и братства.

Я помню звук этих басов, баритонов и теноров, поющих «Землю моих отцов», национальный гимн Уэльса. Музыка была ошеломляюще красивой и мощной, а также вызывала восхищение у людей, собравшихся вместе, чтобы петь хором в праздники или в горе.

Мы, безусловно, запрограммированы соединяться с эмоциями через музыку. Есть песни для каждого времени года, и для любви, и для потерянной любви, и почти каждый помнит периоды своей жизни, отмеченные музыкой, которая становится его звуковой дорожкой.

Возможно, мало кто знаком со значением хора, кроме постоянных прихожан, важного не только из-за его музыкальной красоты, но и потому, что хоры поют гимны своей веры.

Это одна из немногих форм искусства, в которой так много людей объединяется, и она имеет измеримый объединяющий эффект. Учёные знают, что окситоцин, который иногда называют гормоном любви, регулирует стресс и тревогу, высвобождается во время группового пения, и люди сообщают о большем чувстве благополучия и значимой связи.

Это подводит меня к душераздирающей истории, которая останавливает меня каждый раз, когда я думаю о ней. Это произошло в Терезине, Чехословакия, примерно в 70 км к северу от Праги, который был построен как гарнизонный город около 1780 года. Во время Второй мировой войны немецкие оккупационные войска использовали его в качестве концентрационного лагеря для еврейских заключённых.

Нацисты использовали лагерь в пропагандистских целях, изображая его как «курорт» для заключённых, где им разрешалось носить гражданскую одежду и проводить культурные мероприятия. Этот фасад, выставленный Красному Кресту и другим приезжим организациям, скрывал ужасную правду о деградации, голоде и смерти, с которыми ежедневно сталкивались заключённые. В лагере было зарегистрировано более 30 тыс. убийств, ещё 80 тыс., такие как Освенцим, были отправлены в лагеря смерти.

Перед лицом невообразимых лишений и жестокости заключённые сохраняли надежду и достоинство благодаря хору, детищу заключённого Рафаэля Шехтера. Пианист и композитор, Шехтер окончил Пражскую консерваторию и в 1937 году основал Пражский камерный оркестр. В 1941 году его арестовали и отправили в Терезин.

Шехтер, ощущая в лагере безнадёжность и отчаяние, предпринял смелую попытку поднять боевой дух заключённых с помощью музыки. Несмотря на постоянное присутствие смерти, они обретали надежду и вдохновение, объединяя голоса.

Одним из произведений, выбранных Шехтером для хора, был Реквием итальянского композитора XIX века Джузеппе Верди. Реквиемы, часто очень мрачные, представляют собой песни поминовения умерших, и они неизменно уступают место пассажам тонкой красоты. Верди вполне уместно сочинил Реквием в честь итальянского политического поэта Алессандро Манцони.

У Шахтера была только одна копия партитуры «Реквиема», которую ему удалось пронести в лагерь в единственном маленьком чемодане, разрешённом каждому заключённому. Заключённые репетировали всю ночь после изнурительных дней рабского труда, запоминая латинские стихи в промерзающих подвалах лагеря.

Хоровые занятия стали кульминацией их дней и помогли заключённым почувствовать, что им есть ради чего жить. Хор часто выступал перед высокопоставленными лицами в присутствии улыбающихся немецких офицеров. В какой-то момент в хоре было 150 человек, и он, должно быть, был необычайно мощным. К сожалению, количество участников хора сократилось, поскольку их депортировали на восток, чтобы встретиться с ужасной судьбой.

Выживший Эдгар Краса, который жил с Шехтером в Терезине, понял, что выбор петь Реквием на латыни был неслучайным.

«Я понял, что Реквием был кодом, — сообщил он. — Латинская литургия говорит о конце света и о том, что становится с теми, кто творит зло… Даже когда они встретятся с собственным уничтожением, евреи в этом хоре рассказывали нацистам, что Третий рейх обречён».

Их исполнение Реквиема в память о погибших было прямым обвинением в жестокости, унесшей их жизни. Поскольку они пели на латыни, немцы не знали этого знака непокорности в каждом выступлении, но каждый член хора понимал. Невозможно представить эмоции в их голосах, когда они его пели.

Рафаэль Шехтер не выжил. Его отправили в Освенцим, и он умер в 1945 году, за месяц до освобождения Чехословакии. В акте высочайшего морального мужества он дал своему народу спасение, надежду и достоинство через силу хора узников Терезина. Это было всё, что у них было, но это значило всё.

Пит МакГрейн — сценарист, режиссёр и композитор.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА